Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря

Игорь Кислицын
Если попросить кого-то назвать главного противника Бэтмена, то с огромной долей вероятности человек назовет Джокера. Безумный готэмский клоун — один из старейших антагонистов Темного рыцаря. Последние несколько десятилетий он выступает его главным врагом и полной противоположностью — и это при том, что между летучими мышами и клоунами, мягко говоря, ничего общего нет. Как так вышло, что Джокер стал не просто главным врагом Бэтмена, но и уверенно занимает верхние строчки в десятках списков «самых-самых злодеев»? Попробуем выяснить!

Не будем сильно вдаваться в его комиксную биографию и историю появления, поэтому совсем кратко: Джокер дебютировал в Batman #1 1940 года и должен был погибнуть в том же выпуске. По мнению Билла Фингера, одного из создателей Бэтмена, внедрение злодеев, что каждый раз возвращаются, дискредитирует Бэтмена в глаза читателя. Однако, редактор Уитни Эллсворт увидел в персонаже потенциал и волевым решением спас его от смерти. В итоге Джокер появился в девяти из двенадцати первых выпусков серии Batman.

На мой взгляд, дело здесь в следующем — ни Билл Фингер, ни Боб Кейн не предполагали, что комиксы о Бэтмене будут выходить десятилетиями, да и, судя по всему, они не особо на это надеялись. Их волновал вопрос «что придумать в следующем номере», как и любого автора. А вот Эллсворт, будучи редактором, мыслил на более длинную перспективу и решил, что в Джокере есть что-то неуловимо притягательное, и неплохо бы использовать его еще раз. В конце концов, такой персонаж пропадает, если убить его в первом выпуске!

Но что конкретно привлекло Уитни в нем? Возможно то, что Джокер по своей природе трикстер. Тот, который «кручу, верчу, обмануть хочу», которых пруд-пруди в мифологии: эталонный пример — это Локи из скандинавских сказаний. Люди страшно любят подобных персонажей, так что, может, дело в этом. Время шло, комиксы продолжали выходить, а враги Бэтмена множиться — Джокер быстро перестал быть единственным «повторяющимся злодеем» и стал одним из многих. Сейчас невозможно сказать, какие настроения царили среди читателей насчет того, кого считать «самым-самым» из врагов Бэтмена, так что не будем гадать. Попытаемся определить примерный временной промежуток, в который Джокер стал самым-главным-злодеем Бэтмена и понять — почему?

Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11944

Если идти дальше по истории публикаций, можно заметить, как в середине 50-х из-за введения «Комиксного Кода» — цензуры в комиксах, если по-простому — Джокер стал просто забавным негодяям, совершающим абсурдные преступления, никого не убивая и даже не особо калеча. В Detective Comics он вообще перестал появляться с 1953-го по 1963-й годы, затем на пост редактора комиксов о Бэтмене пришел Джулиус Шварц, не особо любивший персонажа, (там еще свою роль сыграл сериал 66-го года, но о нем чуть позже), а с 1969-го по 1973-й годы Джокер вообще не появлялся в комиксах! Казалось бы, его можно хоронить с концами — но не тут-то был.

Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11945

В 70-х Джокер все-таки вернулся — менее абсурдный и более маниакальный. Правда, в те годы суперзлодеи в целом отошли немного на второй план, а Бэтмен как в старые-добрые времена сражался то с оргпреступностью, то с «преступником месяца». К тому же, после возвращения Джокера дебютировал Раʼс Аль Гул, который, как мне кажется, затмил клоуна по всем фронтам. Тем не менее, о персонаже не забыли. Можно сказать, что уже в те годы он обладал завидной долей популярности и любви как среди читателей, так и среди авторов и редакторов.

Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11946

В 80-х годах мистер Джей стал чувствовать себя еще более уверенно — навскидку вспоминаем «Смерть в семье», в которой Джокер забил Джейсона Тодда монтировкой, и «Убийственную шутку», которая не нуждается в представлении.

Но не менее уверенно себя чувствовал и Двуликий, который регулярно появлялся в комиксах, а в «Долгом Хэллоуине», наконец, получил внятную историю становления. Не говоря уж об охапке других негодяев, что по своему колориту не уступят Джокеру, вроде Чревовещателя или Макси Зевса.

90-е годы прошли под знаменем Бэйна — тут уж всем пришлось подвинуться, в том числе и Джокеру. Казалось бы, вот он, новый король комиксов и главный злодей Бэтмена — но наступают нулевые и вроде как для всех очевидно то, что Джокер — это Номер Один. Но почему?

