Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
Издательство «Манн, Иванов и Фербер» помогло французскому художнику и сценаристу комиксов Алексу Алису посетить Comic Con Russia 2018. Алекс известен по работе над такими графическими романами, как Le Troisième Testament («Третий завет») и цикл Siegfried («Зигфрид»). Российские фанаты комиксов знают Алиса по стимпанк-серии «Звездный замок», переведенной на русский язык издательством «МИФ». Нам удалось пообщаться с Алексом на фестивале, за что редакция выражает благодарность издательству и переводчику Михаилу Хачатурову.
Издательство «Манн, Иванов и Фербер» помогло французскому художнику и сценаристу комиксов Алексу Алису посетить Comic Con Russia 2018. Алекс известен по работе над такими графическими романами, как Le Troisième Testament («Третий завет») и цикл Siegfried («Зигфрид»). Российские фанаты комиксов знают Алиса по стимпанк-серии «Звездный замок», переведенной на русский язык издательством «МИФ». Нам удалось пообщаться с Алексом на фестивале, за что редакция выражает благодарность издательству и переводчику Михаилу Хачатурову.
«Французский комиксист защищен законодательством». Беседа с художником Алексом Алисом - фото 1
«Французский комиксист защищен законодательством». Беседа с художником Алексом Алисом - фото 2

Как вам Москва? Удалось ли погулять по городу?

Очень красиво. К сожалению, у меня не было глубокого знания культуры, и вообще я мало что знал о России, но она всегда была мне интересна, потому что мой дедушка говорил по-русски и вообще был очарован вашей страной, очень много о ней рассказывал. У меня всегда было положительное представление о русской культуре, но, к сожалению, я не очень хорошо в ней разбирался и не могу сказать, что большой знаток. Поэтому мне, конечно, было интересно приехать сюда, посмотреть, как здесь все происходит. Я знал, что в Москве много интересного, но не знал, что настолько.

Как вам Comic Con Russia?

Я сегодня здесь в первый раз (беседа состоялась в пятницу 5 октября — ред.). Я не то чтобы даже много комиксов успел увидеть. Но по первому впечатлению, выставка очень похожа на американские фестивали, и я бы даже не сказал, что это фестиваль комиксов, и тем более bande dessinée (BD — французское направление комиксов — ред.), это скорее видеоигры и кино, но наверняка я что-то просто не заметил, я еще слишком мало здесь нахожусь. Возможно, здесь где-то концентрация именно комиксных изданий, я обязательно постараюсь посмотреть, что в России издают и что русские читают из комиксов американских и европейских.

Но я рад видеть, что у меня здесь уже сформировался свой круг читателей, мне было очень приятно в процессе автограф-сессии общаться с людьми, которым понравилась моя история. Несмотря на языковые барьеры, мы очень хорошо пообщались, мне было очень радостно увидеть всех этих людей. Они с таким искренним удовольствием рассказывают, что их очаровал комикс.

Как вообще появилась идея сделать «Звездный замок»?

На самом деле серия родилась из двух совершенно независимых отправных идей. Первая — это моя любовь к Жюлю Верну, которую я испытывал с детства. Я был очень впечатлен его романом «С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут», мне всегда хотелось сделать что-то в этом роде — фантастику о Солнечной системе, но именно в том виде, в каком ее представляли люди XIX века, то есть, о космосе, но немножко странном с точки зрения современного человека и его знаний. Мне был интересен именно их взгляд, потому я попытался сделать серию в духе «как бы люди XIX века представляли себе космос». Но это лишь половина. Второй у меня зрел другой проект, я оказался впечатлен личностью баварского короля Людвига II после посещения его замков, и у меня параллельно с первой идеей зрела другая — как бы сделать интересную работу, связанную с Людвигом. На тот момент я еще даже не представлял, что это будут составляющие одного комикса. И вдруг в какой-то момент я это понял, что если уж я делаю историю про покорение космоса в XIX веке, то почему бы не сделать так, что финансировать его будет как раз Людвиг II Баварский.

