Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Как можно было бы нормально снять «Последние дни американской преступности» — смесь НФ с криминалом

Продолжительность фильма The Last Days of American Crime (у нас — «Последние дни американской преступности») сама по себе — отличный повод пропустить весь проект и заняться более полезным и приятным делом. Скажем — пересмотреть «Ирландца» Скорсезе на том же Netflix.
Продолжительность фильма The Last Days of American Crime (у нас — «Последние дни американской преступности») сама по себе — отличный повод пропустить весь проект и заняться более полезным и приятным делом. Скажем — пересмотреть «Ирландца» Скорсезе на том же Netflix.

Первый инстинкт, который возникает при взгляде на хронометраж в 2 часа 30 минут у новой работы пятисортного режиссера Оливье Мегатона, верен: ничего хорошего в первые два часа вы там не встретите. Я не представляю, как их можно высидеть, не отвлекаясь на посторонние занятия.

Но если вы все-таки это сделаете, вас ждет полчаса довольно развлекательного экшена — лучшего во всем «творчестве» Мегатона. Почему экшен в фильме лучший у Мегатона: тут совсем нет драк, а драки Мегатон не умеет снимать все-таки больше, чем погони и перестрелки. Так что получилась нормальная сцена ограбления, пальба на складе в духе финала «Бешеных псов» и настолько адекватная погоня с перестрелкой, что в ней иногда даже можно разглядеть, кого в кого стреляет. Рекомендация, я понимаю, сомнительная.

Разбирая оригинальный комикс, Ибрагим Аль Сабахи предостерегал, что фильм будет отстоем просто из-за личности Мегатона. «Перевозчик 3», «Коломбиана» и «Заложница 2-3» тут — лучшие аргументы в пользу правдивости его слов.

Если вы хоть сколько-нибудь увлекаетесь жанровым кино, то закрыть глаза на любое из этих мегатоновских прегрешений непросто. Жанровому режиссеру можно простить полное неумение работать с актерами, отсутствие хорошего вкуса и слуха на диалоги, в результате чего на каждую смотрибельную сцену в его фильмах приходится 5-6, снятых в лучшем духе «Комнаты» Томми Вайсо. Но куда труднее — практически одинаковое неумение снимать и драки, и погони, и перестрелки в фильмах, из них, преимущественно, и состоящих!

Как это ни страшно звучит, Мегатон оказался самой сильной стороной «Последних дней американской преступности». Самая слабая — старый сценарий американского драматурга Карла Гайдусека, написанный им еще в 2011 году и с тех пор заслуженно пылившийся на полке, пока проект не подхватил Netflix c их полнейшим отсутствием хоть какого-то контроля качества. Несмотря на должность шоураннера 1 сезона «Странных дел», сам по себе Гайдусек — на редкость бездарный сценарист.

Это худшая разновидность фантаста, человек, умеющий городить одна на другую впечатляющие продюсеров идеи, но при этом реализующий их на бумаге так тупо и нетворчески, что впечатлить они могут лишь тех же продюсеров, в жизни не открывавших ни одной хорошей книги. Вы можете быть знакомы с творчеством Гайдусека по ужасному сценарию «Обливиона» с Томом Крузом, также он написал находящийся в производстве приквел Kingsman Мэтью Вона и продал тому же Вону оригинальный сайфай-эпик Courage. Чтобы вы понимали ситуацию: Гайдусек до сих пор считает The Last Days of American Crime своим лучшим сценарием.

Это сценарий, в котором герои-мужчины не могут разговаривать, не направив друг на друга пистолетов. Таинственная героиня говорит и действует так глупо, что, когда до нас доводят факт, что она гениальная хакерша, вспоминается шутка из «Семи психопатов» Мартина Макдоны: «проститутка свободно разговаривает с вьетконговцем, потому что изучала вьетнамский в Йеле».

Когда же на экране встречаются и мужчина, и женщина, между ними не может происходить ничего, кроме как можно более быстрого перехода к эротической сцене в ближайшем сортире. В реальном времени. Под песню Игги Попа. Хотя, может быть, это все-таки творческий штрих Мегатона? Буквально через пару бесполезных диалоговых сцен герой и героиня встречаются во второй раз… и СНОВА как можно быстрее переходят к показанному в реальном времени соитию, на сей раз под другую музыку и в горизонтальном положении.

