Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Почему «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака»

Как-то в интервью пан Сапковский сказал, что фэнтези делится на три типа: роман-квест, где герои долго-долго идут, всех убивают, а в конце бросают кольцо в вулкан; героическая фэнтези, где герои долго-долго идут, всех убивают, но в конце ничего не происходит; и, наконец, третий тип — артурианский, то есть берется легенда о короле Артуре и переделывается. Сам Сапковский говорил, что надеется, что ему удалось принести в фэнтези новую струю.<br />
Как-то в интервью пан Сапковский сказал, что фэнтези делится на три типа: роман-квест, где герои долго-долго идут, всех убивают, а в конце бросают кольцо в вулкан; героическая фэнтези, где герои долго-долго идут, всех убивают, но в конце ничего не происходит; и, наконец, третий тип — артурианский, то есть берется легенда о короле Артуре и переделывается. Сам Сапковский говорил, что надеется, что ему удалось принести в фэнтези новую струю.

Но кажется, что новую струю автор принес не в фэнтези, а в те самые легенды. Теперь сага о Ведьмаке — та же легенда о мече в камне, у которой есть свои версии. Чтобы рассказать историю в мире «Ведьмака» нужно запомнить несколько магических слов: крыжовник и сирень, Плотва, Сопряжение сфер, Предназначение, Старшая кровь, фисштех, Доль Блатана… Подчеркните любые три, смешайте, потрясите, добавьте того-сего по вкусу, и вы получите новую историю на Континенте.

Но у вселенной «Ведьмака», как у всего популярного, наросла опухоль — фанаты и фанатики. Фанатство — это хорошо до тех пор, пока оно ведет к созиданию. Фанаты делают переводы непереведенных комиксов, создают патчи и поддерживают сервера давно заброшенных игр, рисуют фанарты к книгам, гурьбой собирают деньги на настольные игры… Но в некоторых случаях фанатство превращается в фанатизм — убить, сжечь, растоптать тех, кто покусился на нашу святыню.

Почему «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака»

Как смеет Netflix добавлять в наше посконное славянское фэнтези негроидов и монголоидов? Куда делся весь польский дух? Процитирую самого Сапковского:

Эта «славянскость» — что-то похожее на миф, облепивший мои работы — да и меня тоже. Мне дали ярлык «славянин», и он приклеился. Почему? Неужто «Геральт» звучит более по-славянски чем «Конан»? У меня более славянские имена собственные? Мои первые рассказы прямо унаследовали детали из фэнтезийного канона — и я имею в виду мировой канон. Ну, а потом пошли переводы, и мировая фэнтезийная общественность должна была принять поляка, в работах которого умные читатели могли заметить немного «польских» или «славянских» фраз.

Почему «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака»

Когда вы в первый раз увидели эльфа с темной кожей? Лично я — в Dungeons & Dragons в начале 2000-х

Но разве не должны экранизации следовать тексту от страницы к странице? Сапковский и здесь с вами несогласен: «Мои книги — не Библия», говорит он.

«Сага о Ведьмаке» — не неприкасаемые древние тексты, которые грешно извращать своим творчеством. Хотя, будем честны, и по Библии снимают, пишут и рисуют фанфики разной степени богохульности — от «Страстей Христовых» с Мэлом Гибсоном в роли режиссера до романа «Истории мира в 10½ главах» Джулиана Барнса и комикса «Проповедник» Гарта Энниса.

Так что история Геральта из Ривии близка к «Игре престолов», но не потому, что это жестокое фэнтези и в ней есть секс, как пишут поверхностные критики. А потому что про приключения в мире «Ведьмака» и без сериала Netflix было сделано шесть видеоигр, два сборника фанфиков, пяток комиксов, рок-опера, настольная игра, сериал, полнометражный фильм, фанатский фильм… Иными словами, Геральт из Ривии состоит в родстве с Франкештейном, Дракулой, Гарри Поттером и всякими супергероями.

Когда новым Железным Человеком становится пятнадцатилетняя афроамериканка Рири Уилльямс — это прекрасно. Когда Шерлок Холмс ширяется героином и пользуется смартфоном в исполнении Бенедикта Камбербэтча или Джонни Ли Миллера — это интересно. Поэтому, когда Геральта играет парень, который только что снял плащ Супермена, — это самое логичное развитие вселенной или, присядьте-ка, франшизы.