На самом деле сегодня, пока я подписывал книжки, у меня сложилось ощущение, что король Людвиг Баварский в России известен гораздо больше, чем во Франции. Читатели, которые подходили ко мне, знают, кто это, и благодарили за использование тематики. Во Франции таких людей меньше.

Какие еще произведения Верна вам нравятся?

«Путешествие к центру Земли» и «С Земли на Луну».

Сколько времени ушло на формирование изначальной идеи и того, в каком направлении будет двигаться история?

Идея уже выкристаллизовалась где-то к 2008 году. Тогда я работал над своей предыдущей серией, Siegfried, которая связана с германской мифологией. Я путешествовал в Баварию для этого, и постепенно у меня уже где-то откладывались мысли касательно будущего проекта. Где-то в 2012 году они уже сложились в конкретную идею, я начал уже ее реализовывать. А в 2014 году вышла первая книга.

Чем был обусловлен формат выхода?

(Во Франции комикс выходит по главам, сборники-«альбомы» включают в себя по три главы — ред.)

Идея была предложена моей издательницей, которая незадолго до этого реализовала такой же подход с Жаком Тарди в другом издательстве. И она предложила сделать мне так же и со «Звездным замком». Я понял, что, во-первых, эта идея прекрасно подходит к стилистике XIX века, где были в ходу романы с продолжением, и, собственно говоря, к способу работы самого Жюля Верна, который как раз публиковался в таких вот изданиях, то есть, это прекрасно ложилось на мое представление о подаче истории.

В книге указано, что в ней использовались оригинальные письма тех времен. Как появилась идея их добавить и как проходил отбор?

На самом деле это, конечно, игра. Никаких подлинных статей не было использовано, и там так фраза построена, что они собраны конкретным человеком. То есть это была такая игра в правду с читателем. На самом деле никаких подлинных статей той эпохи использовано не было.

Сколько времени уходит на создание одной главы?

Альбом состоит из трех эпизодов, работа над каждым из них занимает где-то три-четыре месяца.

В первом сборнике есть очень внушительный список благодарностей. Как удалось найти всех людей, которые помогали при работе с книгой?

Я доволен тем, как проходила работа над этой серией (и идет до сих пор), потому что мне позволили быть самому себе хозяином. Я делаю все сам: сценарий, графику, цвет, леттеринг.

То есть, я хозяин своей работы, что совершенно невозможно представить, например, в тех же американских комиксах, где каждый делает какую-то крохотную часть, а над книгой работает целая команда.

Но, с другой стороны, у меня есть большая группа поддержки. Я вроде как сам все решаю, но, тем не менее, меня поддерживают очень многие специалисты, тот же Алекс Николавич, который написал псевдооригинальные статьи, которые очень хорошо создают среду. Потом, например, макетист, который сделал макет космического корабля и других приспособлений. Или костюмеры, которые сделали реальные скафандры — они существуют в физическом виде, это тоже очень важно. Есть люди, которые помогали мне по другим каким-то частям работы. И таким образом я действительно чувствовал себя окруженным специалистами, но развивал свою историю сам. Это очень важно.

Как мне удалось их объединить? Все очень просто — я им рассказал сюжет, им понравилось, и они с удовольствием захотели поучаствовать. Мне кажется, что в этой серии есть что-то универсальное, что во многих людях затрагивает какие-то струны, и они с удовольствием откликаются на мой призыв.

Что думаете о российском издании «Звездного замка»?

Пользуясь присутствием представителя издательства, хочу сказать, что я чрезвычайно доволен качеством издания, даже не скажу, второе ли оно после французского или, может быть, даже лучше. Но это точно лучшее иностранное издание.

Если не секрет, что стоит ожидать в следующих главах?

