Дым и мясо Dorohedoro — рассказываем, почему манга про мир победившего сатанизма достойна внимания

Никита Казимиров
Мир, резко контрастирующий со всем, что ты видел до этого, свежие идеи и необычные концепции стали редкими гостями в манге. Авторы сейчас не особо утруждают себя вышеперечисленным, делая ставку на проверенные временем шаблоны и клише. Однако подобное нельзя сказать про мангу Dorohedoro, берущую исключительно оригинальными находками. О ней мы сейчас и расскажем, а заодно помечтаем, какой должна быть ее идеальная аниме-адаптация.

Мангу подарила нам Кю Хаясида (Q Hayashida), однако это всего лишь псевдоним, свое настоящее имя она не раскрывает. Многие подробности ее жизни покрыты тайной, а немногочисленную информацию удалось почерпнуть лишь из редких интервью. О карьере мангаки Хаясида задумалась еще до поступления в колледж. Тогда она подрабатывала фрилансером и отправляла свои работы в различные журналы.

Однако она призналась, что ее художественные навыки тогда были «отвратительными», она бы «не смогла скопировать стиль Dragon Ball Акиры Ториямы даже под страхом смерти». Мама Кю тоже регулярно напоминала ей, как плохо у девушки с рисованием.

Это лишь укрепило решимость мангаки стать лучше. Впервые ее работу напечатали в небольшой брошюре художественной школы, которую она посещала в свое время. Увы, в ней нужно было лишь снова и снова рисовать гипсовые бюсты с разных ракурсов, потому Хаясида быстро утратила к этому интерес и начала пропускать почти все занятия. Ее навыки значительно улучшились после поступления в Токийский университет искусств, пускай уроки там не особо отличались от художественной школы. Но именно полученные в нем навыки в значительной мере повлияли на особенности рисунка Кю и закрепили ее желание связать свою жизнь с мангой.

Кю Хаясида

Вторым важным фактором, сформировавшим стиль автора, оказалась ее работа ассистентом для выдающегося мангаки Цутому Нихэя. Именно он подарил нам Blame! , Knights of Sidonia, Biomega и многие другие работы, отличающиеся своим невероятным дизайном и потрясающей архитектурной эклектикой. Ничего удивительного, ведь сам Нихэй по образованию архитектор, потому он совместил полученные знания и фантазию в своих работах. Blame! мы включили в наш топ комиксов и манги как раз за это, о чем написал Александр Башкиров:

У создателей любых адаптаций просто не хватит бюджета, чтобы воплотить на экране рисунок Нихэя, а точнее — центрального персонажа манги, бесконечно огромный и безгранично запутанный Город, находящийся «может быть, на Земле, может быть, в будущем». Разумные машины, занимающиеся строительством Города, давно сошли с ума, остались без единого центра управления и сотни, тысячи, а может быть и миллионы лет продолжают строить — в стороны, ввысь и в глубину.

Это самый уникальный сеттинг в истории художественных произведений — километровой высоты небоскребы, лестницы на следующий этаж, по которым нужно карабкаться в течение месяцев, переборки между уровнями, служащие бескрайним небом нижнему этажу…

Элементы творчества Нихэя отчетливо прослеживаются в первой серьезной работе Хаясиды — манге Maken X Another, созданной в сотрудничестве с Atlus (серия Shin Megami Tensei) и служащей адаптацией игры Maken X. Сюжет рассказывает о мрачном будущем, в котором некая высшая сущность захотела сократить население земли до минимума и взять оставшихся в живых под своей контроль. Для противостояния ей ученые разработали меч Макэн, способный убить даже бога. У него оказалось собственное сознание, которое взяло под контроль девушку Кэй Сагами.

От автора Blame! в манге остались замысловатый дизайн и дотошное внимание к деталям. А Кю разбавила происходящее свежим взглядом на женских персонажей и огромным количеством жестокости. Потому некоторые страницы говорят за себя лучше любых слов.

