Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

The Last of Us: Part 2 наделала немало шума еще до выхода. Когда на Е3 показали трейлер, где Элли целуется с девушкой, разговоры об этом не утихали несколько месяцев. Впрочем, то, что Элли — лесбиянка, многие фанаты приняли относительно спокойно. В конце, концов, намеки на это Naughty Dog оставила еще в DLC для первой части. Тем не менее до сих пор есть и те, кто обвиняет разработчиков в «пропаганде ЛГБТ и создании тематической агитки».
The Last of Us: Part 2 наделала немало шума еще до выхода. Когда на Е3 показали трейлер, где Элли целуется с девушкой, разговоры об этом не утихали несколько месяцев. Впрочем, то, что Элли — лесбиянка, многие фанаты приняли относительно спокойно. В конце, концов, намеки на это Naughty Dog оставила еще в DLC для первой части. Тем не менее до сих пор есть и те, кто обвиняет разработчиков в «пропаганде ЛГБТ и создании тематической агитки».

Чтобы разобраться в том, насколько удачно или неудачно тематика ЛГБТ показана в The Last of Us: Part 2 мы на «Канобу» обратились за помощью к одной из самых популярных фем-активисток России — Нике Водвуд, более известной под псевдонимом Никсель-Пиксель. Мы попросили девушку лично сыграть игру и поделиться с нами своим мнением по поводу персонажей, представляющих ЛГБТК+.

О впечатлениях от The Last of Us: Part 2

Это неожиданно, но игра мне очень понравилась. Неожиданно потому, что я не люблю страшилки, не люблю зомби. Даже фильмы про них не смотрю. Но стрелять в The Last of Us: Part 2 по монстрам и даже по людям круто, хотя по людям и тем более по собачкам труднее намного, и я постоянно во время игры перед ними извиняюсь. Ужасно, когда хозяина собаки убиваешь, и собака подбегает к нему и скулит. Блин, да, эта игра — самый настоящий emotional rollercoaster.

Признаюсь, не прошла первую часть — и очень жалею. Но, скорее всего, как закончу прохождение второй, обязательно сыграю и в предыдущую. Мы с моим парнем долго спорили, стоит ли в нее играть. В итоге не удержались и начали проходить вторую. У нас ситуация обратная той, что на популярном YouTube-канале Girlfriend Reviews: я играю, а Паша сидит рядом и смотрит. Мы спорили, спорили, но, начав прохождение, не смогли от нее оторваться и решили вернуться к первой части потом.

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

О репрезентации феминизма в The Last of Us: Part 2

Я не нашла в игре чрезмерного уклона в сторону феминистских идей, но многие вещи меня действительно приятно удивили. Во-первых, чувствуется «химия» между персонажами, было очень здорово слушать разговоры Элли и Дины. Во-вторых, то, что глава (или мэрка, не знаю какой феминитив лучше!) города Джексон — женщина, Мария. Да и в целом то, как показаны женские персонажи. Они выглядят и разговаривают как женщины, а не как мужские фантазии.

Конечно, они все еще конвенционально красивые, особенно Элли, но в целом нет ощущения, что героини там присутствуют только, чтобы удовлетворить male gaze (мужской взгляд — ред.). Во время игры не было такого кринжа, который обычно появляется, когда я вижу женщин в играх. Часто, если в игре есть женщина, это вызывает недоумение и фейспалм. Потому что женщин чрезмерно сексуализируют — или они говорят какие-то странные вещи. То есть в разговорах бывает очень много стереотипов, они слишком «плоские». Сценарии бывают сексистские. А в «Одни из нас» нет ничего из вышеперечисленного. В игре есть мужчины, есть женщины, есть люди других гендеров, но это все люди, у них разные характеры, они все «многослойные» — и, на мой взгляд, это очень прикольно.

И то, что Элли — лесбиянка, и то, что Дина — бисексуалка, мне показалось очень классным. Обычно в играх показывается романтическая линия, и я не вижу причин не быть этой линии отличной от гетеросексуальной.

Еще мне очень сильно запомнился момент в самом начале игры, когда Элли рассказала своему другу Джесси о поцелуе с Диной, и он сказал, что все окей. Но потом Элли опять спросила про это, пока они шли к Марии. Мне это так понравилось! Круто, что показали, как можно бережно относиться к своим друзьям, проговаривать все, чтобы никто в подобной ситуации не чувствовал себя некомфортно. Вот эта беседа тоже лично у меня ассоциируется с теми нормами общения, которые я разделяю как феминистка.

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

Надо ли студиям консультироваться с феминистками при создании игр

Нет, это совсем не обязательно. Но, если вы рассказываете о чужом опыте, о чужих переживаниях, и если вы таким опытом сами не обладаете, то, скорее всего, вы расскажете неправильно. Что-то себе придумаете и будете исходить из стереотипов.

В случае с The Last of Us: Part 2 студия Naughty Dog, к примеру, обратилась за консультацией к известной представительнице фем-движения Аните Саркисян. И если бы игру делали люди, которые этим опытом обладают, то этой консультации можно было бы избежать.

Очень важно, чтобы разработчики были как можно сильнее диверсифицированы. Важно, чтобы команда не состояла лишь из, условно, десяти белых гетеросексуальных мужчин. Если в команде нет «дайверсити», то привлекать консультантов можно и нужно.