Тут настало время отвлечься от комиксов (поскольку, на мой взгляд, корни современной популярности персонажа лежат не только там), и обратиться к другим медиа, в которых Джокер успел отличиться. Возьмем, например, абсурдно-веселый сериал 66-го года и среди вереницы негодяев увидим все того же Джокера. Можно ли считать его главным злодеем этого шоу? Наверное, можно — потому что чем придурковатее вам будет казаться этот сериал, тем более уместен там будет Джокер в исполнении Сезара Ромеро. По его словам, ему «разрешили кривляться, как угодно». В принципе, так и было задумано — продюсеры намеренно уводили все в чистую комедию.

Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11947
Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11948

Сразу переходим к первому полнометражному фильму о Бэтмене, и… снова Джокер. Вместо кривляющегося клоуна — жестокий гангстер, который после купания в кислоте решил прибавить внешнего лоска и шика в свою работу. Здесь он тоже шутит и использует клоунский реквизит — но выглядит все гораздо более жестоко и цинично. Почему сценаристы выбрали первым злодеем в первом фильме именно него — ответ на этот вопрос мы, наверное, никогда не узнаем; но я попробую выдвинуть свою версию.

Джокер идеально подходил для кино, поскольку у него не было четко прописанной истории появления, а для комиксов стало хорошей традицией придумывать ему происхождение.

К тому же, тут, скорее всего, сыграл тот факт, что Джокера долгие десятилетия выписывали как маньяка — а им не особо нужна мотивация. Плюс, как мне кажется, из всех злодеев Бэтмена он был чуть ли не наиболее подходящим для полнометражного дебюта — прокуроры с раздвоением личности, главы международных синдикатов убийц, повелители ребусов и прочие колоритные персоны все-таки были слишком «комиксными». А клоун (многие их боятся), который еще и гангстер (классический злодей), что сошел с ума (тут уж никому ничего не надо объяснять) — чем не антагонист для широкой аудитории? И вот тут-то, на рубеже десятилетий, и произошел прорыв Джокера куда-то в космос.

Считаем:

Во-первых, очень удачное воплощение Джеком Николсоном — довольно далекое от оригинала, но все равно впечатляющее (в конце 80-х всем точно было наплевать на «канон-неканон»).

Во-вторых, вспоминаем мега-популярный мультсериал Batman: The Animated Series, в котором титульную роль озвучивал Марк Хэмилл — и если вы не слышали маниакального смеха Люка Скайуокера, вы просто обязаны пересмотреть пару эпизодов шоу в оригинальной озвучке. В том сериале все негодяи были как на подбор — но, как по мне, Хэмилл затмил их всех.

Он сам говорил, как можно использовать смех Джокера, делая его то веселым, то угрожающим, то натурально пугающим.

Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11949
Почему Джокер — главный враг Темного рыцаря | Канобу - Изображение 11950

А если мы вспомним еще и комиксы, то в 88-м году вышла уже упомянутая «Убийственная шутка», в которой состоялось чуть ли не самое известное противостояние между Бэтменом и Джокером — и там благодаря таланту Алана Мура клоун блистал на каждой странице. Спустя год — «Лечебница Аркхам», в которой Грант Моррисон на полный штык копнул в психологию клоуна.

За пять лет — минимум четыре великолепных образа в трех разных медиа на три разных аудитории, от читателей комиксов до детей и взрослых, что видели только сериал или фильм (или и то, и другое сразу). Упомянутый выше Бэйн бодро выступил в комиксах, но «Бэтмен и Робин» похоронил его для широкой аудитории. На мой взгляд, именно тогда и закрепился культовый статус Джокера — за счет удачных интерпретаций, которые были еще и такими разными…

И вот мы и подошли к главному достоинству персонажа, благодаря которому он и живет в умах людей столько десятилетий, и за что его любят читатели и авторы (а особенно редакторы и продюсеры) — он очень пластичный и многообразный.

Еще Грант Моррисон, который собаку съел на комиксах о Бэтмене, описывал его бесконечные заезды в Аркхэм и побеги из лечебницы как проявление его «супер-вменяемости». Остановимся на этом поподробнее.