Кстати, с играми у мангаки особая связь. Она обожает серию Dynasty Warriors настолько, что однажды сломала свою PS 2 во время ее прохождения, слишком уж часто она играла. Также она поучаствовала в создании Shadows of the Damned Гоити Суды и Синдзи Миками, именно благодаря ней вид боссов получился таким необычным и уникальным, и нарисовала по ней ваншот Huvahh. Но наибольшую известность Хаясиде принесла ее самая яркая и необычная манга — Dorohedoro.

Говорят, что превосходный графический роман цепляет с первых же страниц. К примеру, этим славится Berserk Миуры Кэнтаро, начинающийся с секса главного героя с девушкой, которая затем превращается в ужасного монстра, однако протагонист тут же сносит ей голову из своего протеза-пушки.

Мне кажется, что Хаясида сумела превзойти Миуру, ведь ей хватило всего одной страницы. Умопомрачительное качество рисунка (взгляните только на текстуры головы ящера!), абсурдность ситуации, необычные персонажи и гротескная жестокость — тут есть все. А дальше будет только больше.

Вселенную Dorohedoro можно разделить на три мира. Дыра — место обитания обычных людей. Она напоминает бесконечные грязные трущобы, в которых каждый выживает по мере возможностей. На людях иногда проводят свои «тренировки» волшебники, приходящие из мира из-за двери. Они отличаются анатомическими особенностями (к примеру, в голове у них сидит маленький чертик, а кроме кровеносных сосудов есть особые каналы для дыма, на котором и строится местная магия) и живут в лучших условиях. Но после смерти все волшебники попадают в ад, где над ними бесконечно издеваются дьяволы.

Главный герой — человек с головой ящера Кайман, страдающий от амнезии. Он пытается найти того, кто лишил его памяти и человеческого облика. Для этого он ловит волшебников и засовывает их головы себе в пасть, как показано на первой странице. Там у него из горла вылезает другой человек и говорит, находится ли перед ним ответственный за превращение. Помогает Кайману владелица ресторана «Голодный жук» Никайдо, девушка с неясным прошлым, мастерски готовящая гёдза (японские жареные пельмени) и владеющая боевыми искусствами. Их война против магов привлекла Эна — могущественного волшебника, который отправляет своих чистильщиков Сина и Ной расправиться с помехой.

Так начинается приключение, полное запредельной жестокости, страшных тайн и, как ни странно, сентиментальности и особого чувства юмора. Хаясида умудряется изобразить мир, в котором опасность на каждом шагу, без слишком мрачных красок. Насилие давно стало обыденностью в Дыре и среди волшебников, потому местные жители относятся к нему с иронией, не забывая подшучивать над собственным упадочным положением.

В этом кроется собственная магия манги. Персонажей здесь потрошат, выворачивают им органы наружу, рассекают на несколько частей, но расчлененка не превращается в фетиш и ключевой элемент повествования, как в Gantz. Кю почти с медицинской точностью изображает ранения, при этом умудряясь регулярно включать оптимизм и юмор. Волшебники участвуют в роскошных балах и подбирают себе красивую одежду, а в Дыре проводится турнир по бейсболу и сражаются с зомби за мясорубку. Герои живут полной жизнью даже в мире победившего сатанизма.

Да, все живое в манге создал местный аналог Сатаны по имени Кровокрас, высшим почетом для волшебника считается превращение в дьявола, тут и там и в дизайне используются кресты (чаще всего — перевернутые), а бога, рая и прочих светлых библейских вещей нет и в помине. Вернее, один «ангел» все-таки нашелся, но выглядит он не лучшим образом.

Нельзя сказать, что история прямо-таки пропагандирует сатанизм, он здесь применяется по большей мере в эстетических целях. Похожим образом поступили создатели «Евангелиона», только с христианством и каббалой. Хаясида же решила пойти более провокационным путем, отчего все только выиграли.

К тому же тема сатанизма идеально подходит немного грязному и небрежному рисунку мангаки, который в то же время проработан до мелочей и поражает своими дизайнами. Например, у каждого волшебника есть особая маска, сделанная дьяволом, которую не спутать ни с чем, а прорисовке зданий уделяется огромное внимание. В сражениях ощущаешь всю динамику и накал страстей, в особо напряженные моменты контуры и очертания начинают «плыть», а компоновка фреймов и сцен лишь усиливает вовлечение в процесс чтения. В плане рисунка Dorohedoro — одна из высот манга-индустрии.

