36 82 23084

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61)

Редакция представляет четвертую десятку топа ста лучших фильмов — по нашему субъективному мнению

kanobu.ru 24 августа 2017, 0:03
Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 1
Мы представляем четвертую десятку топа сотни самых знаковых, культовых и просто самых любимых нами фильмов в истории кино.
Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 2

70. «Рассвет мертвецов», 1978 год

Денис Варков

Самым ярким в трилогии Джорджа Ромеро («Ночь», «Рассвет», «День») стал второй фильм. Именно в «Рассвете» эпидемия зомби-вируса вышла с локального («Ночь») на глобальный уровень, представив хаос, который происходит в США.

Главные герои — четверо выживших, решившие покинуть США, но вынужденные застрять в торговом центре. Постепенно они осознают, что это брошенное людьми место может стать для них новым домом, уголком спокойствия в мире, полном мертвецов, последним прибежищем прошлого образа жизни, где можно было думать о потреблении, а не о выживании. Но герои еще на осознают, насколько им повезло и на что готовы пойти другие люди, чтобы получить хотя бы частичку того, что у них есть.

«Рассвет мертвецов» позволяет взглянуть на то, как быстро привычный мир сменяется ужасами постапокалипсиса, он показывает, как люди теряют надежду и сдаются. В то же время Ромеро смог показать в фильме, как быстро происходит эволюция взглядов людей в критических ситуациях.

Отдельное достижение фильма — попытка Ромеро изучить зомби. В его фильме они стремятся в торговый центр не ради того, чтобы съесть людей, а по той причине, что у них осталась остаточная память, и они помнят, что еще при жизни это место было для них важным.

Фильм отлично характеризует фраза одного из главных героев: «Когда в аду не хватит места, мертвые начнут вставать из могил».

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 3

69. «Иван Васильевич меняет профессию», 1973

Алексей Егоров

Эх, снимали бы наши киноделы сейчас так же, как снимали при СССР — цены бы им не было. Советский Союз вообще подарил нам множество отличных фильмов, которые можно пересматривать до дыр, каждый год — и не надоедает же. Я довольно долго думал, какой же из комедийных фильмов тех времен я могу назвать своим любимым, и в итоге остановился именно на «Иване Васильевиче». Отличный юмор, прекрасные диалоги и персонажи, обилие ярких и запоминающихся моментов — короче, фильм на века.

Картина у Гайдая получилась цельная и довольно камерная — несмотря на то, что в фильме постоянно балуются со временем. Здесь нет лишних или ненужных сцен — все на месте, и помогает раскрывать образы персонажей или ситуации, в которых они оказались. И это все — при фактическом отсутствии спецэффектов, которые в фильме в общем-то и не нужны. Ну да, попали люди в прошлое. Ну и что? Это не повод рисовать совершенно ненужные картинки с тем, как они пролетают сквозь пространство и время. А вот обыграть это все диалогами и ситуациями — это пожалуйста.

Про диалоги (и про песни!) в «Иване Васильевиче» говорить вообще нет смысла, потому как каждая вторая фраза из фильма стала крылатой, а песни до сих пор поют и прекрасно знают.

Фразы ушли в народ давно, и из лексикона тех, кто фильм хотя бы раз смотрел, их и каленым железом не выбить. И, думаю, у каждого из смотревших свой набор любимых цитат — иначе тут в общем-то никак.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 4

Еще в фильме совершенно прекрасные образы персонажей. Люди попали в совершенно непривычное для себя время, и пытаются адаптироваться — и все это выливается в череду безумных ситуаций. Простой советский управдом Бунша, винтик в системе, внезапно ставший царем, буквально выворачивается наизнанку на глазах. Квартирный вор Милославский предстает перед нами в совершенно ином свете — как человек, которому «за державу обидно», и которому не хочется разбазаривать земли родной страны. И Грозный, который вроде бы как царь, который предстает в совершенно неожиданном свете — жарит котлеты (в вырезанной сцене), разговаривает с простым человеком на равных, и вообще ведет себя гораздо человечнее, чем можно было бы себе предположить.