Впервые Моррисон поднял эту тему в упомянутой выше «Лечебнице Аркхэм», в которой вложил в уста психотерапевта следующую мысль: возможно, Джокер лучше всех приспособлен для жизни в конце двадцатого века, поскольку его личность как таковая –набор паттернов и личностей поменьше. Именно поэтому он то психопат, то веселый клоун, то расчетливый и хладнокровный убийца.

В 663-м выпуске Бэтмена Грант развил эту идею: дескать, каждый раз, когда Джокер сбегает из заключения, наружу прорывается новая личность, именно поэтому за прошедшие десятилетия Джокер постоянно менялся.

К чему я веду? К тому, что Джокер обладает чуть ли не уникальной особенностью — про него можно создать практически любую историю, в которой его представят с самой неожиданной стороны, и это все равно будет Джокер. Просто потому, что сама суть персонажа такова, что он свободно меняется, бросаясь из крайности в крайность. Ведь, как уже было упомянуто выше, у него нет четкой личности. Для читателей интерес — каким же Джокер будет в этот раз, для авторов, редакторов, режиссеров и продюсеров — огромное поле для экспериментов, шанс того, что очередную версию встретят в штыки довольно низок. Джокер с оторванной мордой в New 52, три Джокера в Rebirth, хмурый Джокер у Тома Кинга, маниакальный садист в «Dark Prince Charming», весельчак Николсон, анархист Хит Леджер, и даже версия Джареда Лето — и все это один персонаж. Все эти проявления смотрятся уместно, поскольку сам персонаж располагает к многообразию. Возможно, поэтому он так легко вернулся в начале 70-х, и ОʼНил с Адамсом так охотно к нему обратились.

Стоит упомянуть и о том, что Джокер — противоположность Бэтмена. Порядок-хаос, рациональность-безумие. По большому счету, эта тема всерьез начала разрабатываться авторами в течение последних трех десятилетий, что примерно совпадает с приходом Джокера на большие экраны и подлинным ростом его популярности. К тому же, если держать в уме упомянутую выше многополярность его личности, можно прийти к еще одному выводу.

Как мы уже выяснили, Джокера натурально швыряет из стороны в сторону. У Бэтмена же десятки сюжетов и выпусков посвящены тому, как в одном человеке уживаются две личности, что борются друг с другом (что забавно, эта тема тоже начала подниматься в конце 80-х). Подлинный антагонизм Бэтмена и Джокера в том, что клоун давно смирился с тем, кто он, и не противится очередной персоналии, тогда как Бэтмен суть противоречие между Брюсом Уэйном и Темным рыцарем. Первый своей диссоциативной личностью олицетворяет хаос, второй отчаянным стремлением к примирению двух частей своего «Я» — порядок. Пожалуй, именно этот неожиданно вскрывшийся факт неосознанно и притягивает как читателей, так и авторов сильнее углубляться в тему — и в этом кроются ростки того самого «злодея номер один», подкрепленные кино и сериалами.

Можно ли сказать, что и эта популярность в том числе мотивирует авторов комиксов глубже проникать в его психологию, чаще вводя его в повествование? Из этого и следует, что Джокер по сравнению с большинством других персонажей более проработан. Думаю, эта версия имеет право на жизнь — история знает массу примеров, как даже второстепенный герой или злодей в руках талантливого автора расцветает. А Джокеру почти всегда везло с авторами!

Наложите его изменчивую природу, которая позволяет играться с ним как угодно, на взрыв популярности на рубеже 80-90-х вне комиксов благодаря крайне удачным комиксам, сериалам и фильмам, что сделало его еще более привлекательным для авторов комиксов. Это в свою очередь сделало его более привлекательным для киношников и продюсеров мультсериалов и игр, и все дружно начали копать вглубь его образа, из чего родился каноничный антагонизм с Бэтменом…

Джокером может быть и неудавшийся комик, и скромный инженер, и жестокий гангстер. Он может быть веселым, ироничным, маниакальным, жестоким, пугающим или сумасбродным.

Он одинаково комфортно чувствует себя в любых медиа и никому не нужно объяснять, почему он — злодей, и его может принять самая разная аудитория — от хардкорных фанатов комиксов, до людей, что ни разу в жизни их в руках не держали. Как мне кажется, в этом и кроется секрет его заоблачной популярности, и то, почему его в массе своей считают «врагом номер один» для Темного рыцаря.

  • Эдуард Голубев восторгается «Джокером» с Хоакином Фениксом
  • Бэтмен-Джокер решает предпринят еще одну попытку по уничтожению Бэтмена

Последние статьи