Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

«Давайте сделаем “Пилу” в космосе!». Даррен Линн Боусман и Крис Рок о фильме «Пила: Спираль»

При поддержкеLG
При поддержке LG
Тринадцатого мая в прокат выходит девятая часть знаменитой хоррор-франшизы: «Пила: Спираль» (Spiral: From the Book of Saw). Создатели фильма, режиссёр Даррен Линн Боусман и исполнитель главной роли Крис Рок, обещают принципиально новый взгляд на знакомую киносерию. В интервью с журналистами они постарались объяснить, откуда в новом хорроре так много комедии, почему картина в оригинале называется «Спираль», а не «Пила», и есть ли у ее сюжета связь с движением Black Lives Matter.
Тринадцатого мая в прокат выходит девятая часть знаменитой хоррор-франшизы: «Пила: Спираль» (Spiral: From the Book of Saw). Создатели фильма, режиссёр Даррен Линн Боусман и исполнитель главной роли Крис Рок, обещают принципиально новый взгляд на знакомую киносерию. В интервью с журналистами они постарались объяснить, откуда в новом хорроре так много комедии, почему картина в оригинале называется «Спираль», а не «Пила», и есть ли у ее сюжета связь с движением Black Lives Matter.

О новых последователях Джона Крамера

Даррен Линн Боусман: «Спираль» однозначно рождает новый набор персонажей для франшизы. В сиквелах «Пилы» последователи просто повторяли за Джоном Крамером [главный антагонист, убийца по прозвищу Пила, – ред.], становились его учениками или были как-то связаны с ним напрямую. Здесь другой случай. Мы всегда хотели, чтобы идеи Крамера эволюционировали. Ученики Крамера помещали человека в ловушку и проверяли его желание жить. Но «Спираль» рассказывает не о перевоспитании человека – она о реформировании организации. Этот человек изменил идею Пилы под себя, он читал новости, взял часть крамеровского месседжа и использовал его в своих целях.

«Давайте сделаем “Пилу” в космосе!». Даррен Линн Боусман и Крис Рок о фильме «Пила: Спираль»

О юморе в «Спирали»

Крис Рок: Я был фанатом франшизы «Пила» и однажды сказал другу: «Интересно, как бы это смотрелось в комедийном ключе?» Ни в одной из частей «Пилы» не было юмора, в хоррорах редко бывает юмор. И они не то, чтобы несопоставимы. Мы хотели, чтобы фильм был смешным, но не настолько, чтобы уничтожить всё страшное. Если бы мы сделали «Пилу» не страшной, это было бы неуважением к фанатам.

В моей идее была частица эгоизма. Я не играл копа со времён «Смертельного оружия 4», прошло почти 25 лет. А это довольно типично, особенно для темнокожих комиков – играть копов. Есть Эдди Мёрфи, Крис Такер, Кевин Харт… Но их образы – будто из одинаковых фильмов. Я хотел сыграть полицейского в более интересном сеттинге и поэтому подумал, почему бы не сделать это в хорроре?

Зик получился похожим на Дэнни Гловера в «Смертельном оружии» и на Моргана Фримена в «Семь» — но только весёлый! [смеется – прим. ред.]. Двадцать лет назад я был бы Максом [Макс Мингелла сыграл в «Спирали» напарника главного героя – ред.]. А теперь это оммаж всем «я слишком стар для этого дерьма» ребятам, всем героям, похожим на Брюса Уиллиса в «Крепком орешке».

Даррен Лин Боусман: Крис сказал мне, что хочет сделать фильм в духе «48 часов» Уолтера Хилла [бадди-муви о двух полицейских, в котором снялся Эдди Мёрфи – ред.]. И когда я смотрел его в первый раз, я подумал, что это комедия. Но это не так, «48 часов» – фильм с насилием и жестокостью, и только отдельными элементами юмора от Мёрфи. Крис хотел сделать нечто похожее, снять «Пилу», но с моментами лёгкости. Так что [«Спираль»] – не сплошные приколы, но Крис Рок в ней уморителен. Сцена с обсуждением «Форреста Гампа» – отличный пример: она вписана в контекст, естественна для героя. Она просто показывает, что в этой истории есть место для юмора, что смеяться – это нормально.

«Давайте сделаем “Пилу” в космосе!». Даррен Линн Боусман и Крис Рок о фильме «Пила: Спираль»

Как «Спираль» вписывается во вселенную «Пилы»

Крис Рок: Когда ты решаешь присоединиться к франшизе – это большая ответственность. Не хочется услышать: «Всё было отлично, пока не пришёл Крис Рок»! Нужно уважать фанатов, они единственная причина, почему ты этим занимаешься. Так что в фильме будет много моментов, которые понравятся поклонникам франшизы. В то же время, в нём есть элементы, которые откроют франшизу людям, никогда не любившим хорроры: юмор, актёрский состав, отношения между героями теплее, чем мы обычно видели в «Пиле».

