Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Машины из «Матрицы»: как Вачовски дружили с американским автопромом

Давайте разрушим Матрицу? Но она такая красивая… Хорошо, но потом — разрушим! Непостижимая трилогия The Matrix, переполненная пасхалками, перекрестными отсылками и вложенными смыслами, стала не только гимном киберпанку и переворотом в мировом кинематографе. «Матрица» обеспечила еще и несколько лет безбедного существования одному из мировых автомобильных брендов, хотя Вачовски, конечно, этой цели не преследовали.
Давайте разрушим Матрицу? Но она такая красивая… Хорошо, но потом — разрушим! Непостижимая трилогия The Matrix, переполненная пасхалками, перекрестными отсылками и вложенными смыслами, стала не только гимном киберпанку и переворотом в мировом кинематографе. «Матрица» обеспечила еще и несколько лет безбедного существования одному из мировых автомобильных брендов, хотя Вачовски, конечно, этой цели не преследовали.
Машины из «Матрицы»: как Вачовски дружили с американским автопромом

Однако, не будем бежать впереди «кадиллака». Первая часть трилогии особо ничем не радует поклонников автомобилей, хотя в ней можно заметить парочку знаковых машин. Первая из них появляется, по сути, в первые секунды экранного времени: это Ford LTD Crown Victoria, на котором в гости к Томасу Андерсону приезжают агенты. Вся вселенная «Матрицы» построена на тотальном внимании к мельчайшим деталям, и выбор этого седана в качестве транспорта для агентов вроде бы тоже не случаен. Ford Crown Victoria десятилетиями служил и в полиции США и Канады, и в рядах разных спецслужб, и на этой позиции стал своего рода культурным символом. Видишь на экране этот седан — значит, скоро где-то появятся «правоохранители». Так, собственно, и случилось.

Уже после того, как Томас Андерсон сделал самый серьезный выбор в своей жизни, ему пришлось прокатиться на другом культовом седане — Lincoln Continental 1965 года. Но вот что странно: по сюжету первой «Матрицы», действие фильма происходит, по сути, в реальном времени — в том же 1999 году, в котором «Матрица» и вышла на экраны.

Почему же в конце тысячелетия команда Избранного передвигается на пожилом, пусть и весьма вместительном рыдване? Вероятнее всего, «Континенталь» был выбран за его инфернальную, угловатую и слегка инопланетную внешность, которая, к слову, стала следствием одного из самых ярких периодов американской автомобильной истории.

Мы сейчас о так называемом «детройтском барокко», которое породило на свет знаменитые хвостатые «Кадиллаки», «Плимуты» и «Олдсмобили». Правда, к середине шестидесятых популярность этого дизайнерского стиля уже сошла на нет. Но на том самом «Континентале» отголоски чудовищных плавников и крыльев, которыми американские художники активно украшали свои автомобили за несколько лет до этого, еще просматриваются. Впрочем, Lincoln Continental и сейчас живее всех живых. Буквально несколько месяцев назад компания Lincoln выпустила очень ограниченную партию современного поколения седана, посвященную как раз «Континенталям» 60-х годов (с аналогичными «суицидальными» дверями) и очень успешно ее распродала — всего за месяц.

Машины из «Матрицы»: как Вачовски дружили с американским автопромом

«Перезагрузка» добавила во вселенную «Матрицы» одну из самых впечатляющих в мировом кинематографе погонь. Общеизвестно, что снималась она на специально построенном шоссе (по одной из версий, для него использовали заброшенную взлетную полосу где-то в Австралии, по другой, съемки проходили в Калифорнии) — перекрыть на такое длительное время реально существующую дорогу было бы крайне затруднительно. И в процессе съемок погибло около трех сотен вполне осязаемых автомобилей концерна General Motors. Впрочем, в GM знали, на что шли.

Вся эта сцена — один большой проморолик марки Cadillac. Как раз в это время фирма задумала распрощаться с консервативным имиджем, сделав упор на высокие технологии и ультрасовременный и даже местами футуристичный дизайн. Символом революции должен был стать седан CTS — он-то и играет главную роль в этой погоне.

Фильм вышел в 2003 году, Cadillac CTS появился в продаже незадолго до премьеры — вроде бы все логично. Но на момент начала съемок у «Кадиллака» не было ни одного серийного седана: модель находилась на стадии предсерийных испытаний! Поэтому в фирме вынуждены были построить около десятка CTS очень-очень заранее специально для съемок. Считается, что все они не пережили съемок.

Участвует в погоне и совсем уж экстравагантная модель — пикап EXT на базе роскошного внедорожника Cadillac Escalade. К тому моменту, когда Вачовски приступили к съемкам сцены погони, идея роскошного пикапа только начала оформляться в головах конструкторов фирмы. Поэтому близнецы разъезжают по шоссе на некоем чудище Франкенштейна, построенном на шасси Chevrolet Suburban и имеющем с будущим серийным автомобилем лишь внешнее сходство.

Машины из «Матрицы»: как Вачовски дружили с американским автопромом

Известно также, что концерн GM снабдил съемочную группу и всеми необходимыми автомобильными компонентами для работы — например, отдельно смонтированными салонами и кузовными деталями, которые должны были эффектно гибнуть в погоне, но при этом быть стопроцентно натуральными.

Отправили режиссерам и целый поезд с автомобилями для массовки, но далеко не все они были варварски уничтожены. Например, предшествующая погоне разборка между командой Избранного и близнецами происходит на парковке, где собран чуть ли не весь цвет модельной истории Cadillac. Этот коротенький эпизод любители классических автомобилей могут просматривать буквально покадрово, 24 раза в секунду ощущая прикосновение к тому великому, что было — но уже никогда не вернется.

А еще один автомобиль из этой сцены Вачовски оставили себе. Речь идет о том самом Pontiac Firebird, на который упал Морфеус в ходе битвы с агентом. Но принадлежал он съемочной группе относительно недолго, до 2009 года — до момента, когда был выставлен на благотворительный аукцион с сопроводительным письмом, составленным самим Энди Вачовски.

«Кадиллаку» после выхода «Перезагрузки» в прокат осталось только почивать на лаврах, но фильм вышел настолько давно, что даже седан CTS успел стать автомобильной историей. А в третьей части нам снова остается довольствоваться лишь эпизодическими появлениями на экране культовых автомобилей — например, все того же Lincoln Continental. Предполагается, что это тот же самый седан, что и в первой «Матрице», но ушлые фанаты разглядели некоторые нюансы, которые позволили считать его «Континенталем» не 1965, а 1963 года — то есть, на два года моложе. И, само собой, вырастили на этом допущении очередную фанатскую теорию.

Машины из «Матрицы»: как Вачовски дружили с американским автопромом

Хотите еще одну? Некоторые умники считают, что вселенная «Матрицы» может пересекаться с вселенной «Джона Уика». И дело не только в том, что в обеих присутствует слово «Континенталь» (здесь это автомобиль, а там — отель), но еще и в некоторых идентичных репликах, которые произносят Нео и Джон Уик. Хотя на самом деле режиссер «Уика» Чед Стахелски уже признавался, что эти отсылки — всего лишь его личная дань уважения работе над «Матрицей» вместе с Киану Ривзом.

Чеду же приписывают и распространение слуха о том, что Вачовски замыслили снять еще одно продолжение «Матрицы», причем съемки должны стартовать чуть ли не через полгода. Но как минимум половина поклонников трилогии считает, что подлинную перезагрузку «Матрицы», которую якобы запланировали Вачовски, можно будет назвать и подлинным ее разрушением.

Больше по теме «Авто»

Отложить