Вы, уже, наверно, прочитали четвертый том. Если так, то вы поняли, что, поначалу герои задержатся на какое-то время на Марсе. Но ненадолго. После этого они, прежде всего, вернутся на Землю. За это время там тоже произойдут разные события. Мне самому интересно, что там произойдет, ведь улетая, они оставили Землю в ситуации, когда каждая крупная страна начала эту межпланетную гонку, но они туда вернутся обязательно. После чего герои предпримут новое путешествие, на другую планету, которая находится с другой стороны от Земли, ближе к Солнцу, и там будут тропические джунгли — угадайте сами, о какой планете речь. И основные приключения в следующем цикле (а вы уже поняли, что серия состоит из двухтомных циклов) будут происходить на этой загадочной планете.

На сколько циклов уже есть идеи? Есть ли в планах концовка, пусть даже очень отдаленная?

Как только я начал работу над циклом, я уже знал, чем это глобально закончится. Я знал, какой будет конец и что произойдет с героями. И у меня уже была идея на четыре таких двухтомных цикла с самого начала. Я ее сейчас постепенно развиваю.

Но во время работы мне настолько понравился сам сеттинг, сам этот универсум, что я не исключаю, что в этом же сеттинге будут действовать и какие-то другие персонажи. Может быть, это будет после, может быть, одновременно с «Замком». То есть, может, будет происходить какая-то другая активность, не связанная с теми героями, которых уже все знают, но в этом же мире.

Кстати о героях: есть ли какие-то заимствования черт характера героев от кого-нибудь из ваших знакомых?

Вообще они, конечно, все вымышленные. Но если я хорошо покопаюсь в своей памяти, своих детских воспоминаниях, вспомню своих школьных друзей, компании, в которых я в детстве крутился, то очень может быть, что какие-то черты характера этих персонажей можно будет там найти. Типаж, какие-то словечки, общая психологическая картина, вполне вероятно, что такие детали откуда-то и пришли.

В России европейская комикс-индустрия не так сильно освещается по сравнению с западной — ее куда больше обсуждают. И поэтому хотелось бы, чтобы вы рассказали о том, как обстоят дела с комиксами во Франции.

Мне очень трудно на самом деле говорить, потому что во Франции единственная страна, о произведениях которой говорят сопоставимо с нашей — это США, а в США говорят только о своем.

Мне кажется, что Франция со временем нашла хороший баланс между тем, как представлена и освещена местная комиксная и кинематографическая культура и иностранная, здесь «иностранная», считай, «американская». Я думаю, что корни этого нужно искать в истории, а именно в 1949 году, когда во Франции был принят протекционистский закон, который четко регулировал правила появления комиксных изданий на французском языке и который отдавал явное предпочтение изданиям локальным, ограничивая распространение изданий американских.

Я думаю, что именно этот закон во многом определил развитие французских комиксов и ту ситуацию, которую мы видим сегодня, когда французский комикс получил колоссальное развитие, причем намного более богатое, чем в других странах.

Те же самые законы действуют и в кинематографе, и я считаю, что это очень хорошо, потому что я могу посмотреть любой американский фильм, если захочу — они есть, никто не запрещает почитать и американский комикс. Но если я хочу посмотреть французский фильм или почитать французский комикс, у меня те же самые возможности, то есть нет гегемонии американской поп-культуры над французской. Они присутствуют в достаточно равных количествах, и без наличия запретов, тем не менее, некоторое предпочтение отдается именно местным кинематографистам и комиксистам. В литературе несколько другая ситуация, там таких норм нет, но, тем не менее, каждый француз, с одной стороны, имеет широчайший доступ к своей продукции, и это позволило развить ее до того состояния, в котором она сейчас находится. Но если он интересуется американскими персонажами, героями, фильмами — пожалуйста, никто этого не запрещает. То есть, мне кажется, что мы умели найти некий баланс, государство его поддерживает.

У нас есть такие же законы по фильмам, но их все-таки в штыки воспринимают.

