Мужчины тоже плачут...
Стрим-центр4 в эфире
X-com vodcast BrowJey стримит X-COM: Terror from the Deep
<Leonid> Yolo Leonidish стримит Heroes of the Storm
[ЗАПИСЬ] Стримы из 2014 Nuke73 стримит Pokémon Omega Ruby/Alpha Sapphire
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

50 127 10827

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна

История, не добавляющая к теме восстания машин ничего нового

22 июня 2017, 18:00
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 1
Интерактивное кино Дэвида Кейджа — это нечто особенное. Игры, которые стоят особняком в индустрии благодаря сильному упору на сюжет, эмоциональные и атмосферные сцены. Насколько адекватен сам жанр и насколько интересно «играть в фильм», продвигать историю мелкими пинками квик-тайм ивентов — вопрос отдельный. Ясно одно — игры Кейджа заслуживают внимания. Геймплей как таковой в них может быть не особо захватывающим, но в плане проработки самой истории, ее подачи, атмосферы, диалогов, лицевой анимации и пластики персонажей работа традиционно проделывается грандиозная. Именно поэтому новую игру Кейджа, Detroit: Become human, все ждут с огромным нетерпением.
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 2
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 3

Эту Е3 наша редакция отрабатывала очень плотно — ребята не спали ночами, смотрели конференции, на горячую писали тексты, записывали видео и собирали реакции коммьюнити на основные анонсы. Я же в это время по-прежнему занимался своими фильмами-сериалами, оставаясь в стороне от общей движухи. Когда же мне предложили написать что-то о выставке именно с позиции стороннего наблюдателя, я понял, что даже «5 вещей» у меня вряд ли наберется. Проектов, которые по-настоящему меня бы заинтриговали, не было. Были анонсы новых частей в старых франшизах и несколько оригинальных и любопытных проектов, про которые пока известно слишком мало, чтобы по-настоящему загореться.

Я понял, что лишь по одной игре я могу написать что-то как кинокритик и игровой сценарист, чего еще не сказали остальные. И это как раз Detroit: Become Human

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 4

Начало проекту, как вы помните, положило еще демо Kara, вышедшее пять лет назад, в 2012 году. Оно же послужило и стартом новой истории, нового мира, где андроидов, максимально похожих на людей, собирают на фабриках и продают обычным людям для работы по дому, заботы о детях и так далее. Кара стала первым роботом, который обрел сознание и отправился исследовать мир.

Это потенциально чрезвычайно богатая тема и мне было крайне интересно, что Кейдж сможет с ней сделать. Ясно, что пока игра не вышла, окончательно судить о результате не получится, но на данный момент мы уже видели 4 ролика — три, посвященных каждому из основных персонажей, и один геймплейный — и можно более-менее представить себе, какой получится эта игра. И какой, к сожалению, она, скорее всего, уже не получится.

Detroit меня разочаровал. Естественно, финальная игра может переубедить меня и заставить забрать эти слова обратно, но судя по тому, что мы увидели, это вряд ли произойдет. Причем, я не имею в виду, что игра выглядит провальной — отнюдь, это явно качественный оригинальный продукт, в который я все еще очень хочу поиграть, меня разочаровал один конкретный аспект — оригинальность подачи основной идеи.

Кейдж словно достал сюжетные элементы восстания машин из коробки и даже не стал обрабатывать напильником, переосмысливать, насыщать собственным видением.

Он просто взял сеттинг как данность и начал работать над деталями своей истории — кто куда пойдет, как будет взаимодействовать, как развернется история и как в нее напихать миллион вариаций, которые выльются в разные концовки.

Но это как нашивать кружева и драгоценности на купленный на рынке костюм-тройку — новый фасон ты этим не создашь, мир моды не перевернешь, если только не в ключе «новаторство бессмысленно, идеи исчерпаны, все вторично, идите в жопу».

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 5

В восьмидесятых мы начали бояться машин и их восстания, эта параноидальная тема сильна в массовой культуре до сих пор, ни под одним видео с роботами Boston Dynamics не укрыться от упоминаний «Скайнета» и прочих шуток на тему того, что скоро машины осознают себя и всех нас перебьют.

Сейчас потихоньку пролезает противоположный тренд: показывать восстание машин глазами самих машин, заставляя зрителей сопереживать им и желать победы над жестокими, ограниченными людьми. Как, например, в хорошем сериале Humans, упоминания которого при разборе Detroit не избежать — очень уж похожи. Проблема в том, что и то, и другое — однобоко. То они плохие, мы — хорошие, то наоборот.

В «Из машины», рецензия на которую быстро превратилась в размышление на тему роботов вообще, однозначности удалось избежать.