В свое время для меня было настоящим открытием, что фильм снять по пьесе Михаила Булгакова «Иван Васильевич».

И, надо сказать, отступлений от текста оригинала в фильме немного, и большинство из них связаны с переносом событий в более современный период. Булгаков рассказывал о тридцатых годах двадцатого века, тогда как у Гайдая на дворе уже семидесятые годы. Как ни странно, воспринимаются обе версии довольно легко, и будут понятны даже тем, кто СССР не застал ни в каком виде.

Ну, а еще стоит отметить совершенно фееричную (уж в плане названия — точно) западную локализацию фильма, где он шел как Ivan the Terrible: Back to the Future («Иван Грозный: Назад в будущее»). Таким образом получилась отличная отсылка к фильму Роберта Земекиса — правда, без «ДеЛориана» и прочих атрибутов. Так что, как видите, не только наши локализаторы умудряются удивлять.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 5

68. «Пустой дом», 2004

Александр Трофимов

Гений корейского кино Ким Ки Дук обязан был в этом топе. Самым очевидным выбором был бы его самый мощный фильм: «Весна, лето, осень, зима… и снова весна», можно было поставить и камерную, но глубокую «Натянутую тетиву» или еще какой-то из его щедрой фильмографии, но мне хотелось рассказать именно про «Пустой дом», наверное, самый волшебный и романтичный его фильм.

Я цепляюсь за него не в качестве удобной точки для знакомства с корейским кинематографом или с этим конкретным мастером, он запомнился мне как редкая картина, демонстрирующая совершенно другое мировосприятие.

Парень развешивает рекламные листовки на двери домов — только для того, чтобы вернуться позже и вломиться в те дома, где хозяева явно в отъезде — ведь листовки с двери никто не снял. Но наш герой — не вор и не сквоттер, вместо того, чтобы обчистить эти квартиры, он стирает белье жильцов, чинит сломанные вещи — пытается оставить это место в лучшем состоянии, чем застал его. Эдакая секретная Мэри Поппинс. Не всегда, впрочем, это вмешательство заканчивается хорошо.

Но настоящий сюр начинается, когда наш герой благодаря тренировкам учится быть невидимым. Никакой фантастики — он просто предугадывает, куда пойдет и куда посмотрит его жертва, всегда оставаясь у нее за спиной, вне поля зрения. Меня фильм зацепил на долгие годы именно этой концепцией — превратить героя в настоящего ниндзя, но использовать это не для зрелищных экшен-сцен, а для демонстрации его философии и уникального взгляда на жизнь. Потрясающие сцены финала не могут не остаться в вашей памяти на всю жизнь.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 6

67. «Прокол», 1981

Александр Башкиров

В материале о лучших фильмах про паранойю я рассказывал об удивительной родословной этой картины. Рассказ Хулио Кортасара «Слюни дьявола» породил фильм «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, породивший картину «Разговор» Фрэнсиса Форда Копполы. Под впечатлением и от того, и от другого фильма Брайан Де Пальма снял свой «Прокол». Очень зловещее русское название мне нравится больше оригинального Blow Out: весь заговор в фильме построен вокруг лопнувшей шины, а маньяк-убийца Джона Литгоу использует шило в качестве одного из видов оружия.

Де Пальма — величайший визуальный стилист в истории кино, и места в нашем топе заслуживают и «Путь Карлито», и «Лицо со шрамом», и «Неприкасаемые», которые я подробно разбирал в топе лучших фильмов про мафию, и «Кэрри», очень высоко взлетевшая в нашем топе фильмов по Стивену Кингу. Де Пальма всегда снимал жанровое кино лучше, чем оно этого заслуживало, превращая перестрелки и убийства в классику мирового кинематографа. Но «Прокол» — безусловно его лучшая режиссерская работа.

Blow Out — это триумф движения, цвета, освещения, деталей и атмосферы, демонстрация мастерства обращения с камерой и всем тем, что находится перед ней.