Эротикой в драматургии надо уметь пользоваться также, как и боевыми сценами. Вы бы стали смотреть подряд две перестрелки насмерть между одними и теми же героями? Или две драки, из которых ни той ни другой не выходит победителем? Я думаю, к такой структуре придрались бы даже в сценарии порно-фильма («вы хоть бы одного из партнеров поменяли!»). Она не развлекает никого, кроме самого сценариста.

Как можно было бы нормально снять «Последние дни американской преступности» — смесь НФ с криминалом

Но даже плохим сценарием проблемы фильма не исчерпываются. Они уходят куда глубже — в оригинальный комикс Рика Ремендера, который зачем-то, по непонятным мне причинам, решили экранизировать от и до. Ремендер — распространенный в комиксах тип сценариста, человек, который умеет создавать яркие образы и писать отличные диалоги…, но это ВСЕ, что он умеет.

В его работах нет нормальной экспозиции, раскрытия и завершения арок персонажей, более того — он не фантаст, он сам не понимает, как работать с предложенной в комиксе концепцией. Первоисточник нужно было выкидывать весь, оставив лишь героев и общую идею, и снимать по ним принципиально иной фильм.

Самая большая проблема комикса в том, что его действие никак не привязано к его фантастической идее. Все эти разборки с мафией, фам фаталь и бывшими подельниками ничуть не изменились бы, если из сюжета пропала вся концепция со всемогущим сигналом, лишающим людей физической возможности совершать преступления.

Те редкие моменты, в которых Сигнал все-таки влияет на сюжет, не работают, потому что автор не сумел объяснить, как именно функционирует сам Сигнал, когда закачивается и начинается его влияние, и как от него можно защититься.

Пара примеров. Всем копам в фильме вживляют специальные чипы, которые непонятно зачем нужны. Если они намерены действовать по уставу, это же нельзя считать нарушением закона? То есть эти чипы поощряют… коррумпированность и произвол? Если Сигнал запрещает вообще все насилие, в том числе оправданное, — причем тут закон? Другой пример — один из героев побеждает действие сигнала, уже под его влиянием введя себе «советский нейротоксин». Выходит, владение, не говоря уж об употреблении странных препаратов из Советского Союза не считается нарушением закона?

Как можно было бы нормально снять «Последние дни американской преступности» — смесь НФ с криминалом

Экспозиция завалена в фильме капитально. Кто-то кому-то за что-то мстит, у главного героя убили брата — у слабых сценаристов персонажи не в состоянии совершать действия ради себя, ради ядра своей личности (исключение — персонаж Майкла Питта и в фильме, и в оригинальном комиксе). Только ради убитых и похищенных родственников.

Середина завалена тоже — герои идут добывать у мафии какие-то девайсы (которые можно было заменить на что угодно), что вызывает к жизни целую арку с абсолютно ненужными, исчезающими из сюжета сразу после появления на экране персонажами.

В материале о Firefox в подборке лучших фильмов Клинта Иствуда я рассказывал, как создается ощущение эпичности — через подробное описание путешествия героя и преодолеваемых им препятствий. Тогда мы получаем удовольствие и ощущение эмоциональной разрядки, когда герой все-таки достигает цели (неважно, Ородруин ли это или экспериментальный советский самолет) и начинает действовать там. Но это работает лишь в том случае, если все случившиеся с героем события что-то добавляют к нему самому и нашему пониманию третьего акта.

В «Последних днях» вся линия с детонаторами и мафией обособлена от основной идеи — они никак не влияют на процесс совершения ограбления. Это мусор, белый шум, филлер, который охотно терпят читатели комиксов и жанровой литературы, но фальшивость и ненужность которого становится очевидной при переносе на экран.

Концовка не то чтобы завалена — она просто нераскрыта. Твисты и отношения между героями не работают из-за того, что мы не понимаем правил, по которым работает мир. Интересных персонажей убивают, чтобы заменить какими-то невзрачными, третьестепенными личностями, весь фильм болтавшимися далеко на периферии сюжета. Их, впрочем, тоже убивают.

