Рецензия на «Яга. Кошмар темного леса». Встретились как-то «Суспирия» и «Нелюбовь» в элитном поселке

Тимур Алиев
Команда Святослава Подгаевского возвращается с новым «шедевром» отечественных фильмов ужасов — «Яга. Кошмар темного леса». Не спасают кино ни славянская мифология, ни именитые актеры и продюсеры, ни компьютерная графика.

Сюжет выстраивается вокруг семьи: Алексей, отец семейства (Алексей Розин — «Елена, «Левиафан», «Нелюбовь»), мачеха Юлия (Марьяна Спивак — «Нелюбовь», «Эпидемия»), их маленькая дочь и Егор, сын Алексея от предыдущего брака (Олег Чугунов — «Аванпост», «Ленинград 46»).

Социальная ячейка общества заселяется в новый глянцевый район с зеленым двором и одинаковым строем домов из стекла и бетона. Здесь регулярно пропадают дети, но никто их не ищет — все загадочным образом забывают о существовании маленьких «радостей жизни».

Не то чтобы откровенно счастливая, но полноценная семья (в формате «папа, я и мама на замену») приглашает в дом няню Татьяну (Светлана Устинова — «Блокбастер», «Хардкор», «Холодный фронт»). Та с первых минут кажется Егору странной, но любые подозрения мальчика списываются на переходный возраст и «трудный период».

Мама Егора, судя по всему, погибла не так давно, но никаких уточнений от сценаристов не дождаться. Однажды по возвращению домой маленькая сестренка исчезает, да и ее комната полностью преображается, а изображение девочки исчезает с фотографий. Пропадает и няня, которая, оказывается, и не няня вовсе, а демоническое создание из древних славянских мифов.

Рецензия на «Яга. Кошмар темного леса». Встретились как-то «Суспирия» и «Нелюбовь» в элитном поселке | Канобу - Изображение 3522

Повествование мчится с неимоверной скоростью, а «некогда объяснять» становится любимым сценарным твистом создателей. Новых персонажей второго плана вводят, но не дают им ни бэкграунда, ни внятных реплик, ни достаточного экранного времени.

Главные герои меняются на глазах, но что их к этому подтолкнуло — не ясно. То ли таинственное рукопожатие ведьмы-госпожи, то ли бесконечная «дискотека» из разных цветов и красок, отражающихся на стенах дома.

Российский хоррор вроде как пытается быть самобытным, старается оттолкнутся от славянской мифологии. Создатели в этот раз даже заручились поддержкой Александра Роднянского и «Нон-стоп Продакшн». На деле сюжет на 70% слизан с хоррора Уильяма Фридкина «Страж» 1990 года, отличаются разве что концовки, мотивация демона и, естественно, имена персонажей.

Другие отсылки и параллели возникают по ходу раскрытия действия и характеров персонажей. Да, кое-как авторы придают объем своим героям, отрабатывая ошибки предыдущих опусов вроде «Невесты» и «Русалки». Элитный поселок, где живет семья Егора — вылитая малоэтажная Америка из «Субурбикона» с Мэттом Дэймоном. Те же застекленные обособленные домики, отгороженные природой от цивилизации.

Сосредоточение зла в глубине леса — ирландский «Другой» Ли Кронина. Злая ведьма, в доме которой есть жутковатого вида печь — твердолобая копирка «Пряничного домика», сказки братьев Гримм. Наконец, пресловутые красные нити, ведущие из ниоткуда в никуда — джалло «Суспирия», причем скорее новое, версии Луки Гуаданьино.

Не спасает даже ирония подростков, что в таких печах евреев жгли пачками (из детских уст слышать такое вдвойне странно). Подгаевский даже вставляет эпизод с цитатой из «Сияния» Кубрика, будто расписываясь в собственной неспособности не копировать чужое, а создать что-то свое, пусть даже на базе уже работающих схем и форматов.

Больше всего обидно за супружескую пару Розина и Спивак, и фигурально, и натурально сбежавшую из «Нелюбви» Андрея Звягинцева. Актеры даже не пытаются делать вид, что играют не в авторском кино, а в мейнстримном российском хорроре. На деле оба разыгрывают ту же карту, что и у Андрея Петровича. Их персонажей толкает вперед тот же мотив разлада в семье, недоверия, невнимания по отношению и друг к другу, и к детям.

Если у Звягинцева глубина межличностного конфликта супругов обусловлена формой и содержанием, и потому выглядит естественно, то у Подгаевского их сухие реплики и иллюзорный конфликт, казалось бы, отыгрываемый в тех же тонах, смотрится натужно и искусственно. Как и элитный поселок, и дом ведьмы, и печка-портал в параллельный мир. Словно дешевые, обветшалые декорации цирка, который забросили –цать лет назад.

Рецензия на «Яга. Кошмар темного леса». Встретились как-то «Суспирия» и «Нелюбовь» в элитном поселке | Канобу - Изображение 3523

Итого

Не вышел хоррор и у юных актеров. Ни Егор, ни его подруга по несчастью Даша (Глаша Голубева) не выражают в достаточной степени эмоций ни лицом, ни поведением.

Их перебежки между разными локациями выглядят хаотично. Кажется, будто дети, застрявшие одновременно и в мире нелюбящих их взрослых, и в параллельном аду, населенном жуткими, но невидимыми нам созданиями, не понимают, как все устроено в российском хорроре, стоящем на коленях перед Западом.

Используй Подгаевский хотя бы прием рассказчика — глядишь, действие обрело бы какие-то намеки на причинно-следственную связь и логику. А то в сухом остатке «Яга» какая-то получается.

Последние статьи

  • Пока пусто...