Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
В августе Эксмо выпускает сборник рассказов известного писателя Джо Хилла под названием «Полный газ», который уже успели расхватать на экранизации. Канобу воспользовалось возможность задать несколько вопросов автору.
В августе Эксмо выпускает сборник рассказов известного писателя Джо Хилла под названием «Полный газ», который уже успели расхватать на экранизации. Канобу воспользовалось возможность задать несколько вопросов автору.

— Поздравляем вас с тем, что «Ключи Локков» наконец-то получили экранизацию. Но шоу имеет ряд различий с первоисточником. Скажите, какие изменения вам наиболее всего понравились, а какие нет. И сколько сезонов на ваш взгляд нужно, чтобы уложить весь комикс?

— Путь «Ключей Локков» на ТВ был долг и извилист. Пилотный эпизод снимали два раза. Первый раз в 2010 для Fox, а второй раз для Hulu в 2018. Ни одну из этих версий так и не выпустили. Но с каждым разом мы становились ближе к осознанию того, как же должны выглядеть «Ключи Локков» на ТВ.

Версия для Fox была слишком спокойной и холодной, больше напоминающей по тону «Сияние» Стэнли Кубрика. В конце концов мы посчитали его страшноватым, сложным и слишком размеренным.

Для второй попытки я сам написал сценарий. Он был гораздо драйвовей, ярче и смешнее, хотя местами он был и жестковат. В одном из моментов там ребенку сносит кирпичом половину лица. Полагаю, что Hulu отпугнула такая жестокость.

Карлтон Кьюз — один из шоураннеров Netflix, изучил провалившиеся версии пилотов, и в конечном итоге пришел к выводу, что в шоу должно быть меньше ужаса, а фэнтези больше. Комикс — это 50% хоррор, 50% фэнтези. Шоу — это 25% ужасов, 75% фэнтези. И это кажется правильным сочетанием. Думайте об этом как о «хоррор-Поттере».

Я в восторге от шоу (я писал для него, так что тут без сюрпризов) и был особенно взволнован тем, как ожившие тени были воплощены в последних эпизодах. Единственная вещь, которую нельзя повторить в шоу, так это восхитительный рисунок Габриэля Родригеса, но в остальном я очень доволен адаптацией.

В Доме ключей много ключей и историй, которые можно рассказать. Мне не хотелось бы проторчать на шоу, пока оно не выдохнется, лишившись всей магии и задора. Но хотелось бы, чтобы у нас было хотя бы три сезона.

«Я бы хотел снять ремейк „Максимального ускорения“». Интервью с Джо Хиллом — сыном Стивена Кинга

— Ваш отец однажды снял фильм по собственному произведению, не возникало ли желания и у вас попробовать? Если нет, то кто ваш режиссер мечты и на какое ваше произведение вы бы его поставили?

Правильно, мой отец написал и снял фильм под названием «Максимальное ускорение» (Maximum Overdrive) о 18-колесных автомобилях, которые оживают и пытаются уничтожить весь человеческий род. Картина была раскритикована в пух и прах… многие думают, что это худший фильм Стивена Кинга за всю историю. Но мне понравилось! Если я и буду я когда-либо снимать фильм, так это если кто-нибудь даст мне разрешение на ремейк «Ускорения». Эй, да сейчас на дорогах беспилотные автомобили и грузовики, сейчас идеальное время, чтобы повторить эту историю. Может быть здорово.

Что касается моей собственной работы… Мне очень повезло, что кучу моих работ адаптировали, а еще кое-что находится в разработке. И у меня была возможность поработать с некоторыми творцамми, которыми я безмерно восхищаюсь, такими как Дэниел Рэдклифф в фильме «Рога» и легендарный Том Савини, снявший адаптацию моего рассказа «У серебряной воды озера Шамплейн».

Было бы весело снять фильм с моими друзьями С. Робертом Каргиллом и Скоттом Дериксоном, которые вместе создали «Доктора Стрэнджа» для Marvel. Может быть, однажды получится!

«Я бы хотел снять ремейк „Максимального ускорения“». Интервью с Джо Хиллом — сыном Стивена Кинга

Постер фильма «Максимальное ускорение»

— Как вы с DC пришли к созданию Hill House? Как отбираются произведения и совпадение ли, что почти во всех комиксах главный протагонист женщины?

Когда я был подростком, то больше всего в мире меня интересовали ранние комиксы DC / Vertigo, написанные бандой грязных одаренных британцев. Вспомните незабываемый ран Алана Мура в «Болотной твари», полный откровений «Песочный человек» Нила Геймана или ужасающий подход Гранта Моррисона к Бэтмену в « Лучебнице Аркхэм».

В 2017 году Марк Дойл, в то время редактор (ныне несуществующего) издательства Vertigo обратился ко мне с просьбой написать для них историю. Мы разговаривали месяцами. Наконец, я рассказал ему об идеи собственного импринта, о котором я говорил как о Блумхаусе для комиксов.

Blumhouse — это американская киностудия, специализирующаяся на умных, элегантно сделанных фильмах ужасов… они выпускают около трех замечательных фильмов в год, таких как «Судная ночь» (The Purge), «Оно» (It Follows) и «Прочь» (Get Out). Марк оценил идею и я получил разрешение на это. Так что Hill House всегда был Blumhouse, только на бумаге. И во многих отношениях это также попытка воссоздать то, что было такого замечательного в ранних комиксах Vertigo.