Я лично в «Пиле» люблю ловушки. Они настолько средневековые – как что-то, что ты увидишь в «Игре престолов». Они и в «Игре престолов» ужасные, но когда ты думаешь о них в современности… О, это ужас, особенно «Разрыватель челюсти»! [фирменная ловушка из разных частей «Пилы», медвежий капкан, работающий наоборот – ред.] Мы с Сэмюэлом Л. Джексоном молодцы, и Макс тоже хорош, но ловушки – реальные звезды фильма.

Даррен Линн Боусман: Мы захотели рассказать другую историю. Поэтому мы и назвали её «Спиралью»; это не «Пила 9», может быть, когда-то «Пилу 9» снимут отдельно. Это просто девятый фильм во вселенной «Пилы». Проблема в том, что в «Пиле 8» действие было таким сложным и насыщенным, появились лазеры… Я хотел откатить назад и сделать фильм попроще, как первую часть «Пилы» – простую историю с ловушками. В ней показывали насилие, кровь, кишки, но важнее были сюжет и герои. Чем больше сиквелов выходило, тем более жестокими они становились. Мне хотелось привнести больше сюжета, чем кровавых ловушек.

Мне кажется, у нас получается что-то вроде мультиверса, как у Marvel. Может быть много сюжетов, которые происходят в одной вселенной, но касаются разных историй. Если персонаж погиб в одном фильме, это не значит, что он ушёл безвозвратно – Джон Крамер «умер» в «Пиле 3» и вернулся. Думаю, здесь могут быть приквелы, сиквелы, что угодно. Я давно им это питчу: давайте сделаем «Пилу» в космосе!

Любители «Пилы» – особый вид зрителя, они готовы к чему угодно. И как провести тех, кто смотрит так внимательно? Я всегда сравнивал «Пилу» с фокусами: например, в первой части ты не ожидаешь, что [в кадре] все время лежит Джон Крамер. И в каждой последующей части были такие повороты. Поэтому фанаты пристально следят за каждой репликой, каждым кадром, каждым отражением. Для режиссёра это очень сложно – сбалансировать [фильм], угодить и поклонникам франшизы, и новым зрителям.

«Давайте сделаем “Пилу” в космосе!». Даррен Линн Боусман и Крис Рок о фильме «Пила: Спираль»

О возвращении Даррена Линна Боусмана

Даррен Линн Боусман снял вторую, третью и четвёртую части франшизы. «Спираль» – камбэк режиссера после 14-летнего перерыва и работы над сольными проектами («Карнавал дьявола», «Святая Агата», «С днем смерти»).

Крис Рок: Сначала я сам хотел выступить режиссёром, но потом понял, как много сил у меня отнимет «Фарго» [Рок сыграл в четвертом сезоне сериала братьев Коэнов – ред.], что он потребует полной концентрации. И когда я стал думать, кто мог бы стать режиссёром, я сразу подумал о Боусмане.

Даррен Линн Боусман: Так круто говорить, что сам Крис Рок выбрал меня! Мне позвонил Марк Бёрг, продюсер фильма, и сказал: «Крис хочет, чтобы ты снял этот фильм». Это было безумие, ведь на тот момент я думал, что закончил с этой франшизой. Работать с Крисом было невероятно – он был готов на что угодно, доверял мне как режиссёру, который уже работал над «Пилой». По утрам мы садились и обсуждали, что будем снимать в этот день, и у него всегда были тонны идей.

Буду честным, со времен «Пилы 4» я не снял ни одного фильма, который бы получил такую мощную поддержку. Информационное освещение, трейлеры, постеры… Ты точно знаешь, что люди услышат о твоем фильме, его посмотрят. Я часто снимаю кино, о котором никто не знает. С точки зрения режиссёра я хотел вернуться снова ради этого опыта. И ещё я понял, что могу предложить что-то новое. Я ушел после «Пилы 4» потому, что мне больше нечего было сказать: я снял три фильма, создал кучу ловушек, и на этом всё. Но с Крисом Роком появилось что-то интересное, в том числе элемент комедии, и я подумал, что снова могу вложиться.

О связи с Black Lives Matter

Крис Рок: Это так странно, поскольку фильм должен был выйти в прошлом году. Он никак не связан с протестами 2020 года, и в то же время очень связан. Почти грустно, что кино получилось таким актуальным. Я работал над разными проектами, которые опередили своё время, и на этот раз мы [со съёмочной командой] неожиданно выпустили [фильм] ровно в нужный момент. Мне кажется, у нас всё получилось.

Даррен Линн Боусман: Да, мы снимали фильм полтора года назад, ещё до протестов. Он вышел очень своевременным. Мне кажется, зрители найдут много ниточек к реальности, отраженной в новостях. Мы не пытались сделать политический фильм, но новостная повестка отражает то, что в нём происходит.