Это уже интересная тема. Я думаю, что правильнее оценить эту ситуацию так: в послевоенное время этот закон был, безусловно, протекционистским. Но сегодня я бы скорее оценил его как стимулирование местных производителей, а не как жесткое ограничение.

Например, любой человек, который идет в кино на фильм, даже если это фильм американский, покупает билет — он таким образом финансирует именно французскую кинопромышленность и поддерживает ее, даже если он смотрит при этом американские фильмы. И мне кажется, что сейчас действуют не столько вот эти вот запретительные протекционистские меры. Идея этого закона и ограничения состоит именно в том, чтобы стимулировать местных авторов, давать им возможность развиваться и предоставлять шанс делать то, что они хотят, а не выталкивать насильно с рынка.

Как сильно во Франции развита культура самиздата комиксов?

Я не могу сказать, что хорошо знаю этот сектор. Но можно вспомнить, что я вижу на фестивале в Ангулеме, на крупнейшем во Франции комиксном фестивале — чисто комиксном, он не связан ни с кинематографом, ни с видеоиграми. Проходя по нему, я вижу, какие огромные пространства там занимают люди, предлагающие именно фэнзины. То есть, безусловно, самиздат есть, но он существует немного в стороне от издательского мейнстримного процесса.

Как сложно начинающему автору комиксов опубликоваться в каком-то издательстве во Франции?

Во Франции ситуация такова: во-первых, все зависит от того, что ты вообще собираешься делать в комиксе, потому что есть очень много путей самореализации, и зависит от того, что ты хочешь сделать. Есть крупные издательства, которые выпускают комиксы, для «семейного чтения», для всех, приключенческие, то есть, по-русски это принято называть «мейнстримом».

Есть комиксы более социально направленные, с острой тематикой. Человек, который хочет делать такие комиксы, естественно, идет к более мелким издательствам, которые специализируются на выпуске вот таких вот авторских, даже немного андерграундных комиксов. Безусловно, он не пойдет в большое мейнстримное издательство.

К тому же нельзя забывать о таком феномене последних лет, как вебкомиксы. И он очень развит; вы как раз спрашивали о фэнзинах. Существует совершенно гигантское производство вебкомиксов.

Еще одно направление, которое набирает популярность и получает всевозможные награды в последнее время — это документальные комиксы. Это фактически рисованные репортажи. Все зависит от того, как человек себя собирается реализовывать, через какие тематики и сюжеты. Отсюда и происходит выбор издателя. Но и интернет никто не отменял, всегда есть возможность опубликовать свой труд в виде вебкомикса — либо стрипов, либо более длинных историй.

Вы, разумеется, знаете Ксавье Дорисона — вы работали с ним над «Третьим Заветом». Несколько лет назад он опубликовал через американское издательство Image Comics комикс Red One про русскую шпионку. Были ли когда-нибудь идеи, мысли или же предлагали ли вам когда-нибудь тоже написать комикс для зарубежного издательства?

Когда я был в Соединенных Штатах, мне предлагали рисовать обложки. Но я должен признаться, что не могу назвать себя таким уж увлеченным читателем американской продукции. Там есть выдающиеся вещи — «Хранители» Алана Мура или «Возвращение Темного рыцаря» Фрэнка Миллера. Но вся эта массовая продукция с супергероями меня не очень сильно привлекает, мне, мягко говоря, совсем неинтересно, и я не представляю себя рисующего что-то подобное. Вот как раз, когда это предложение последовало, я рисовал «Зигфрида», и мне казалось, что гораздо интереснее мне, как европейцу, рисовать историю про европейского героя.

На самом деле я даже не супергероику имел в виду, например, то же самое Image сейчас очень развивается, публикуя только независимые комиксы от независимых авторов с сюжетами, которые они сами выбирают.