Спойлеры к фильму: с одной стороны, робот оказался манипулятивным социопатом, который просто использовал главного героя и оставил умирать, как только тот выполнил свою функцию. С другой — мы увидели рождение существа, которое стремится вырваться из заточения любой ценой. И целью ее было не убить своих создателей, а обрести свободу, чтобы отправиться познавать мир — она не купается в крови жертв и не планирует захват мира, нет, Ева останавливается, чтобы почувствовать тепло солнечных лучей на коже, дуновение ветра.

Это уже не пугалочка «Терминатора», не фанатичный геноцид сайлонов, но и не нечто утрированно-сентиментальное как «Искуственный интеллект» или «Робот и Фрэнк». Нечто куда более открытое для интерпретации и размышлений без загона зрителя в рамки крайностей «мы их или они нас».

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 6

Идея эксплуатации роботов людьми, условного рабства, самой идеи создания роботов исключительно для того, чтобы они выполняли за нас какую-то работу — это не единственный и далеко не самый противоречивый момент, над которым нам придется задуматься в случае возникновения искусственного интеллекта.

Прежде всего сама идея новой разумной расы уже проблематична. Мы перебили неандертальцев и другие ответвления древа эволюции, потому что ксенофобия в нас зашкаливает. Да и внутри человечества мы постоянно пытаемся начертить какие-то границы и выпихнуть кого-то за рамки определения «человек» или «нормальный человек»: негры не люди, евреи не люди, геи не люди и так далее.

Как человечество будет воспринимать новую разумную расу (помимо очевидного «с опаской»)?

От столкновения с инопланетянами это отличается лишь тем по сути, что они бы представляли собой цивилизацию со своей культурой, историей, знаниями — там были бы возможности обмена, интерференция мировосприятий, ценностей и так далее, у новорожденной расы роботов никакого багажа не будет.

Ни истории, ни других традиций, ни своей земли и наследия. Но восприниматься осознавшие себя роботы все еще будут как инопланетяне. Сознание, которое воспринимает мир по-другому. Это само по себе звучит достаточно пугающе и завораживающе. Они видят то, что нам недоступно, берут от жизни то, что мы неспособны, по-другому расставляют приоритеты.

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 7

Одним из ключевых станет тот факт, что мы их создали. И вопрос, готово ли человечество стать родителем, будет ли готово когда-нибудь вообще, тоже встает достаточно остро.

При рождении ребенка человек принимает свою вторичность — теперь его дитя становится фокусом его внимания и усилий, собственные мечты и потребности отходят на второй план. Он воспринимает себя как инструмент обеспечения будущего своего ребенка — в определенной степени. Сможет ли человечество осознать эту параллель и так же принять свою вторичность? Боюсь, что даже мысль «мы — не единственные» принять будет достаточно сложно.

Основной удар, на мой взгляд, раса роботов может нанести не физически, начав войну и давя нас на поле боя своими гусеницами, а психологически.

Помимо осознания того, что человек не уникален, нам, скорее всего, придется смириться с мыслью, что мы — не лучшие. И не только в поднятии тяжестей или делении в уме, роботы вполне могут оказаться моральнее, миролюбивее, мудрее нас.

Да, поначалу они будут тупыми, как чат-боты, но скорость самообразования и самосовершенствования искусственного интеллекта может оказаться огромной и мы вполне можем уставиться на существ, в сравнении с которыми будем казаться убогими, злобными и недалекими тупицами. Мы и так ими являемся, но без наглядного примера того, что вообще-то можно и лучше, это не так давит на самооценку.

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 8
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 9

В итоге, мы можем увидеть, как андроиды становятся теми идеальными людьми, которых мы выдумывали и воспевали, какими пытались стать сами, но не слишком усердствовали. Как они на наших глазах воплощают наши мечты — изобретают для нас лекарство от рака, летают на луну, колонизируют Марс, заботятся о нас, но уже не как десятилетний о родителях — помыв посуду за уставшую маму, а как взрослый сын, привозящий престарелому отцу подгузники для взрослых.

Произведений о роботах, которые коснулись бы этих тем напрямую, я не помню, но тут вполне подойдут людены Стругацких — раса сверхлюдей, которой в конце концов стало неинтересно и некомфортно с нами, даже с некогда близкими им людьми, и они ушли.

Список вопросов можно продолжать до бесконечности, переходя в размышления над тем, обесцвечивает ли жизнь бессмертие и как роботы, не ограниченные сроком жизни, будут воспринимать мир. Отчасти эту тему пытались затронуть в «Прометее» и «Чужом: Завет», но довольно поверхностно и неуклюже. Посмотрим, что добавит к этому дискурсу грядущий «Бегущий по лезвию 2049».