И, да, вы правы, немного удивительно, что во всех комиксах главными героями являются женщины. Или нет? В ужасах герои женского пола уже давно занимают центральное положение. Посмотрите на «Чужого», «Молчание ягнят» или вообще на любой слэшер.

В таких картинах, как «Техасская резня бензопилой» и «Кошмар на улице Вязов» главными героями выступали женщины, что давало им свободу воли, смелость и проницательность. Я не уверен, почему это так. Все, что я знаю, это то, что этот жанр имеет давнюю почтенную традицию принуждения аудитории к отождествлению себя с маргинальными персонажами: женщинами, цветными людьми, инвалидами.

«Я бы хотел снять ремейк „Максимального ускорения“». Интервью с Джо Хиллом — сыном Стивена Кинга

— Нам очень понравился ваш рассказ «Фавн» из готовящийся к выходу в России книги «Полный газ». Вы говорили о происхождении истории в послесловии. Но расскажите нам пожалуйста как и когда история была написана (мы слышали, что это ваша ранняя работа, впервые опубликованная в антологии Лоуренса Блока), сколько времени это заняло, как вы додумались до столь неожиданного поворота, и были ли вы удивлены интересом Голливуда к этой концепции?

— Художественная литература для молодежи (жанр Young adult) полна маленьких дверок или кроличьих нор, которые открываются в нереальные миры: Нарния, Страна чудес, Оз. В таких историях человек, который проходит через такую дверь, обычно — отважный, одинокий ребенок, нуждающийся в нравственном воспитании.

Но однажды я подумал: что если бы кто-то более отвратительный и более меркантильный имел доступ к миру, подобному Нарнии? Это привело к мысли: что если бы какой-то парень начал устраивать охотничьи вечеринки в Средиземье или что-то еще, чтобы современные охотники на крупную дичь могли поймать орка или эльфа.

Если говорить о неожиданном сюжетном повороте, то думаю, что мне просто нравится усложнять себе жизнь. Чтобы убедиться, что твист работает, потребовалось полдюжины доработок. На самом деле, «Фавн» был невероятно сложной историей. Моя жена спасла ее. Она редактор по профессии и она работает с Gollancz в Англии, редактируя таких писателей, как Джоанн Харрис, Джо Аберкромби и Брэндон Сандерсон — и довольно ловко придумывает, как должна выглядеть история в ее идеальной форме. Она помогла мне сориентироваться с моей, когда я зашел в тупик.

Что касается Голливуда — невозможно предсказать, какая концепция их заведет! Я в жизни не мог представить, что кто-то захочет снять фильм по «Рогам», которые смешивают в себе магический реализм, извращения и сюрреализм. Но оказалось, что это была именно та история, которую Дэниел Рэдклифф хотел сделать после Гарри Поттера.

«Я бы хотел снять ремейк „Максимального ускорения“». Интервью с Джо Хиллом — сыном Стивена Кинга

— Еще один наш абсолютный фаворит — ваш рассказ о зомби «Бобби Конрой возвращается из мертвых», действие которого происходит во время съемок «Рассвета мертвецов» Джорджа Ромеро. Было ли это основано на каком-то реальном инциденте, который вы наблюдали на съемочной площадке, или это была просто общая атмосфера, которую вы перенесли из своих детских воспоминаний?

Малоизвестный факт: в детстве я снимался в одном из фильмов отца. Я был в фильме, который он снял с Джорджем А. Ромеро: «Калейдоскоп ужасов» (Creepshow). Я играл маленького ребенка, который мстит своему отцу куклой вуду.

В наши дни, когда вы работаете с ребенком-актером, существуют строгие правила относительно того, как долго он может находиться на съемочной площадке, там должны быть учитель и няня. Но в начале 1980-х в независимом фильме, таком как Creepshow, правил действительно не было. Они попросили Тома Савини присмотреть за мной!

Том, конечно, был и остается крестным отцом жести, мастером специальных эффектов и грима, и я провел целую неделю, наблюдая, как он великолепно обезображивает кинозвезд и создает леденящих кровь монстров. Это вдохновило меня и до сих пор остается одной из самых захватывающих недель в моей жизни. Вы можете понять, почему я был так рад, когда сорок лет спустя он снял экранизацию одного из моих рассказов.

Так что в некотором смысле «Бобби Конрой» был попыткой написать о моем детском опыте на съемках Creepshow. Но в то время, когда я писал это, никто не знал, что Джо Хилл был сыном Стивена Кинга, и я чувствовал, что если я напишу о Creepshow напрямую, то это выдаст мою личность. Поэтому вместо этого я написал рассказ о «Рассвете мертвецов».

Чтобы понять детали, я сначала прочитал книгу о создании фильма (сейчас я забыл название), а затем обратился к своим воспоминаниям о Ромеро и Савини и атмосфере Creepshow на съемочной площадке.

Для меня «Рассвет» остается последним словом в зомби-апокалипсисе. Все остальные фильмы, шоу и комиксы о зомби просто пожирают кровавые останки шедевра Джорджа Ромеро.