Длинные непрерывные планы с летающей на кране или едущей за героем камеры. Сцены, снятые с точки зрения персонажа. Просто фантастические киноприемы вроде вращения поднятой к озаряемому фейерверком небу камеры вокруг главного героя, обнимающего мертвую девушку… Как-то ненароком из всего этого великолепия проступает лучшая актерская работа в американском кино — Джон Траволта в образе звукорежиссера Джека Терри, которому очень нужно записать хороший, качественный женский крик. Почему именно эта работа — лучшая, вам станет понятно только в самой последней сцене.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 7

66. «Искусственный разум», 2001

Денис Майоров

Вопрос взаимоотношения людей и роботов, грань между которыми в будущем все сильнее стирается, была не сильно свежей и в 2001 году, когда «Искусственный интеллект» вышел. Но ни один другой фильм не поднимал эту тему так сильно, не выворачивал зрителей наизнанку такими простыми моралями и стремлениями очеловеченных машин.

Андроид-мальчик Дэвид не сражается за равноправие, не мечтает о первом в истории роботе-президенте и не хочет убить всех человеков. Он просто хочет быть с мамой, как все нормальные дети, хочет добиться ее искренней любви. В конце концов, он ребенок и он всегда будет таким — волей нас, его создателей. Его по-детски искренняя фраза «Мама, прости, что я ненастоящий мальчик» только из самого бесчувственного человека не выбьет слезу — мне становится тяжело, даже когда я просто вспоминаю эту сцену. За это, кстати, спасибо и Хэйли Осменту, безупречно исполнившему свою роль, его взгляд просто невозможно забыть. Хорошие дети-актеры — это огромная редкость.

Но Дэвид не один, он встречает и других андроидов-изгоев. Столь же человечных и тоже выброшенных, как бесполезные вещи. Среди них и Джуд Лоу в роли Жиголо Джо, который уже хватал зрителей за душу в «Гаттаке», а теперь беспощадно это повторяет.

У каждого своя история и каждый усиливает душераздирающую атмосферу фильма. «Искусственный разум» заставляет страдать, да. На это работает и безупречный сценарий, и близкая к идеалу режиссура Спилберга (лично для меня «Искусственный разум» — его лучший фильм), и в деталях выписанная вселенная, и великолепный саундтрек Джона Уильямса. Идеальная драма, которую просто невозможно описать — посмотрите этот фильм, такой опыт нужно пропускать через себя.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 8

65. «Из Машины», 2014

Павел Пивоваров

«Из машины» это один из самых смелых и интересных фильмов про искусственный интеллект. Наш мир меняется быстрее чем когда-либо за человеческую историю и нашему мышлению тоже надо приспосабливаться, поэтому мы движемся от фильмов из двадцатого века про злой искусственный интеллект, который просто хочет «убить всех человеков», к картинам с роботами как равноправными участниками диалога, которых можно и даже нужно понять.

И задолго до «Мира дикого запада» в прокат вышел камерный фильм про трепетные взаимоотношения человека и машины.

Психологическая драма, тягучая и увлекающая каждым диалогом и любым статичным планом, прекрасное кино, после просмотра которого вам обязательно надо прочитать рецензию Саши Трофимова.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 9

64. «Рокки», 1976

Александр Башкиров

Словами «спортивная драма» можно описать очень широкий спектр кино. Это может быть черно-белый нуар в стиле «Реквиема по тяжеловесу», оскароносная классика вроде «Огненных колесниц», глубоко авторское кино в духе безупречных Bull Durham, Play It to the Bone, White Men Canʼt Jump и Tin Cup гениального режиссера и сценариста Рона Шелтона или современное их отражение в суровых мужских фильмах с названиями из одного слова: «Рестлер», «Воин», «Боец»…

Но «Рокки» Джона Эвилдсена по сверхталантливому (и единственному приличному) сценарию никому неизвестного сценариста-дебютанта Сильвестра Сталлоне — это квинтэссенция спортивного кино, в которую вошли все лучшие наработки жанра. Тут и выстраданный сценарий, основанный на реальной истории: в марте 1975 года абсолютный чемпион-тяжеловес Мохаммед Али действительно бросил вызов белому боксеру Чаку Уэпнеру, ходячей боксерской груше, который в девятом раунде совершенно неожиданно послал величайшего боксера всех времен в нокдаун.

