Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Новое южнокорейское шоу «Игра в кальмара» подарило соцсетям необычные челленджи, а Netflix пророчит ему успех выше «Ведьмака», «Люпена» и «Бриджертонов». Автор «Канобу» Мариам Григорян разбирает, какие мифы и заблуждения о сериале появились у журналистов и зрителей за несколько недель после премьеры.
Новое южнокорейское шоу «Игра в кальмара» подарило соцсетям необычные челленджи, а Netflix пророчит ему успех выше «Ведьмака», «Люпена» и «Бриджертонов». Автор «Канобу» Мариам Григорян разбирает, какие мифы и заблуждения о сериале появились у журналистов и зрителей за несколько недель после премьеры.

Миф №1: У «Игры в кальмара» свежий и новый концепт

Южнокорейский сериал от Netflix вышел 17 сентября, за последующие недели набрав бешеную популярность. Критики и журналисты оценили его высоко — на Rotten Tomatoes он набрал 92% свежести. И во многих рецензиях (например, у издания Decider) отмечается оригинальность шоу, его «свежая идея».

Концепция «Игры в кальмара» действительно хороша, как отмечал «Канобу» в предыдущем материале о сериале. Но новой её назвать нельзя: смертельным играм посвящали множество произведений, от романов, как «Долгая прогулка» и «Бегущий человек» Стивена Кинга, до фильмов и сериалов. Например, в «Королевской битве» 2000 года вместо должников сражаются японские школьники из одного класса. А в 2016-2020 годах, также на Netflix, выходил бразильский сериал «3%», в котором люди должны были проходить тяжёлые испытания ради билета в новую благополучную жизнь. Свой вариант сериала о смертельной игре есть даже в России — «Игра на выживание» 2020 года.

Миф №2: «Игра в кальмара» — по-азиатски странный сериал

«Игра в кальмара» (Ojingeo geim) привлекает необычным названием. В рецензиях и материалах шоу получает самые разные эпитеты — журнал GQ назвал его «безумным», LadBible вопрошал, какого чёрта в нём происходит. Фанаты в соцсетях активно сравнивают его с другим азиатским сериалом, «Алисой в Пограничье» 2020 года, также вышедшей на Netflix.

Но «Игра в кальмара» лишена необычных, порой безумных моментов, которые встречаются в азиатских шоу. Задания в игре предельно просты, все герои выглядят как обычные люди, и даже актёрская игра не отличается избыточной выразительностью (часто непривычной для западного зрителя). На контрасте с этим, снятый по популярной манге сериал «Алиса в Пограничье» (Imawa no Kuni no Arisu) напоминает лайв-экшен-вариант аниме: параллельная реальность, гиперболизированная драма, масштабные испытания, больше напоминающие уровни видеоигры.

Более того, создатели «Игры в кальмара» изначально рассчитывали на широкую аудиторию — это далеко не нишевый продукт для азиатского зрителя. Режиссёр Хван Дон-хёк рассказал в интервью South China Morning Post, его концепция была простой и понятной, поэтому он «видел потенциал в том, чтобы сделать [игры из сериала] интересными для всего мира».

Миф №3: «Игра в кальмара» похожа на «Паразитов»

Пародия на реалити-шоу или ответ «Паразитам»: разбираем пять мифов о сериале «Игра в кальмара»

Кадр из фильма «Паразиты» (2019)

«Игра в кальмара» моментально напомнила западным изданиям другой южнокорейский триллер — оскароносных «Паразитов» Пон Чжун Хо. На самом деле сериал и фильм роднят только страна производства, место действия и тема тотальной нищеты.

В «Паразитах» низший слой общества — семья главного героя Ким Ки Тхэка — напрямую сталкивается с высшим, богатым семейством Пак. Режиссёр активно сопоставляет разные уровни жизни, крошечные квартиры в городе и просторный загородный дом, личного повара и бесконечную пиццу на обед, щепетильность и слабость богатых хозяев и крайнюю живучесть их бедных слуг. В то же время Ким Ки Тхэк и его родные не брезгуют воспользоваться случаем и занять место своих угнетателей, когда выпадает такая возможность.

В «Игре в кальмара» организаторы, зрители и владелец самой Игры не имеют значения. Гораздо больше здесь концентрируются на людях, их характерах и поведении при прочих равных условиях — призовые деньги одинаково нужны почти каждому, кто пришёл в Игру. Там, где «Паразиты» действительно исследуют социальное неравенство, авторы «Игры в кальмара» больше заинтересованы в человеческой природе — способности предавать, врать, подставлять друг друга ради выживания.

Миф №4: «Игра в кальмара» — пародия на реалити-шоу

Пародия на реалити-шоу или ответ «Паразитам»: разбираем пять мифов о сериале «Игра в кальмара»

Участники «Игры в кальмара» соревнуются на публику, хотя сами об этом не подозревают: за ними тайно наблюдают VIP-гости, которые платят за зрелище большие деньги. Это вызвало сравнения с другими произведениями, где люди ставят на кон свою жизнь ради развлечения богачей. Например, Kotaku сопоставляет шоу с рассказом Роберта Шекли «Премия за риск» 1958 года.

Но тема со зрителями-богачами в «Игре в кальмара» почти не развивается. В седьмом и восьмом эпизоде серида действительно показывают VIP-гостей. Но они не играют такой важной роли в повествовании, как в «Премии за риск», где телезрители спасали главного героя, или даже «Бегущем человеке» Стивена Кинга.

Южнокорейское шоу не история об извращённом наблюдении за чужой смертью, а скорее большая метафора капиталистического общества. Каждому участнику в ней вроде бы предоставляется шанс добиться успеха. За пределами Игры люди живут почти так же, как во время участия в ней: правила вроде бы просты (трудись и зарабатывай деньги), но большинство загонит себя насмерть, пытаясь им следовать. Только вместо смерти — долговая яма.

Миф №5: «Игра в кальмара» обогнала по просмотрам самые большие хиты Netflix

Пародия на реалити-шоу или ответ «Паразитам»: разбираем пять мифов о сериале «Игра в кальмара»

Статистика от Netflix бывает сложной для понимания — например, если фильм или сериал попадают в топ-10 просмотров на стриминге, это ещё не гарантирует их максимальную популярность. Подробнее об этом «Канобу» писал в материале о российских фильмах в топе Netflix.

Тонкость в том, что «Игра в кальмара» опережает «Люпена», «Ведьмака», «Бриджертонов» и другие популярные шоу по количеству прогнозируемых просмотров, а не реальных. Netflix рассчитал, что за 28 дней с момента выхода сериал посмотрит больше человек, чем «Ведьмака» за такой же срок со дня премьеры. Так как 28 дней с релиза «Игры» ещё не прошло, этот прогноз невозможно подтвердить или опровергнуть.

Впрочем, прошлые прогнозы Netflix сбывались, и даже были скромнее реальных цифр. Так, стриминг пророчил первому сезону «Бриджертонов» 63 миллиона просмотров. На самом деле, сериал за первые 28 дней посмотрело 82 миллиона зрителей.