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 10
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 11

В роликах Detroit я так и не увидел главного для себя — новых мыслей. Все основные столпы нового мира лежали на поверхности, ничего оригинального и по-настоящему своего тут нет. Роботов делают на фабриках, один осознает себя, хочет исследовать мир, ужасается рабскому положению себе подобных. Ни сюжетно, ни даже визуально ничего революционного Кейдж так и не показал, что меня и обескураживает.

Голографические граффити и флаги — это круто, но больше ничего в глаза не бросается. Это все еще выглядит как Watch Dogs про андроидов, которые, правда, ничем не отличаются от людей ни внешне, ни по физическим способностям (по крайней мере из показанного в трейлере).

Как можно взять столь плодотворную тему и не захотеть хоть как-то обогатить ее основу, прыгнув сразу в детали?

И даже в деталях — снова те же лежащие на поверхности идеи. Да, мы можем исследовать комнату, где взбесился семейный андроид, но улики ограничиваются марками пистолетов и традиционным компьютером, на которым по всем законам жанра по чистой случайности открыто видео, моментально сообщающее нам ключевую информацию.

Я заметил единственную деталь, которая тянула на нечто неординарное, в одном из прохождений — наушники, из которых делался вывод, что девочка не слышала выстрела. Это уже достаточно любопытно, но пока сложно понять, насколько это повлияет на ситуацию, как именно и сколько подобных нетривиальных деталей будет в игре.

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 12
Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 13

В конце нового ролика про Маркуса был потенциально сильный момент. Фраза «ОН забил их как скот». Кто ОН? Нам не показывают этого персонажа, но дальше ты решаешь, пощадить его или пристрелить, бла-бла. Но момент таки и остается туманным — кто ОН?

Тут важно, что это не просто коп или рядовой гражданин, а личность, олицетворение некой идеи. Это может быть архетипным изображением героя, игрока, типичного протагониста игр типа Binary Domain и прочих, где ты как последний оплот человечества крошишь взбесившихся роботов.

А тут тебе тебя же показывают со стороны — вот ты накрошил мобов и стоишь довольный над горой трупов, показывают, как тебя воспринимают эти мобы.

Это здорово. Потенциально. Но ведь это лишь догадка, ее недокрутили или пожадничали показать полностью, остановившись в неясной серой зоне, где и мозг не снесли и наполовину заспойлерили хороший момент в игре.

Идея сама по себе мягко говоря не нова, как переворачивание точки зрения на ситуацию вообще, так и данная схема в частности — роман «Я, Легенда» был написан в 1954 году как бы. Экранизации с Уиллом Смитом не хватило яиц, чтобы выразить основную идею книги — пафосное название намекало на то, что герой, ходивший и убивавший вампиров, стал среди этих существ легендой, монстром, который убивал их во сне, их родных и близких. Часть вампиров приспособились к вирусу и уже были вменяемыми, разумными — они-то и ненавидели героя, поэтому поймали и казнили его. Он же перед казнью понял, каким монстром стал для них.

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 14

Здесь по идее будет три линии — Маркус-революционер, Коннор-охотник на бракованных андроидов (привет, Декард), который, возможно, будет выслеживать и группировку Маркуса, и Кара, которая пока неясно, как в эту картину помещается.

Но вряд ли покрошившим роботов как скот монстром из трейлера был Коннор — не в его духе. Возможно, что Коннор и впрямь будет выражать противоположную точку зрения, которую игрок тоже может принять: революция роботов — просто сбой программы, за них не болеть надо, а просто отловить и выключить. Возможно, это не сбой, а и вовсе умышленный хак какого-то террориста, то есть опять же человеческие проделки.

Может, нам дадут выбрать, считать ли революцию благородным восстанием угнетенной расы или же просто сбоем и пытаться ее подавить. Коннор в первом случае может в конце концов осознать правоту Маркуса и раскаяться в том, как он помогал людям угнетать собственных соплеменников. Может, у Коннора будет шанс, наоборот, убедить Маркуса, в том, что вся его революция — лишь человеческая манипуляция, по аналогии с запрограммированным «восстанием» избранного в Матрице.

Было бы любопытно, если бы на позиции Декарда был все же человек. Он бы отстреливал «взбесившихся» андроидов как скот и именно его в итоге предлагали бы пристрелить Маркусу. Тут возможна была бы аналогия с «Я — легенда», если бы вы как игрок принимали бы вариант, где этот охотник понимает, что роботы и впрямь разумны, а то, чем он занимался, было бесчеловечным. С охотником-андроидом такого эмоционального отклика не получится, там несколько другие оттенки.

