Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
На русском языке совсем недавно вышел монументальный роман Нила Стивенсона «Падение, или Додж в аду». Это саркастичная, визионерская и даже в чем-то философская дистопия о богаче, который завещал оцифровать свой разум, чтобы возродиться после смерти в каком-нибудь технологичном будущем. Собственно, это и произошло, вот только оказалось, что компьютерной симуляции реальности для существования сознания недостаточно, и воскресший Додж начинает конструировать собственный мир, и результаты оказываются несколько непредсказуемыми.
На русском языке совсем недавно вышел монументальный роман Нила Стивенсона «Падение, или Додж в аду». Это саркастичная, визионерская и даже в чем-то философская дистопия о богаче, который завещал оцифровать свой разум, чтобы возродиться после смерти в каком-нибудь технологичном будущем. Собственно, это и произошло, вот только оказалось, что компьютерной симуляции реальности для существования сознания недостаточно, и воскресший Додж начинает конструировать собственный мир, и результаты оказываются несколько непредсказуемыми.

В честь выхода книги мы публикуем перевод материала Алана Бойла о взглядах Нила Стивенсона на ближайшее будущее

Художественные произведения сиэтлского писателя Нила Стивенсона часто играют с потенциалом будущего: примером этого может служить виртуальный мир, описанный в «Лавине»; нанотехнологии, вокруг которых строится сюжет «Алмазного века», и мышление тысячелетнего масштаба, воплощенное в «Анафеме» (и во вполне реальных часах с заводом на 10 000 лет, разработку которых финансирует глава Amazon Джефф Безос).

Его последний роман, «Падение, или Додж в аду», оказывается еще на ступень выше, обращаясь к размышлениям о том, чего стоит моделирование искусственной жизни после смерти, наполненной оцифрованными репликами человеческого сознания.

Стивенсон, конечно, осознает, что его видение жизни после смерти, представленное в «Падении», довольно небрежно обращается с нейробиологией. Но его книги касаются и других, более близких к реальности технологий, и о нескольких из них писатель рассказал на встрече в Town Hall в Сиэтле. Вот обзор пяти идей, которые стоят того, чтобы крепко о них задуматься, плюс рекомендации по сопутствующему чтению.

От дополненной реальности к фейковым новостям: пять превью будущего от фантаста Нила Стивенсона - фото 1

Дополненная реальность

Стивенсон работает в качестве главного футуриста в компании Magic Leap, занимающейся разработкой инновационной гарнитуры дополненной реальности. Поэтому интерес автора к дополненной реальности ожидаем. Стивенсон поясняет, что технология, описанная в «Падении», отличается от той, над которой работает Magic Leap, но и добавляет, что дополненная реальность совершенно точно станет частью нашего будущего.

«Часть событий книги разворачивается спустя два десятилетия, и мне кажется, было бы глупо писать о будущем, где через 20 лет люди все также носятся по округе, уставясь в светящиеся прямоугольники в их руках», — говорит Стивенсон.

Квантовые вычисления

Microsoft, Boeing и другие компании уже сейчас изучают возможности применения квантовой физики вместо традиционной двоичной системы счисления в компьютерах будущего. Ученые, занимающиеся компьютерными науками, говорят, что квантовые компьютеры смогут решать ряд проблем куда быстрее, чем классические компьютеры.

В «Падении» они необходимы для реконструкции сознания, но Стивенсон поясняет, что не слишком разбирается в технических деталях. «Я как бы просто делаю “вжух” волшебной палочкой [когда этого требует сюжет], — говорит он. — Не стоит воспринимать что-то из этого всерьез».

От дополненной реальности к фейковым новостям: пять превью будущего от фантаста Нила Стивенсона - фото 2

Фейковые новости

Часть сюжета в «Падении» фокусируется на вымышленном кризисе, который поддерживается в новостной повестке с помощью коварной онлайн-кампании и подстегивает развитие ультраправого религиозно-политического движения. Параллели с текущей средой фейковых новостей, вызывающей столько споров, очевидны.

Стивенсон рассказывает, что дискурс, основанный на фактах, был одним из ключевых концептов XVI века, как гласит A Culture of Fact Барбары Шапиро. «Оказалось, что это неописуемо ценная и полезная для общества штука, а теперь она уничтожена», — говорит он. Но есть и хорошие новости: трактат Шапиро «дает нам надежду на то, что выстроить культуру фактов заново возможно».

Амистика

Один из бестселлеров Стивенсона — «Семиевие», космическая фантастика о судьбе человечества после уничтожения Луны. И один из сюжетных поворотов книги связан с идеей «амистики», которая гласит, что некоторые общества могут игнорировать технологический прогресс, чтобы сохранить собственный комфорт.

Происхождение слова восходит к культуре секты амишей, которые избегают использования электричества и автомобилей по религиозным соображениям. В «Семиевии» общество решает отказаться от высокочастотных медиаинструментов из-за их вредного воздействия. Чтобы узнать больше об амистике, почитайте Amish Hackers Кевина Келли и The Art of Amistics Тома Четфилда.

Грядущие развлечения

Говоря о «Семиевии», Стивенсон намекает, что, возможно, история вскоре появится на экране. «Идет работа по подготовке телеадаптации… Пока ничего определенного», — сообщает он в Town Hall. «Лавина» также находится в разработке у Amazon и Paramount, но последние новости говорят о том, что проект пока не выбрался из производственного ада.

И пока мы ждем, когда эти проекты принесут свои плоды, самое время нырнуть в 880 страниц «Падения, или Додж в аду». А для того, чтобы узнать побольше о симуляции вселенной и других далекоидущих идеях, Стивенсон рекомендует почитать книгу Дэвида Дойча «Структура реальности. Наука параллельных вселенных».

Читай нас