Рецензия на «Рассвет» — еще один гвоздь в крышку гроба российского хоррора

Редакция
31-го января в прокат выходит амбициозный российский хоррор «Рассвет». В его основе — сценарий, оказавшийся лучшим на Ежегодном сценарном конкурсе хорроров. Кинокритик Дмитрий Барченков убежден, что все слагаемые успеха у фильма были, но создатели растратили их самым нелепым образом.
Рецензия на «Рассвет» — еще один гвоздь в крышку гроба российского хоррора | Канобу - Изображение 0

Сразу после рождения Света при загадочных обстоятельствах потеряла мать (Оксана Акиньшина), через 20 лет погибнет и одолеваемый странными снами брат Антон — герой выбросится из окна. Изучая вещи Антона, Света обнаружит, что он увлекался сомнологией и демонологией (классное сочетание!).

Чтобы успокоить нервы и психику, по предложению ученого по фамилии Ланевский, которого брат чуть ли не боготворил, девушка примет решение поучаствовать в экспериментальном методе борьбы с различными расстройствами — совместном осознанном сновидении.

Хорроры в России — обойденный вниманием жанр (по вполне объективным, историческим причинам), из советской эпохи нам достался один «Вий», из пост-советской — «Змеиный источник» Николая Лебедева. Это, собственно, все, что в этом жанре можно смотреть в отечественном кино.

Сегодня складывается впечатление, что сама Вселенная хочет помочь в рождении (а не оживлении, как уверяют многие продюсеры) настоящего российского хоррора. «Рассвет» мог бы стать хорошим началом, ведь, помимо якобы крепкого сценария, в режиссерском кресле — снявший громкий клип для трека «Не Париж» «Ленинграда» Павел Сидоров, в одной из главных ролей фаворитка прошлого Кинотавра (за роль в фильме Ивана И. Твердовского «Подбросы») Анна Слю, а в саундтреке модные IC3PEAK.

Иронично, но здесь, как нигде больше, применимо выражение «На словах ты Лев Толстой, а на деле — …»

Хваленый гениальный сценарий «Рассвета» ограничивается простейшей историей о группе сектантов, желающих вызвать демона, который в данном случае обитает в мире снов. Все бы ничего, если бы этот заезженный концепт был, на худой конец, грамотно раскрыт, но зрителю предстоит столкнуться с сюжетными дырами, гендерными стереотипами и топорно очерченными персонажами.

Узнает главная героиня о профессоре Ланевском из волшебным образом открывшейся на компьютере покойного брата лекции. Отслушав ту же лекцию в неизвестном пространстве (на арт-пространство или современный книжный не похоже, на университет — тоже) лично, Света едет в сам Институт Сомнологии, где состоится сам эксперимент и где ее встретит снова наш ученый. Уже мистика какая-то.

Участники эксперимента прописаны еще «лучше»: герой Александра Молочникова — глупый и притягивающий взгляды журналист, этакий любимчик старшеклассниц из фильмов 90-х; второй подопытный Виталий (Олег Васильков) почему-то (видимо, как самый старший) должен найти выход, а все остальные просто пойти за ним; о персонаже Слю вообще говорить не стоит, ведь за нас это делают ее необдуманные поступки, апофеозом которых предстает ее маниакальное желание убить главную героиню ближе к финалу фильма.

Как ни странно, но большее разочарование вызвала именно режиссура. В «Рассвете» зрителю показывают целых две квартиры, но отличий в них практически нет: обои одинаковые, обе — темные даже днем, и в центре главной из комнат обязательно однотипный диван. Вроде придирка, но в данном случае реально сложно понять, где происходит то или иное действие.

А ассоциировать себя с героями, — чтобы напугаться, например — не получается, потому что просто-напросто не веришь, что в таком лофте можно не только уснуть, а вообще жить. Кроме того, окружают героиню предметы, которые в своем доме вы точно вряд ли найдете, например, кассетный магнитофон лохматых времен. Он ночью пугает Свету, а зрителю еще раз напоминает, что все происходящее — что-то совсем далекое от реальности.

Рецензия на «Рассвет» — еще один гвоздь в крышку гроба российского хоррора | Канобу - Изображение 0

Съемка диалогов летит в ту же топку. С этой точки зрения примечательна сцена довольно пустого разговора брата с сестрой еще до завязки: в течение 5-8 минут Сидоров использует примитивную «восьмерку», чередуя планы каждого из героев и пару раз крупно показывая книгу в руках девушки. Конечно, чувствуется в этом полет фантазии автора клипа для «Ленинграда» (нет). Окончательно добивают при просмотре «Рассвета» скримеры, которые созданы по принципу «неважно, что в ожидаемый момент, главное — сильно увеличить громкость, тогда точно испугаем зрителя».

Возможно, создатели «Рассвета» пытались конкурировать в неумении работать с жанром с авторами недавнего «Проигранного места», хоррора столь же бездарного. Но если дебют Надежды Михалковой, несмотря на весь абсурд и нелепость, смотреть хотелось (чтобы лишний раз громко посмеяться — так точно), то «Рассвет» вызывает желание судорожно посматривать на часы и с нетерпением ждать окончания невыносимо скучных 80-90 минут.

Последние статьи