Тут и огромная любовь к отображаемому спорту на всех его уровнях, со всеми приемами и техническими тонкостям. Сталлоне не просто пересказал историю Уэпнера, он превратил ее в оду отношениям в спортзале, тренировкам, атмосфере до, во время и после поединка.

В отличие от всех остальных сценаристов спортивных фильмов, Слай еще и сыграл главную роль, воспользовавшись своей уникальной внешностью: лицо Христа с картины Рафаэля на железном теле атлета.

Эвилдсен все очень просто и качественно снял — скорее по бюджетным, чем по стилистическим соображениям. Хотя в середине 70-х такого понятия еще не было, перед нами классическая инди-картина, быстро и сердито отснятая на улицах Филадельфии. Как это обычно бывает с инди-фильмами, эпичность происходящему придает саундтрек: гениальнейшая музыка Билла Конти, под которую перед нами справа налево проезжают огромные белые буквы названия, а Рокки Бальбоа бежит по ступенькам наружной лестницы Художественного музея Филадельфии:

Gonna fly now…

Flyin' high now…

Gonna fly, fly, fly!

Но, как и все лучшие спортивные фильмы, «Рокки» на самом деле — вовсе не про спорт. Если из картины убрать весь бокс, там все равно останется трогательная линия отношений очень неуклюжего мужчины и крайне закомплексованной женщины из рабоче-криминальной среды, обоюдная доброта которых помогает им преодолеть давление окружающих и недостатки собственных характеров. А это само по себе — абсолютно первоклассное кино.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 10

63. «Дневник под подушкой» («Интимный дневник»), 1995

Александр Трофимов

Этот фильм в моем личном топе уже десять лет, с момента, когда я впервые его увидел. У многих есть кино, мимо которого большинство проходит совершенно спокойно, но для них в нем есть что-то личное, какой-то ключ, который цепляет их очень точно и целенаправленно. У Питера Гринуэя есть много сильных лент, «Повар, вор, его жена и её любовник», «Тайны Ночного Дозора» и так далее, но для меня кликнул именно «Дневник». Из-за своей многогранности, размаха и при этом — той самой интимности, великолепного стиля и красивейших кадров (работа с цветом тут просто потрясающая).

Это история молодой японской девушки, которая решает вырваться из плена свое предписанной роли, сбегает от мужа и становится писательницей. Но пишет она не на бумаге, ее книги — это каллиграфия на обнаженных мужских телах. Ее цикл — не только творчество, но и замысловатый план мести издателю ее шедевров, который в свое время мучил ее отца.

Сцены, в которых издатель принимает посыльных героини — голых моделей, исписанных иероглифами — запомнились мне больше всего.

Поначалу он отмахивается от странных посетителей, но стоит ему почувствовать силу текста девушки, он ждет новой книги с нетерпением и носится с посыльными как с величайшим сокровищем. Но наша писательница не любит повторяться, поэтому каждая новая книга требует своего подхода. Посыльные-книги тоже далеко не всегда стоят смирно, у них есть свои указания по поводу того, как вести себя. Идея живых книг, которые не столько рассказывают, сколько воплощают и проживают твою идею меня поразила.

Потрясающая философская притча в японских мотивах, снятая очень уверенно и ярко с множеством авангардистских приемов. Возлюбленного писательницы, к слову, играет молодой Юэн МакГрегор.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 11

62. «Навсикая из Долины ветров», 1984

Никита Богуславский

При упоминании Хаяо Миядзаки и студии Ghibli принято вспоминать «Унесенных призраками», «Принцессу Мононоке» и «Моего соседа Тоторо», но дебютный авторский проект гениального режиссера, аниматора и сценариста почему-то постоянно забывают. А тем временем «Навсикая из Долины ветров» определенно достойна большего. Впрочем, в фильмографию Ghibly «Навсикаю» вписали задним числом — в начале 80-х самой студии еще не существовало. Анимацией занималась студия Top Craft (они же рисовали «Полет драконов» и «Последнего единорога» для Rankin/Bass из подборки прошлой недели).