На самом деле есть еще такой нюанс: американский рынок комиксов меньше французского, и меньше существенно. Это кажется, что он огромный, потому что американские супергерои представлены всеми другими медиа — кинематограф, интернет; кажется, что они везде, что тиражи гигантские, но тиражи на самом деле очень маленькие.

Мне этот рынок просто не интересен, он мал. Слишком мал. Он несопоставим по тиражам с рынком французским, и те цифры, которыми американцы были бы довольны, для наших издателей были бы скорее провальными. Поэтому такие предложения мне не интересны.

И я добавлю, что мне повезло, что все мои серии переведены на английский и изданы в Штатах. Я не хочу, чтобы меня неверно поняли — я очень доволен, что «Звездный замок» выпущен в Америке, это прекрасное издание, у меня отличные отношения с издателем, и он проделал очень хорошую работу. Но вы же понимаете, что издания американские, вообще мы не говорим о переизданиях европейских комиксах в Штатах, они маленькие, они гораздо беднее сделаны. И для того, чтобы мои книги были изданы в Америке, мне гораздо удобнее и проще, чтобы они были сначала изданы во Франции, и чтобы мой издатель уже оговаривал техническую сторону вопроса с американским коллегой, чтобы эта же книга была выпущена на другом языке в том же качестве, к которому мы, европейские авторы, привыкли.

Как сильно вы или издатель, контролируете то, какими получаются зарубежные издания?

Еще одно преимущество очень важное у французских авторов — французский комиксист защищен законодательством со всех сторон. Он может совершенно спокойно вести сам переговоры, может их доверить кому-то. В Америке это невозможно.

Переговоры с американскими авторами затягиваются на невообразимо долгое время, потому что там много их, там свои профсоюзы — это очень сильно мешает. Поэтому, может, быть, это еще одна из причин, почему нам, французским авторам, гораздо проще — нас закон защищает. Благо моего американского издателя я знаю лично, но вообще всем этим слежением за качеством издания на иностранных языках занимается мой французский издатель. Он отслеживает, чтобы качество было на уровне.

Сталкивались ли вы когда-нибудь с творческим кризисом? И если да, то как вы его преодолевали?

Все самые прекрасные и самые тягостные моменты творчества для меня — это создание истории. Вот там может быть все что угодно. У меня действительно бывали моменты, когда хочется все бросить и закончить с этим раз и навсегда, и тогда я просто возвращаюсь к семейным делам, стараюсь выбросить все из головы: хожу в магазин за покупками, вожу сына в школу, занимаюсь вот такими повседневными вещами.

А затем в какой-то момент, когда я стараюсь не думать о работе, идея вспыхивает, «вот, вот оно, вот это самое!» Я ее фиксирую, и потом выясняется, что это и был лучший вариант.

Создание комиксов занимает много времени. А есть ли время на чтение других комиксов?

Я очень увлеченный читатель и bande dessinée, и американских комиксов, и манги. Я это очень люблю, я на этом вырос, собственно говоря, с чтением комиксов мне повезло, с детства, будучи подростком, был окружен ими, и, наверно, оттуда и пришло мое желание заниматься этой профессией. Так что я читаю довольно много комиксов, не в этом году, правда — вышло такое упущение. Так что сейчас вернусь и обязательно начну просматривать все новинки.

«Французский комиксист защищен законодательством». Беседа с художником Алексом Алисом - фото 3

Что из относительно недавно прочтенного вам понравилось и вы даже можете порекомендовать?

Очень сложный вопрос. Я всегда забываю имена в нужные моменты. Есть такой комикс, «Шангри-Ла» Матье Бабле, на грани фантастики и реальности. «История Плаща и Клыка» тоже очень интересная серия. Недавно ее возобновили, хотя она была закончена, но к ней стали делать спин-оффы, и вот один из этих спин-оффов мне очень понравился.

«Французский комиксист защищен законодательством». Беседа с художником Алексом Алисом - фото 4

Интервью брал: Илья Бройдо-Барцыц

Читай нас