Почему «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака»

А вы знали, что Геральт в книгах ненавидел носить бороду? Ну и кто тут ближе к канону?

Говоря словами Геральта, только легенде и мифу не ведомы пределы возможного. А «Ведьмак» — такая легенда и есть, которую, хотите вы или нет, будут переснимать, переигрывать и перепевать еще много раз.

Миру не нужны буквальные экранизации. Если мы делаем дословную новеллизацию комикса или снимаем фильм буква в букву следуя первоисточнику, то создаем ли мы художественное произведение в принципе или просто расшифровываем смыслы и кодируем их в другом художественном формате? И если так, то какую ценность она имеет — кроме того, что некоторые люди любят читать книги, а другие — слушать оперу? Я тоже сперва долго сопротивлялся этой идее, но она, как и любая крупица истины, дала свои всходы, и теперь я тоже думаю так.

Да и примеров неканоничных, но удачных экранизаций — масса. Вот самые хрестоматийные. Когда Кубрик снимал «Заводной апельсин», он читал сокращенную версию романа без последней главы, и узнал об этом только после начала съемок. Финчер изменил концовку в «Бойцовском клубе», и сам Паланик признался, что в фильме вышло лучше. «Жизнь как коробка шоколадных конфет», — уверяет Форрест в кино, «Быть идиотом — не коробка шоколадных конфет», — бурчит книжный Форрест.

Но главное, когда делается экранизация, то ничего с первоисточником не происходит — его нельзя оскорбить, испортить, убить. Из основы проклевывается новый росток — со своими достоинствами и недостатками, которые стоит судить отдельно. Бывает и так, что на дрянной почве удается вырастить розы, а бывает, что и в черноземе растут лишь сорняки.

Сапковский это прекрасно понимает, поэтому говорит так: «Есть только один оригинальный ведьмак. Мой. И никто у меня его не отберет». Это цитата из предисловия к недавнему сборнику фанфиков «Когти и клыки», я писал про него рецензию — и мне, как фанату (но не фанатику) вселенной, понравилось. Сапковский прав, потому что любые другие произведения с Геральтами, Лютиками, Ярпенами Зигринами — это другие ведьмаки, барды и краснолюды.

Почему «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака»

«Живой, да еще какой живой», как сказал бы нетфликсовский Лютик, глядя на забавы Геральта со здоровенькой Трисс

Серия игр про ведьмака Геральта тоже сильно нарушала книжный канон — и я не про грудь и декольте Трисс. Например, вы знали, что Геральт в конце книжной серии (спойлер) умирает? Анджей Сапковский не раз говорил, что это все, конец, Геральт не вернется, продолжения не будет, а рассказ «Что-то кончается, что-то начинается» про свадьбу Геральта и Йен не входит в канон и написан как шутка. Но вот же, CD Projekt Red воскрешают персонажей и ведут их в многочасовые приключения. И они более чем удались.

The Witcher 3 была кульминацией этого дерзкого замысла, второй концовкой саги о Геральте, красивой и эпичной историей. И поэтому возникла формула «X — это Ведьмак от мира Y». Не потому что в каждую игру начали тыкать открытый мир, знаки вопроса на карте, выбор с последствиями и ведьмачье зрение. За последние три года этот оборот набил оскомину, даже Forza Horizon 4 была, прости господи, «Ведьмаком от мира гонок».

Сейчас мы находимся в эпицентре событий, поэтому над головами летают копья тех, кому сериал Netflix понравился, и тех, кому не. Но давайте сойдемся на том, что экранизация Netflix — это лучшая адаптация, которую могла сделать американская компания с британскими актерами. Она смелая, масштабная, красивая, переосмысливает сюжеты Сапковского и выносит их на глобальную аудиторию. Я не знаю, что точно это значит, но для меня «Ведьмак» — это «Ведьмак» от мира «Ведьмака».

Отложить
Хотите скрыть партнерские блоки?Войдите или Зарегистрируйтесь