Как можно было бы нормально снять «Последние дни американской преступности» — смесь НФ с криминалом

Если хотите ознакомиться с сюжетом фильма и его героями, просто откройте статью про комикс — там все то же самое. Ниже я объясню, как должна выглядеть правильная адаптация «Последних дней американской преступности». Все, что вам останется сделать — решить, какую из этих версий вы бы хотели посмотреть.

ПРОЛОГ. В американской тюрьме нам показывают эксперименты на заключенных. Производится тестирование сигнала, оказывающего прямое воздействие на лобные сегменты коры головного мозга и делающего невозможным совершение любых противоправных действий. Нам показывают, как сигнал влияет на попытки совершить крупные и малые преступления, границы влияния того «внутреннего полицейского», которого он пробуждает к жизни. Способен ли он предотвращать только преступления против личности? Как насчет формально запрещенных законом действий вроде употребления наркотиков? А законов моральных, этических? Будет ли считаться запретной попытка самоубийства?

В ходе экспериментов нас знакомят с Кевином, героем Майкла Питта, порочным сыном местного криминального авторитета, который вдруг начинает показывать — один из всех — толерантность к Сигналу. Он даже убивает одного из заключенных…

АКТ ПЕРВЫЙ. Нам представляют Брика, героя Эдгара Рамиреса, профессионального преступника, одно из безупречных ограблений которого было прервано испытательным запуском Сигнала. Герой не только отсидел — в нем пошатнулось все мировоззрение. Он знает, что его в любой момент могут остановить, эмоционально и творчески кастрировать. Сможет ли он спланировать и осуществить новое — последнее в истории США! — ограбление, с осознанием все этого, раз пройдя через действие Сигнала? Это то, что им двигает… и одновременно — то, чего Брик больше всего боится. Как видите, можно прекрасно обойтись и без мертвых родственников (которые, к слову, учитывая ведомый братцем образ жизни, не то чтобы не получили по заслугам).

Подробности последней работы Брика и нагроможденная им гора трупов никого не волнуют. Наша задача тут — как можно более сжато представить главного героя, вышедшего из тюрьмы Кевина и их общую подружку-хакершу Шелби (Анна Брюстер). С которой, к слову, мы знакомимся за консолью, а не в сортире. Весь план героев подвешен на умение хакерши на полчаса заблокировать действие Сигнала на территории, где находится банк, который они хотят ограбить. И делает она это, не переспав с главой проекта, а через свои хакерские способности и навыки социального инжиниринга в духе «Мистера Робота».

Как можно было бы нормально снять «Последние дни американской преступности» — смесь НФ с криминалом

АКТ ВТОРОЙ. Эти критически важные полчаса — наша троица может совершать преступления в то время, как по всем остальным США они уже заблокированы. Как этим можно воспользоваться, как герои эксплуатируют новые принципы работы копов (которые, конечно, никакими чипами за ушами не снабжаются) и переходы из «мирной» зоны в «боевую». Это впечатляет куда сильнее, чем ограбление банка при помощи классического масл-кара (которое Мегатон снял весьма неплохо — но причем тут Сигнал?).

АКТ ТРЕТИЙ. Все пошло не по плану, все герои находятся под действием Сигнала. Мы узнаем, что на Кевина сигнал не действует. Он стреляет и в Брика, и в Шелби, и уезжает к канадской границе на грузовике с миллиардом долларов наличными в кузове. Брик должен его преследовать — с помощью Шелби, которая рушит вышки сигнала по дороге, чтобы Брик мог совершать преступления во время погони и не отстать от всемогущего Кевина. Миллиард долларов рассыпается из кузова — и мы получаем крутейшие кадры населения Сиэтла, которое просто стоит и не собирает валяющиеся под ногами незаконно нажитые доллары (Сигнал в этой зоне заработал снова).

ФИНАЛ. На канадской границе — Брик и Кевин дерутся на мосту в зоне действия Сигнала, Брик наконец-то понимает, как Кевин справился со своим «внутренним полицейским» и побеждает его, восстановив и уверенность в своих силах, и свою способность совершать и планировать преступления. Доллары рассыпались, но в Канаду Брику уже не надо. Все-таки США — его родина, и там столько еще банков, которые надо ограбить!