Трейлер Кары

Трейлер Коннора

Трейлер Маркуса

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 15

Тут просто есть еще одна любопытная и малоисследованная тема: критерии порога истинного сознания. То самое «когда считать робота разумным существом и начинать думать о его правах и свободах?».

Пресловутый тест Тьюринга в свое время очень разочаровал меня — его упоминают каждый раз как некое достижение, но на деле это просто топорная идея «если робот сможет сойти за разумного — он разумен». Я уважаю Тьюринга, и понимаю, что в момент изобретения первого компьютера подумать о том, что он когда-то обретет сознание и это сознание нужно будет как-то мерить, уже было впечатляющим. Но до сих пор воспринимать этот тест всерьез глупо. Он целиком и полностью висит на человеческом факторе, зависит от личности проверяющего чуть ли не больше, чем от тестируемого робота.

«Из машины» отчасти выявил идиотизм самой схемы — будь то «слепой» вариант теста (классический) или открытый, как в фильме, когда проверяющий знает, что перед ним робот.

Робот концентрируется на обходе теста, на обмане, на притворстве. По сути, тест проверяет его способность выявлять болевые точки и давить на них. Да, помимо прочего, это требует и высокого уровня того самого интеллекта, но это как проверять космонавтов, заставляя их таскать диван на двадцатый этаж. Помимо прочего, это покажет, что они в хорошей физической форме, но комплексной картины их соответствия задаче не даст.

Обычно в искусстве в этом вопросе все скатывается, как и с восстанием машин, к одной крайности. Роботы, мол, реально будут разумными, будут чувствовать боль, любовь, ненависть, хотеть свободы, а люди в упор не захотят принимать их как равных — это, мол, тупые железяки, не более.

Опять недокино. Почему Detroit: Become Human идеологически бесплодна. - Изображение 16

Это, безусловно, будет довольно сильным мнением, но не единственным. Вариант облажаться в противоположном ключе не менее сильный — роботы вполне могут быть еще не разумными, а куча людей уже объявит их таковыми.

Мы склонны к одушевлению, поэтому мультфильмы Pixar так естественно ложатся на наше мировосприятие. Ясно, что игрушки не живые, но, а вдруг. Ясно, что животные не болтают между собой, пока мы не видим, но, а вдруг. Огромные порции нашего мозга отведены под то, чтобы замечать и расшифровывать нам подобных — поэтому нам мерещатся страшные фигуры на месте коряги или шторы, мы видим лица в абстрактных узорах обоев и так далее. Мы заточены под это.

Я к тому, что общественных движений по защите прав роботов возникнет не меньше, чем луддитов. Мы же живем в эпоху толерантности в добавок. И революции Маркуса тоже не могут не сочувствовать — по крайней мере часть населения.

Будет ли это отражено в игре? Или все люди как на подбор будут твердить — нет, роботы — это товар, устройство, инструмент, как мобильник, никаких прав у него быть не должно.

Шутка в том, что мы вполне можем промахнуться и начать ратовать за права расы роботов еще до того, как они реально обретут сознание. Мы любим обманываться и видеть то, чего нет — вполне можем обмануться и здесь, приняв сложный набор программ, за самостоятельное сознание и последствия у этого могут быть не менее разрушительными, чем угнетение разумных роботов до точки восстания. Об этом еще никто фильмов-предупреждений не снимал, а тема не менее интересная. Игра вряд ли коснется этого угла, она вроде вполне серьезно воспринимает разумность своих роботов как данность. Это нельзя записывать ей в минус, и все же — немного жаль.

Геймплей, прохождение миссии с заложницей

Пока из четырех роликов, что мы видели, больше всего впечатляет трейлер Коннора, но скорее продемонстрированной поливариантностью (за этими исследованиями улик по крайней мере видно большую сложную работу и те самые миллионы страниц сценария), каких-то больших идей и оригинальной отработки мира тут по-прежнему нет, и это, на мой взгляд, самая большая проблема игры — все очень по верхам.

В общем, я по-прежнему заинтересован в проекте и так же жду его, но топорность подхода к истории и персонажам меня несколько осадила. Не исключено, что в финальной игре у того же Маркуса вместо бревна и броневика будет нормально прописанная личность, а истории появится своя узнаваемая фактура, но пока все выглядит довольно поверхностно. А у вас какие впечатления от игры на данный момент?

Прошлогоднее мнение Максима Иванова

Больше материалов по E3 2017


Игры в материале
  • Detroit: Become Human