Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
На Comic Con Russia 2018 нам удалось побеседовать с руководителем редакции комиксов в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» Анной Дружинец. Издательство уже второй раз участвует в фестивале, но в этом году впервые пригласило зарубежного автора посетить Comic Con Russia. Поговорили об успехах «МИФ» за прошедший год, об отличии их комиксов от продукции других отечественных издателей и о том, как выглядит редакционная кухня изнутри.
На Comic Con Russia 2018 нам удалось побеседовать с руководителем редакции комиксов в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» Анной Дружинец. Издательство уже второй раз участвует в фестивале, но в этом году впервые пригласило зарубежного автора посетить Comic Con Russia. Поговорили об успехах «МИФ» за прошедший год, об отличии их комиксов от продукции других отечественных издателей и о том, как выглядит редакционная кухня изнутри.

В мае 2018-го исполнился год направлению комиксов у вашего издательства. Можете рассказать об успехах?

К концу 2018 года мы заработаем свой первый миллион долларов за год. К этому моменту у нас выйдет около пятидесяти книг. Я говорю в будущем времени, потому что мысленно живу уже в 2019 году, и у нас готов портфель на следующий год. Еще значимая веха — мы первый раз привозим зарубежного автора на Comic Con Russia. Кроме того, выпустили два русских графических романа с Игорем Олейниковым, и за один из них даже получили награду «Книга года», правда, в детской номинации, что довольно нелепо, но все равно приятно. Первый раз в России графический роман получает такую статуэтку.

За прошедшее время у нас сформировалась достаточно большая команда. Сейчас в редакции комиксов пять человек. В штатную команду входят редакторы, маркетолог, пиарщик, SMM-специалист, а дизайнеры, верстальщики, переводчики, литературные и научные редакторы сотрудничают с нами внештшатно. Редактор МИФа курирует работу над книгами на всех этапах, и он же отвечает за качество продукта, чтобы комиксы были классные, без ошибок и так далее.

Как мне кажется, нам удалось подать тему комиксов родителям. Сейчас наш портфель по большей части подростковый/детский — где-то 70% это книги преимущественно детские. И мы работаем над тем, чтобы у родителей комиксы не вызывали отторжения, чтобы они не думали, что комиксы это только условный Человек-паук.

С этой мыслью мы полтора года назад начинали заходить в рынок и разбираться с тем, как здесь все устроено, как комиксы вообще людьми воспринимаются. Сейчас родители часто на различных площадках, обсуждая комиксы, приводят в пример «МИФ», говоря, что мы помогаем научить детей читать и приучить детей держать в руках книгу.

Когда вы пришли на рынок, там были различные издательства. Кто-то издавал супергероику, кто-то – книги для очень узкой аудитории, кто-то – только русских авторов. А что вы пробовали? Какие способы привлечения аудитории вам помогли?

Все начинается с анализа ситуации на рынке, составления карты позиционирования, по которой наглядно видно, каких продуктов уже много, куда идти нет смысла. Например, в случае нашей комикс-индустрии это, очевидно, переводные издания Marvel — это «алый океан», сильно конкурентная ниша. Я, если честно, не понимаю, зачем туда приходят новые люди. На мой взгляд, достаточно издательств, в том числе крупных, которые этим занимаются.

Так вот мы посмотрели, что есть на рынке, — увидели, что супергеройского мейнстрима довольно много, но при этом мало альтернативных изданий. Но и здесь есть разные пути. Например, мы начинали почти одновременно с «КомФедерацией». И разошлись с ними — у нас совершенно разные аудитории.

Это забавно, поскольку отталкивались, наверное, от одной мысли — «Я не хочу издавать Marvel, мне это неинтересно, я хочу издавать что-то иное, показать, какие вообще бывают комиксы».

Мы выбрали направление детских комиксов и начали с «Хильды» Люка Пирсона. Большая удача, что она нам досталась. А продолжили non-fiction комиксами. Например, «Экономикс» — комикс про устройство экономики. Детские книги и всевозможный non-fiction — очень “мифовские” темы, наверное, поэтому и первые комиксы получились такими.

Чем книги познавательного характера привлекают свою аудиторию? Удается ли им заинтересовать читателя предметом книги? Экономикой, например.