Но это все внешние составляющие, «оболочка», за которой может оказаться вопиющая пустота. Как дела с «наполнением» обстоят у Dorohedoro? Для начала нужно отметить принцип создания глав. Хаясида не садится писать все «с наскока», рисуя страницу за страницей, чем грешат многие авторы, пускай даже и опытные. Для начала мангака создает полноценный сценарий со всеми репликами и сюжетные ходами, в плане визуальной составляющей довольствуясь лишь черновыми скетчами. И пока постановка главы не будет ее удовлетворять, за рисунок она не сядет.

Потому закономерно, что с сюжетом тут все очень и очень хорошо. Манга умудряется быть отличным детективом, чтение которого не хочется прерывать, чтобы поскорее добраться до нужных ответов. А последние в свою очередь не выглядят «роялями в кустах» или эпатажным желанием автора вызвать удивление исключительно ради удивления. Нет, предпосылки всех сюжетных поворотов изначально есть у читателя на руках, просто обставлены они настолько грамотно, что о них даже не догадываешься. Зато при втором прочтении умудряешься подмечать упущенные ранее детали и намеки между строк, поражаясь таланту Хаясиды.

Чтобы показать свой необычный мир во всей красе, Хаясида использует нелинейное повествование. Оно концентрируется сразу на трех сюжетных линиях (иногда — больше), причем ее участники то враждуют между собой, то заключают вынужденные альянсы в самых разнообразных комбинациях. Иногда нам показывают события из прошлого, проясняющие становление персонажей и важные сюжетные моменты. Получается особый пазл, все детали которого никто от тебя скрывать не намерен, но сложить из него цельную картину все равно испытание не из легких.

Сценарное мастерство Хаясиды проявляется еще и в том, как на первый взгляд незначительные моменты в итоге оказывают колоссальное влияние на сюжет. Будьте уверены, что если кто-то упомянул странный инцидент или сказал некую загадочную фразу, то она обязательно всплывет в будущем. Причем контекст ее восприятия значительно изменится или вообще окажется, что все вылилось в очередную шутку или тупиковую ветку расследования, чтобы еще сильнее все запутать.

Неординарность многих решений тоже становится одним из приятных моментов манги. Взять хотя бы ту же магию. Даже несмотря на ее необычный источник, сначала может показаться, что своими корнями она уходит в довольно стандартные сёнэны. У каждого волшебника есть уникальный вид магии, подвластный лишь ему. Кто-то лечит любые раны, другой — превращает все в грибы, и тому подобное. Однако со временем концепция сверхъестественных способностей обрастает новыми деталями, придающими ей уникальности. Например, некоторые маги отрубают себе руки, чтобы принудительно открыть дымовые каналы, волшебный дым можно продать за неплохие деньги, а слабые маги и даже обычные люди применяют «черный порошок» — особое вещество, позволяющее многократно усилить свои способности.

Вокруг порошка, кстати, строится отдельная сюжетная ветка, напоминающая «Крестного отца» и прочую классику криминального жанра. Поиски себя у Каймана часто сопровождаются сюрреалистичными кошмарами и постоянным давлением со всех сторон — это виртуозно обыгранные ходы психологических триллеров. А чего стоят главы «дьявольского омакэ», в котором появляется маскот манги — человек-гёдза, Никайдо делится рецептами всевозможных блюд, а уровень абсурда достигает своего пика. Кю с, простите за каламбур, дьявольским мастерством сочетает элементы самых разных произведений, но не ударяется слишком сильно ни в каком направлении, оставаясь самобытной.

Мангака словно специально шла наперекор всем штампам и трендам Японии. Все без ума от историй про школьников? Тут их нет и в помине. Фанаты аниме и манги обожают исключительно устоявшиеся типажи женских персонажей, делая из них своих «вайфу» и объекты обожания? Что ж, девушки Dorohedoro удивят неподготовленного читателя своими пропорциями и неудержимой, почти сумасшедшей энергией. Все, что рядовой почитатель индустрии развлечений Японии привык видеть, либо отсутствует в принципе, либо извращено до крайностей.