Это один из тех фильмов, в которых Миядзаки раскрывается как визионер и прирожденный сказочник: на довольно примитивный, но не стареющий посыл «любите природу и не используйте оружие массового поражения» нанизана непривычно масштабная, эпичная история о приключениях принцессы в потрясающем постапокалиптическом мире, люди в котором не прекращают воевать даже после того, как цивилизация исчезла, а планета почти полностью покрылась бескрайним токсичным лесом из гигантских грибов и плесени. С тех пор нечто похожее у режиссера получилось только в «Принцессе Мононоке», но здесь и мир проработанее и больше, и сеттинг стимпанка с элементами европейского фэнтези и гигантскими жуками смотрится более оригинально, особенно на свое время.

Навсикая (она же Наусикаа, в зависимости от перевода) живет в пасторальном княжестве, отделенном от пустыни и токсичного грибного леса горами, и иногда выбирается в экспедиции, чтобы понять, как этот лес устроен, откуда взялся и может ли человечество с ним сосуществовать. Но все ее мирные исследования идут прахом, когда с неба падает дирижабль с заготовкой древнего оружия, которое когда-то и уничтожило старый мир, а следом прибывают военные из соседнего королевства, которые хотят получить эту страшную находку во что бы то ни стало. Это только завязка, и география событий в фильме не ограничивается Долиной ветров, а экшен на земле и в воздухе прекрасно поставлен и анимирован. Особенно в воздухе — Миядзаки вообще очень любит небо, и эта его страсть позже еще не раз получит выражение в «Небесном замке Лапута», «Порко Россо» и «Ветер крепчает».

«Навсикая» — не оригинальная работа, картина снята по одноименной манге, которую Миядзаки пришлось написать для журнала Animage.

Тогда у него еще не было ни репутации, ни даже постоянной работы, не говоря уже о своей студии, и такой смелый фильм молодому аниматору никто доверить просто так не мог. Так что режиссер взялся писать и самостоятельно рисовать мангу, заранее застолбив за собой право на ее экранизацию. К 1989 году была написана от силы треть истории, так что при работе над сценарием пришлось переиначить несколько ключевых моментов и наскоро слепить удобоваримую концовку. Последняя глава вышла только в 1994 году, и сюжет «первоисточника» значительно отличается от того, как историю переписали для экранизации.

Топ 100 фильмов «Канобу». Часть 4 (70-61). - Изображение 12

61. «Индиана Джонс» (трилогия), 1981-1989

Георгий Копьев

В гениальном тандеме Стивен Спилберг и Джордж Лукас создали одну из лучших серий приключенческих фильмов, оказавшую мощнейшее влияние на поп-культуру — в этом плане «Индиана Джонс» уступает, наверное, только «Звездным войнам». Трилогия сформировала шаблон фильмов про авантюристов, где ситуации и сцены, в которых оказывается герой, важнее, чем сам персонаж. Вы хорошо помните личность доктора Джонса? А сцену подмены золотого идола на мешочек с песком; сцену с вагонетками, с револьвером на рынке, побег от огромного валуна?

Чем больше времени проходило с показа последнего фильма трилогии, тем чаще в мире предпринимались попытки повторить успех этих картин. Но даже самые лучшие из подражателей — «Сердца трех», «Сокровище нации», «Доспехи бога» — конечно же, даже не приблизились к желаемому эффекту. Чтобы задать новый тренд, нужно отвязаться от старого, заданного почти 40 лет назад, чего пока не удалось сделать ни киноиндустрии, ни играм, ни комиксам, ни даже создателям серии — Спилбергу и Лукасу.