Бессмертный доктор Лектер с клыками. Каким получился «Дракула» от создателей «Шерлока»

Егор Парфененков
От дуэта Стивена Моффата и Марка Гэтисса всегда ждешь подвоха: сценаристы «Шерлока» заработали репутацию главных британских трикстеров на ТВ, способных извратиться над классическими сюжетами и сделать это красиво. «Дракула» — как раз тот сериал, который может ввести в ступор. И в случае с Моффатом и Гэтиссом это комплимент.

«Дракула» полностью заимствует структуру «Шерлока»: три эпизода по полтора часа, представляющих собой помесь оригинального сюжета писателя Брэма Стокера и художественного вымысла. Моффат и Гэтисс сплели несколько жанров, переосмыслили историю о самом знаменитом вампире всех времен и выдали три связанных, но во многом отличающихся друг от друга мини-фильма.

Первый эпизод — классический хоррор в духе старых лент, полный мрака, крови и летучих мышей. С юмором пересказанная на новый лад избитая история все также завлекает готикой и мифологией самого романтичного монстра поп-культуры, но в руках Моффата и Гэтисса звучит еще хлестче и смешнее.

Балансируя на грани пародии и подражании классическим фильмам, «Дракула» пытается одновременно быть похожим на все существующие ленты и шоу о вампирах. И, вместе с тем, строит из себя нечто большее, кричит во весь голос «я не такой как все».

Рецензия на сериал «Дракула» | Канобу - Изображение 276

Новый граф Дракула в исполнении Класа Банга — не одержимый кровью монстр, но своего рода Мориарти вампирского мира. Отчасти весь «Дракула» ощущается как хэллоуинский спешл «Шерлока», где Холмс сменил пол, взял имя Ван Хельсинг и гоняется за гениальным умом, который все время на шаг впереди. Сериал все так же построен на игре в «кошки-мышки»: в роли детектива выступает монашка Агата (как раз из рода Ван Хельсинг), дедуктивным способом пытающаяся выявить страхи вампира — не столько чтобы сразить его, сколько понять.

В этом плане «Дракула» деконструирует образ графа: в нем человеческое преобладает над чудовищным, а безжалостный кровопийца выступает как сложная личность, а не просто машина для убийств, которую протагонистам нужно остановить.

Мы вступаем в самую близкую связь с Дракулой: сначала безумно мечемся между сужающихся стен готического замка, а во второй серии полтора часа проводим на борту небольшого корабля, болтаемся в узких пространствах с убийцей. Второй эпизод строго следует структуре знаменитого романа Агаты Кристи «Убийство в „Восточном экспрессе“», разве что вместо поезда мы оказываемся посреди океана (на пути в Новую Англию), а члены экипажа и гости судна пропадают, не оставляя и следа.

Рецензия на сериал «Дракула» | Канобу - Изображение 277

Третий эпизод уже без всяких церемоний выводит на диалог с дьяволом лицом к лицу; подражая, скорее, фильмам и сериалам о Ганнибале Лектере. «Дракула» окончательно отходит от классической интерпретации вампира, рисуя его как своеобразного психопата из современных детективных сериалов, собирательный образ всех культовых маньяков разом.

При этом Моффат и Гэтисс не пренебрегают свойственной предыдущим совместным проектам графоманией и самолюбованием: сериал играет по собственным правилам, которые, во многом, отдают абсурдом. Пытаясь показать заезженную историю с максимально нестандартного ракурса, «Дракула» перебарщивает с градусом сатиры, все больше и больше опускаясь до уровня фанатской пародии.

Эта проблема была и в «Шерлоке», однако с мифическим контекстом она набрала обороты. Моффат и Гэтисс пустились во все тяжкие, а попытки перевернуть оригинальный концепт вверх дном стали чуть ли не маниакальными. Свежий взгляд кому-то может показаться чересчур свежим: слишком постмодернистским, который одновременно порочит классику, но в то же время делает ее более универсальной, доступной.

Рецензия на сериал «Дракула» | Канобу - Изображение 278

«Дракула» — определенно самый необычный проект о вампирах на малом экране. Он артхауснее «Реальных упырей», романтичнее «Сумерек», а единственное, в чем откровенно проседает — передаче страха, какого-либо нагнетания.

Дракула Моффата и Гэтисса много острит, на харизматичного Банга хочется смотреть, но он не пугает — это единственная, но весомая проблема новой экранизации. Из-за которой история о вампире ощущается как ее веганский аналог — интересный и необычный, но далеко не для каждого.

Последние статьи