Потому закономерно, что пускай манга выходила 18 лет (с 2000-го по 2018-й), к ее достижениям так никто приблизиться не смог. Вселенная Dorohedoro — это филигранная работа над созданием персонажей, ситуаций, декораций и связей между ними, чтобы итоговая картина шокировала и впечатляла. Более того, оконченный формат позволяет за раз проглотить запутанную и не отпускающую до конца историю, благо и глав в ней не так уж много — всего 167. Потому освободите свой день и попробуйте потратить его на приключения Каймана. Высока вероятность, что очнетесь вы лишь поздней ночью, дочитав последнюю строчку и полюбовавшись на последний фрейм, с вечной любовью к Dorohedoro внутри.

Дым и мясо Dorohedoro — рассказываем, почему манга про мир победившего сатанизма достойна внимания | Канобу - Изображение 5603

Однако пускай оригинальная манга и завершена, в 2019-м у главного творения Кю ожидается новый всплеск активности. Дело в анонсированном аниме, о котором пока, увы, ничего не известно. Адаптация подобного произведения — дело тонкое, потому мы решили в тезисном формате немного помечтать о том, каким должно быть идеальное Dorohedoro в сериальном формате.

  • Никакой цензуры. Это основное требование, потому что проработанная жестокость стала визитной карточкой манги. Если ее убрать, то Dorohedoro потеряет свое очарование, и даже некоторые сюжетные моменты станут менее понятными. Компромиссный вариант — при трансляции на ТВ показывать с цензурой, а вот при релизе на домашних носителях изобразить происходящее без поблажек;
  • Солидный бюджет. Вытекает из предыдущего пункта, ведь с дешевой анимацией и посредственными художниками достоверную анатомию изобразить невозможно. Учитывая, что аниме-сериал могут подготавливать сколько угодно, то у авторов есть достаточно времени, чтобы найти средства и прорисовать все в наилучшем качестве;
  • Никакого посезонного формата. Пускай я даже представляю, где можно оборвать истории при 12 и 24 сериях, но Dorohedoro это только навредит. Ее тайну нужно раскрывать медленно, но верно, без лишних клиффхэнгров и затиший на три месяца. Потому если экранизировать, то все и сразу;
Дым и мясо Dorohedoro — рассказываем, почему манга про мир победившего сатанизма достойна внимания | Канобу - Изображение 5604
  • Сохранение оригинального дизайна. Все перевернутые кресты, черти, дьяволы, ад и прочие вещи должны быть переданы в первозданном виде. Последнее, что нужно аниме Dorohedoro, — это испорченный стиль. В особенности это касается женских персонажей. Не смейте их трогать;
  • Обязательные «бонусные главы». В конце каждого тома при помощи «омакэ» Хаясида раскрывала некоторые любопытные подробности о мироустройстве своей вселенной. Не совсем понятно, как подобные эпизоды вклинить в сюжет анимационной адаптации, но они обязаны быть, причем не в виде бонуса на BD и DVD;
  • Соответствующая музыка. А чтобы еще сильнее подчеркнуть настроения Dorohedoro, необходимо подобрать правильное музыкальное сопровождение. В нем должна быть преимущественно гитара (электро или акустическая, лучше — обе). Ближайший ориентир — Ясуси Исии с его работой над Darker than Black: Gemini of the Meteor или же Ёко Канно, чей талант создавать саундтреки в самых разных жанрах наверняка придется к месту.

В любом случае выход аниме означает еще большую популяризацию Dorohedoro, чего манга определенно заслуживает. Но зачем ждать целый год, если можно прямо сейчас приобщиться к истории, аналогов которой попросту не существует? Тяжело найти произведение, в котором совершенно нет минусов, и работа Кю Хаясиды как раз попадает под эту категории. Потому если у вас нет религиозных предубеждений и вы не боитесь гротескной жестокости, то Кайман и Никайдо уже ждут вас в своем расследовании.

Дым и мясо Dorohedoro — рассказываем, почему манга про мир победившего сатанизма достойна внимания | Канобу - Изображение 5605

Больше об аниме и манге

Игры в материале

Последние статьи