Как следует и не следует отражать принципы феминизма в играх и фильмах

Я не люблю, когда феминизм пытаются впихнуть неискренне, когда пытаются просто запрыгнуть на поезд трендов, не являясь феминистками. То есть, когда за дело берутся люди без опыта в конкретной сфере. Например, уже упомянутые ранее десять белых гетеросексуальных мужиков — если они поставят перед собой задачу быть профеминистами или делать все «по правилам феминизма», у них ничего не выйдет. Они просто «напихают» в это понятие стереотипов.

Пожалуй, самый яркий пример того, как создатели попытались вот так запрыгнуть на повестку феминизма и ничего хорошего не добились, — это мультфильм «Зверополис». Я ненавижу его, он ужасный. Плотоядные в нем — дискриминируемое меньшинство, но при этом травоядный кролик получает работу по квоте, хотя квоты нужны для помощи дискриминируемым меньшинствам. При этом травоядные всегда находятся в страхе перед плотоядными, потому что плотоядные их едят, и это, видимо, сравнивается со страхом женщин перед мужчинами, или белокожих перед темнокожими, но и сексизм, и расизм никак биологически не обусловлены.

Например, Лис обиделся на то, что кролик его боится. А как она должна не бояться, если в природе он ее сжирает? Получается, что в «Зверополисе» транслируется мысль «Не обижайте насильников». Короче, мне кажется этот мультик нашпигован трендовыми темами и отсылками к social justice issues (вопросы социальной несправедливости), но сделано это ужасно, и никакого смысла не несет.

Но бывают и хорошие примеры «перегиба»: скажем, сериал «Великая» — ** [офигенный — ред.]. Там отличное разнообразие в актерском составе и, я уверена, в команде. И история очень феминистская, которая никак не соотносится с реальной исторической ситуацией. Это никак не адресуется, никак не объясняется, почему тут темнокожие везде, почему женщины такие, почему история такая. И тем не менее это крутой сериал, очень смешной.

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

Постер сериала «Великая»

О трансгендерных людях в играх вообще и в The Last of Us: Part 2 в частности

Многие считают, что трансгендерных людей куда-либо добавляют «для галочки». Но мне это кажется довольно странным, потому что в реальности трансгендерные люди или гендерно неконформные люди встречаются повсеместно. Он может покупать хлеб в магазине, и ты же не подойдешь к нему и не скажешь: «Слушай, ты как-то неорганично вписываешься в жизнь. Я тебя должен видеть в клубе, где ЛГБТ тусит, или на прайд-параде. Вот, на параде — да, а хлеб покупать — нет».

Из-за того, что мы не привыкли, из-за того, что это не нормализовано, и в повседневной жизни мы мало видим таких людей, поскольку они подвергаются дискриминации, и им небезопасно быть открытыми в любых общественных пространствах. Из-за этого, когда мы встречаем их в фильмах или в играх, где они показаны без стереотипов, первая наша мысль — это «понятно, они тут для галочки». Но нет, такие люди могут встретиться где угодно, среди нас — и это, повторюсь, нормально.

А если говорить про другие игры, то в The Legend of Zelda: Breath of the Wild на Nintendo Switch есть гендерно неконформный персонаж — Стройда из «СтройдаСтрой» [его можно найти в Хатано — ред.]. Он накрашен, с сережкой в ухе, в розовой одежде. И это никак не объясняется, он просто такой персонаж.

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

Почему в России не принято говорить о трансгендерных людях

Трансгендерные люди в играх вызывают вопросы по простой причине — из-за трансфобии. Я надеюсь, что ситуация изменится в лучшую сторону, поскольку даже в самых отдаленных районах России есть доступ к интернету и возможность просвещаться. Если вам надо с чего-то начать, посмотрите мое 45-минутное видео про феминизм, подпишитесь на феминисток в описании под ним, а еще в моем инстаграме есть посты с рекомендациями трансгендерных активисток и активистов.

О пропаганде гомосексуализма

Я считаю, что не существует никакой пропаганды гомосексуализма, этот закон нарушает права ЛГБТК+ людей. Я не знаю, безопасно ли такое говорить в России, но закона о пропаганде гомосексуализма не должно существовать, как и закона о пропаганде гетеросексексуальности. Это не должно регулироваться законами, потому что ЛГБТК+ люди живут среди нас, они абсолютно разных возрастов, они имеют право существовать.

«Женщины — как женщины, а не как мужские фантазии». Никсель-Пиксель — о The Last of Us: Part 2

О способах объяснить людям, что такое феминизм

Делу поможет, если феминизмом будут интересоваться лидеры мнений. Если об этом будут постоянно говорить, если люди этим будут интересоваться, что собственно и происходит. Если популярные люди станут называть себя причастными к феминизму, я не знаю.

Например, Киркоров: я его, конечно, не люблю, но он популярен у огромного числа людей, у старшего поколения в частности. Если такие люди будут интересоваться темой, общаться с активистками, то, я думаю, дело пойдет быстрее. Хотя дело уже идет хорошо. По крайней мере, когда я начинала делать свои видео, 5 лет назад, это была абсолютно другая ситуация. Я чувствовала себя очень одинокой и чувствовала себя ** [сумасшедшей — ред.]. А сейчас очень много людей на стороне феминизма, многие разделяют эти идеи.

Плюс, круто, если медиа будут поддерживать эту идею. Изменение в информационном поле произошло во многом из-за СМИ. Статьи на «Афише», «Вандерзине», куче разных мест, даже на «Медузе», которая творит много разного плохого, были очень хорошие тексты про феминизм. Да и вот такие вот материалы, даже через призму игр и фильмов, тоже очень помогают.