Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
21 декабря на «Амедиатеке» вышла седьмая, последняя серия 2 сезона «Темных начал» (His Dark Materials). В новых эпизодах Лира попадает в параллельный мир, обзаводится новым другом и продолжает свои приключения, пока на ее родине зреет война с Магистериумом. Рассказываем, каким получилось продолжение одного из самых амбициозных проектов HBO.
21 декабря на «Амедиатеке» вышла седьмая, последняя серия 2 сезона «Темных начал» (His Dark Materials). В новых эпизодах Лира попадает в параллельный мир, обзаводится новым другом и продолжает свои приключения, пока на ее родине зреет война с Магистериумом. Рассказываем, каким получилось продолжение одного из самых амбициозных проектов HBO.

В свое время «Игра престолов» завоевала огромную аудиторию благодаря трем достоинствам: обилию насилия и секса, сильной социально-политической составляющей… и драконам. Сколько бы не выходило крутых аналитических материалов по книгам Джорджа Мартина и первым сезонам сериала, сколько бы мы не обсуждали отличный сторителлинг и интересных персонажей, драконы всегда были плюсом.

С тех пор фэнтези может получить огромную популярность как раз благодаря правильному балансу – сочетанию волшебства и жестокой реальности. Отсюда, кстати, желание экранировать «Ведьмака», в котором достаточно и того, и другого.

Вот только цикл Мартина (как и цикл Сапковского) всегда был ориентирован на взрослых. Создатели «Темных начал» взяли за основу совсем другой материал: книгу в жанре young adult, пусть и затрагивающую достаточно серьезные темы. И попытки превратить такой первоисточник в еще одну мощную эпопею не идут сериалу на пользу.

Рецензия на 2 сезон «Темных начал». Когда фэнтези отчаянно не хватает волшебства

Во 2 сезоне мы продолжаем следить за Лирой Белаквой – девочкой, которая умеет управляться с особым устройством алетиометром, отвечающим на любые вопросы. В финале прошлого сезона ее отец, лорд Азриэл, открыл портал в другой мир. Последовав за ним, Лира оказывается в заброшенном городе.

Там она исполняет часть связанных с ней пророчеств, знакомясь с Уиллом Перри. Уилл жил в нашем мире, лишенном магии, и тоже попал в этот город практически случайно. Подростков объединяет общая цель: они хотят найти своих отцов, ориентируясь на подсказки алетиометра.

На фоне развиваются не менее важные сюжетные события. Причем их довольно много: таинственный Магистериум печется о сохранности своей веры и искоренении ереси, ведьмы собираются вступить в войну за свою независимость, второстепенные герои из обоих миров отправляются на поиски пропавшей Лиры.

Так или иначе, героиня всегда оказывается в центре внимания – ее либо хотят защитить, либо найти и использовать в своих целях. И для сказки о взрослении, поисках себя и соответствии неким высоким ожиданиям – пусть даже таким необычным, как в фэнтези-сериале – это нормально.

Рецензия на 2 сезон «Темных начал». Когда фэнтези отчаянно не хватает волшебства

Дело в том, что первый сезон более-менее следовал традициям жанра. В некотором смысле он был ближе к «Хроникам Нарнии», чем к «Игре престолов». Все действие концентрировалось вокруг Лиры, которая утягивала зрителя в путешествие и постепенно знакомила с миром. Дорога из точки А в точку Б давала саспенс и драйв, потому что Лира шла, по сути, в неизвестность.

Но дальше сюжет начал топтаться в нескольких установленных точках. И хотя линии перемежают друг друга, персонажей на экране достаточно много, а события с ними происходят интересные, происходящее почему-то не захватывает и не цепляет.

Отчасти дело как раз в пресловутом отсутствии волшебства. За исключением деймонов и нового артефакта в руках Уилла, в сериале почти не осталось настоящей магии, либо она сведена к минимуму.

Создатели сериала как будто пытаются играть сразу на два фронта: показать довольно тяжелое, но захватывающее приключение Лиры и Уилла и масштабные сдвиги в мирах вокруг них. Только вот сплести политику, религию и задорные подростковые похождения сложно. История постоянно сваливается то в одну, то в другую сторону, и полноценно в итоге не раскрывается ни одна.

Впечатляющих сцен в сериале достаточно, в том числе красивых сражений разных масштабов. Но они разбросаны по эпизодам так неравномерно и хаотично, что быстро забываются.

Рецензия на 2 сезон «Темных начал». Когда фэнтези отчаянно не хватает волшебства

Весь богатый мир Пулмана в сезоне схлопывается буквально до пары-тройки локаций: Оксфорд в мире без магии, заброшенный город и Магистериум. Причем герои постоянно бегают из одной этой локации в другую, как будто выполняя очень выматывающие и длинные сюжетные квесты. И хотя на самом деле они двигают действие вперед, кажется, что сериал безбожно тормозит в развитии.

Например, появление Уилла – несомненно, очень важное, — снова запускает объяснения о деймонах, магии и мире Лиры. Причем проговариваются вслух даже те вещи, с которыми зрители уже знакомы (видимо, для самых забывчивых). «Темные начала» вообще страдают от синдрома чрезмерных объяснений, как будто его зрители не в состоянии будут разобраться сами.

При этом где-то сериал разжевывает все в мельчайших подробностях, а другие важные вещи наоборот, вообще не объясняет. Даже если они касаются важных сюжетных поворотов.

Рецензия на 2 сезон «Темных начал». Когда фэнтези отчаянно не хватает волшебства

Приключениям Лиры очень хочется добавить легкой наивности и волшебства – их сильно не хватает во втором сезоне. В отсутствие бронированного медведя зрелище стало совсем тоскливым. В конце концов, нарратив с «избранным ребенком, которому предстоят великие дела» — это очень распространенная тема.

Но в таких историях любят не постоянные разговоры о предназначении и не беготню за этим самым избранным. В «Гарри Поттере» ценны волшебная школа и магические существа, в «Хрониках Нарнии» — разные уголки этого сказочного мира или, на худой конец, смешной фавн.

И даже «Игра престолов» заставляет зрителей немного мечтать о том, чтобы найти среди своих рождественских подарков драконье яйцо. А вот стерильный и «взрослый» мир «Темных начал» совсем не будоражит воображение. И будем честными – это все-таки не проблема книг Филиппа Пулмана.