Это зависит от самого комикса. Например, «Экономикс» хорошо сделан, в нем смешные шутки, классная подача материала, комикс охватывает всю историю экономической мысли, основные понятия и так далее. Он хорошо нарисован и продается сам по себе, мы не вкладываем в него никаких усилий. Книга находит своего читателя за счет темы.

Есть и неудачные примеры. Комикс «Статистика», который вышел одновременно с «Экономиксом», скучноват и странно нарисован. И сами мы его сделали не слишком удачно — можно было выбрать шрифты другие, может, сверстать как-то читабельнее. В общем, из наших первых блинов — этот комом. Мы продали три тысячи копий, и на этом все. Это весь тираж, собственно, он был крошечным, поскольку мы немного сомневались в книге.

Словом, продажи очень сильно зависят от материала. Сложность в том, что в мире в принципе немного таких комиксов. До сих пор научно-популярные комиксы мы только переводили. На все симпатичное, на что можно было купить права, мы уже купили (и активно смотрим на новинки). И сейчас мы приходим к тому, что, если мы хотим дальше развивать эту нишу, а нам она кажется перспективной, то мы должны идти к русским авторам и художникам. А здесь уже есть определенные сложности.

Вы придете к русским авторам с предложением делать что-то подобное или будете смотреть, над чем они сами работают?

Я пробовала по второму пути идти. Думала: наверняка у нас в России есть художники комиксов, которые выкладывают свои работы где-нибудь «ВКонтакте» или на «Авторском комиксе». Решила изучить. Перерыла тонну различных работ, но пока не нашла ни одной истории, которую мне хотелось бы издать. Потому решила, что стоит попробовать другой путь.

Пойдем от обратного — что бы мне самой хотелось издать? Мне бы хотелось издавать и русские художественные комиксы, и нон-фикшн. Но с художественной историей всегда сложнее: нужен сильный автор и не менее сильный художник, и чтобы они еще и в тандеме сработались. Надо быть очень хорошим опытным продюсером, чтобы все удачно сложилось. Это тоже непростой путь. При этом, если мы делаем какую-то non-fiction историю, то здесь нужен толковый человек от науки, хороший сценарист и талантливый художник. Мне кажется, что по этому пути можно попробовать пойти в будущем, но пока не знаю, что из этого получится.

Возможно, вы слышали, что недавно издательство Bubble устроило инициативу «Новые герои Bubble», где предложило аудитории сделать питчи своих комиксов. Не думали сделать нечто подобное?

Была у нас и такая мысль. Мы посмотрели, какие уже проводились конкурсы на эту тему. И, например, издательство «Комикс Паблишер» ежегодно проводит один из них. Я отсмотрела у них на сайте, кажется, сотню конкурсных работ, и мне ничего особо не понравилось. Поэтому я решила эту идею тоже пока отложить.

Но мне кажется, что до недавнего времени в принципе было небольшое разнообразие комиксов в России. И, может быть, сейчас художники, которые рисовали иллюстрации для детских книг, например, обратят внимание на комиксы, как это иногда происходит в Америке и Европе. Художники детских книг могут рисовать детские комиксы, но они должны понимать, что это такое, для чего и насколько это сложнее просто иллюстрирования текста. Надеюсь, что с ростом переводных изданий на русском языке у нас разовьется и своя культура.

А как у «МИФ» возникла идея издавать комиксы?

Мы пристально следим за мировым рынком, смотрим, что там набирает обороты, а что спадает. Мы видим, что немейнстримные комиксы сейчас очень сильно растут во всем мире. Заметили это два с половиной года назад и решили, почему бы не попробовать зайти в эту область.

Довольно долго искали, с чего начать. Предложил идею коммерческий директор издательства, решил, что это может хорошо сработать на нашем рынке. Но продукт непонятный, было неясно, что вообще такое комиксы, как они устроены, какие бывают, кто их издает.

На тот момент не было человека в редакции, который разбирался бы в комиксах?

Нет, не было такого человека. Просто мы захотели попробовать. Первый комикс, кстати, который я в своей жизни прочитала, — это «Хильда» (смеется).

Вот почему ее издали первой!

Да-да! Мы вообще выбираем к изданию то, что нам самим нравится. Это нам очень помогло. Мы заходили в эту историю с широко открытыми глазами, поэтому, наверное, нам отчасти удалось зацепить людей, таких же, как мы, — далеких от мира комиксов, никогда ничего из комиксов не читавших. Тех, кто не понимает, как там все устроено, и не знает, как это читать. Им было бы сложно оценить условную сто сорок четвертую часть серии про Человека-паука или же великолепно нарисованную историю европейского автора типа Мебиуса. Потому что для понимания, чем интересны такие комиксы, почему они круты, нужен определенный бэкграунд.

А какие риски были в начале?

На издательском рынке риски такие же, как на всех остальных. Можно выпустить продукт, а он окажется никому не нужен. Мы очень волновались из-за уже сложившейся «комикс-индустрии». Боялись, что мы что-то сделаем не так, и нас будут ругать, начнут писать в Сети, что мы плохо в комиксах разбираемся. И такое было в начале. Кое-где на узких площадках критиковали «Хильду» — что мы не полностью скопировали оформление с оригинальной серии, и что верстка какая-то не такая, и так далее. Какое-то время мы из-за этого переживали — думали, что какие-то обсуждения на форумах повлияют как-то на наш имидж, бренд «МИФ» и в целом на продажи. Но нет (смеется).

Сейчас мы видим, что наш продукт достаточно далеко находится от остальных предложений на рынке, и это хорошо.

Вы больше с книжными сетями работаете или с магазинами комиксов?

Мы работаем и с теми, и с другими. Естественно, в книжных сетях продажи в сто раз больше, чем в комиксшопах. Меня эта ситуация беспокоит. Наши книги ни разу за прошедшие полтора года не попали в топы продаж комиксшопов. Пока мы не разобрались, с чем это связано. Возможно, мы пока не нашли путь к сердцам людей, которые любят нечто более мейнстримное, нам нечем их привлечь.

Нужно издать аналог «Экономикса», только «Супергероикс».

О, кстати! У нас скоро выйдет классная книга, которую перевел Иван Чернявский. Называется она «История комиксов в комиксах». Это очень крутое исследование истории развития комикса. Надеюсь, эта книга понравится тру фанатам комиксов.

Но когда мы издавали «Контракт с Богом» Айснера, мы рассчитывали, что его-то точно все знают и в комиксшопах он будет продаваться многотысячными тиражами, но увы. Хотя книжка получилась хорошая. Мы очень рады, что ее издали, первый тираж разошелся довольно бодро, сейчас мы уже продаем допечатку. Но основной объем продаж все равно получается через большие книжные сети. Мы продаем этот узкий специфический комикс все так же своей аудитории, а не аудитории комиксшопов.

Помимо «Экономикса», какой самый успешный ваш комикс?

«Дневники вишенки». На данный момент это самая успешная наша серия. Первого тома за год мы продали больше пятнадцати тысяч копий. Сейчас вышло всего пять томов (пятый только-только). Общие продажи серии приблизились к сорока тысячам. Комикс покупают родители и девочки-подростки в основном. Она нравится людям тем, что у нее очень красивые понятные иллюстрации. Для них как раз не нужен опыт в чтении комиксов, он выглядит как богато иллюстрированная книга. К тому же там очень эмоциональная история — над ней все рыдают, даже те, кто ее делал (смеется). А после прочтения остается теплое чувство, поэтому историей хочется поделиться.

Помимо нее, хорошо идет «Хильда». Надеюсь, благодаря сериалу от Netflix будет новая волна популярности у комикса. Мы рост интереса уже видим, благо многие СМИ написали в новостях о выходе сериала и упомянули, что оригинальный комикс издавался и на русском языке. Нам, к сожалению, не удалось устроить какой-либо большой совместный просмотр или что-то такое. Netflix очень суров с правами на все — мы не можем даже мерч никакой с Хильдой сделать, только выпускать книжки. Но не важно — мультфильм классный и комикс тоже. Многие говорят, что это новый «Гравити Фоллз».

Еще из хороших примеров — комикс «Быть интровертом», первый тираж которого разошелся за 2,5 месяца. Комикс полон инсайтов из жизни интровертов, на его страницах действительно узнаешь себя. Очень теплая вещь, ее хочется и самой перечитывать, и друзьям дарить.

С успехами понятно. А что насчет провалов? Есть ли издания, помимо «Статистики», на которые возлагали надежды, но они «не выстрелили»?

Конечно же, есть! Например, классный комикс «Анна с фермы „Зеленые крыши“», переложение классической повести Люси Монтгомери, история в духе Джейн Остин. Там современное иллюстрирование, от которого лично у меня сердце замирает, когда я смотрю на эти картинки. Но он не полетел. Хотя мне казалось, что тут и героиня очень близкая к «МИФу» — смелая, бесстрашная, любопытная, дерзкая. Но что-то с книгой пошло не так, мы продали три тысячи из четырех и все.

На самом деле, у нас есть неудачные истории, когда тираж продали и больше не допечатывали. Помимо «Анны», обидно было за «Невероятные приключения Лавлейс и Бэббиджа». Ее мы выпустили к прошлому Comic Con Russia. Это стимпанк-приключения в альтернативной вселенной с первым компьютером, изобретенным в 19 веке на пару. Настоящее какое-то великолепие! Я вела книгу как редактор и до слез над ней смеялась в процессе работы. Мы продали первый тираж в три тысячи, сделали дополнительный тираж, а он очень медленно расходится. Причем я не понимаю, почему. Мне кажется, это один из лучших комиксов, что я читала. Возможно, дело в теме, поэтому он не сразу находит своего читателя. Наверное, вопрос в упаковке, может, с названием, что-то не так, но сделанного не воротишь.

Вернемся к конкуренции. У «КомФедерации», например, тоже есть некоторые подростковые книги — та же «Дора». Не бывает ли так, что вы, например, жалеете, что у них вышел какой-то комикс, который вы хотели издать сами? Или, может, выход книги у них навредил как-то вам?

У нас разные каналы продаж и аудитория, поэтому из-за таких вещей я не переживаю. «Дора» мне понравилась, но я понимаю, что «МИФ» ее бы не издал, пока что не наш формат.

А как вы ищете лицензии? Пишете правообладателям, а они дают вам каталоги с возможными к покупке комиксами?

Чаще всего я сама изучаю доступные лицензии в каталогах, смотрю топы на различных ресурсах в Сети, что-то советуют сами издатели на встречах. Приезжаешь во Франкфурт на международную книжную ярмарку, и при хороших отношениях тебе могут из-под полы показать какие-то комиксы, которые выйдут через пару лет только, и которые пока никому не показывают. Бывает и такое.

Все книги мы обсуждаем на редсовете с коллегами. Я много читаю, просматриваю, и приношу выборочно на редсовет те вещи, которые мне самой понравились. Из пятисот просмотренных книг до издания добирается парочка, наверное. По некоторым книгам сразу видно, что это не наше, но есть и такие, которые мы долго обсуждаем редакцией. Я за плюрализм мнений.

А было ли такое, что вам очень понравился комикс, а редакции нет?

Да, это боль_ (смеется)_. Такое происходит, на самом деле, нечасто. Иногда бывает так, что мне, например, одной категорически что-то не нравится, а всем нравится. Но в таких случаях мы комикс не берем, потому что финальное слово сейчас за мной. Но если только мне книга нравится, а все остальные настроены против, тогда мы тоже ее не берем. Тут цена ошибки выше личного интереса.

И всегда нужно искать баланс при обсуждении книги, важно не слишком эмоционально рассказывать о комиксе на редсоветах, потому что тогда ты можешь своими эмоциями задавить здравый смысл окружающих.

А при отборе очень важен какой-то условно объективный взгляд. И книга может сто раз классной, но не подходить нашему портфелю.

Как для вас выглядит идеальная комикс-индустрия в России? Какой бы вы хотели ее видеть?

Мне бы хотелось, чтобы баланс сместился к равновесию супергероики/несупергероики.

Мы над этим работаем, и, надеюсь, что лет за пять-семь все изменится. Сейчас 80% рынка, если не больше, составляют издания Marvel/DC. И это играет против нас, поддерживая стереотипы о комиксах. Очень хочется, чтобы люди понимали, что комиксы бывают разные. Здесь нужно, чтобы все издатели пробовали новое, а не только проверенную супергероику. Где хорошая конкуренция, там более широкий рынок и аудитория. Тогда и СМИ, и блогеры больше освещали бы эту историю. И соответственно, больше людей читали бы комиксы в принципе.

Читай нас