Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

«Наше творчество — терапия для нас». Интервью с гитаристом Disturbed Дэном Дониганом

Disturbed многие считают одной из самых заметных и успешных ню-метал групп. Но согласны ли с этим сами музыканты? Об этом мы и поговорили с гитаристом и сооснователем Disturbed Дэном Дониганом, а заодно попросили его рассказать, какие ценности продвигает группа и каково было вернуться в Россию после четырнадцатилетнего перерыва. Ну и саундтрек Need for Speed: Most Wanted, конечно же, вспомнили! Для тех, у кого нет проблем с английским, в конце материала видеозапись интервью без редактуры.
Disturbed многие считают одной из самых заметных и успешных ню-метал групп. Но согласны ли с этим сами музыканты? Об этом мы и поговорили с гитаристом и сооснователем Disturbed Дэном Дониганом, а заодно попросили его рассказать, какие ценности продвигает группа и каково было вернуться в Россию после четырнадцатилетнего перерыва. Ну и саундтрек Need for Speed: Most Wanted, конечно же, вспомнили! Для тех, у кого нет проблем с английским, в конце материала видеозапись интервью без редактуры.
«Наше творчество — терапия для нас». Интервью с гитаристом Disturbed Дэном Дониганом

Дэн Дониган. Фото: Трэвис Шин

О том, что такое Disturbed

В нашей музыке мы стараемся затрагивать темы, которые волнуют нас лично — это жизнь. Наше творчество — терапия для нас. Я считаю, что это должно быть применимо ко всем музыкантам: если уж пишешь музыку, то пиши ее о чем-то для тебя значимом. Со временем мы заметили, что когда мы пишем о личных для нас вещах, эти темы задевают и наших слушателей. Потому что многие были в похожих жизненных ситуациях.

Мы написали больше сотни песен, так что список затронутых тем у нас обширный. Я бы сказал, что значительная часть песен — это «темные» темы, но с позитивным исходом.

Взять, к примеру, песню A Reason to Fight с нашего нового альбома Evolution — она затрагивает тему зависимости и депрессии. Участники группы чувствовали эти проблемы на себе: кто-то сам через это проходил, у кого-то с подобным сталкивались члены семьи, друзья. Да и многие наши коллеги пали жертвами зависимости и депрессии: Честер Беннингтон, Лейн Стейли — список можно написать огромный. Центральный посыл песни — ты не один. Депрессия — это болезнь, которая может забрать кого угодно и не важно, богатый ты или бедный, любит ли тебя весь мир. Иногда это чувство просто хватает тебя за глотку и ты не можешь освободится. Наша работа и наш общий долг как раз в том, чтобы распознавать подобное вовремя и помогать людям.

Другая большая тема в нашей музыке — отношения, конечно же. Мы же все через них проходили и опыт был как хороший, так и плохой. Например, песня The Light с нашего предыдущего альбома Immortalized, ее центральная идея: иногда тьма может показать тебе свет. В темные времена жизни мы часто зацикливаемся на прошлом, но на самом деле должны сохранять надежду и позитив. Потому что иногда нам всем нужна такая встряска, она может нас пробудить.

О ню-метале и идентичности

Я не люблю ярлыки, потому что они создают у многих слушателей предвзятое отношения к группам. Но я понимаю, почему нас причисляют к ню-металу. Мы стартовали как раз в то время, когда это направление зародилось и появились многие подобные группы. В то время, по крайней мере в Америке, было много похожих групп — обязательно есть диджей, семиструнная гитара в низком строе и так далее. И из этого выросло много отличных групп!

Но мы вышли из классического рока, из классического метала, который слушали еще будучи детьми.

Black Sabbath, Metallica, Pantera и многие другие великие метал-группы. В то же время мы росли и на тех группах, которые были сильны мелодикой и непосредственно лирикой песен: Led Zeppelin, Queen — мы до сих пор слушаем много такой музыки. Все это влияло на нас. К тому же когда мы собрались вместе, каждый участник принес частичку своей индивидуальности и из этого зародился наш узнаваемый звук.

Я вообще фанат групп, у которых есть своя идентичность — не важно, в каком стиле они играют. Я люблю группы, который можно распознать по первым секундам их песен. Если я слышу Джонатана Дэвиса — я сразу знаю, что это Дэвис. Если я слышу Фила Ансельмо — я сразу знаю, что это Ансельмо. Я сразу узнаю Сержа из System of a Down и я сразу узнаю Дэвида Дреймана из Disturbed. В Америке сейчас полно групп, которые слишком похожи друг на друга, они, может, отличные музыканты, но я могу услышать их на радио и даже не понять, кто именно играет.

О России и фанатах

В России мы были три раза. В предыдущий раз приезжали пару лет назад, а до этого были здесь четырнадцать лет назад — в 2003 году. Мы тогда были в европейском туре с Marilyn Manson, у нас выдалась пара свободных дней и появилась возможность заглянуть в Россию с одним концертом. Разумеется, мы поехали! Я уже не помню, что это было за место, но это был маленький клуб. И фанаты уже тогда были крутые — собрались вокруг фургона, когда мы загружались после концерта, мы раздавали автографы, фотографировались.

Так что возвращение в 2017 году было для нас волнительным — столько времени прошло. А теперь мы снова здесь — готовимся играть перед огромной аудиторией. Очень здорово, что мы смогли построить такую большую и преданную фан-базу. Люди встречали нас в аэропорту, они приезжали к отелю, подходили к нам на улице, когда мы гуляли. При этом все были очень дружелюбные и вежливые.

Я не сомневаюсь, что мы будем регулярно приезжать в Россию до самого конца нашей карьеры, пока нас хотят здесь видеть — я знаю, что всем в группе здесь нравится.

«Наше творчество — терапия для нас». Интервью с гитаристом Disturbed Дэном Дониганом

Фото: The Rock Source

О Need for Speed: Most Wanted

Конечно, я в нее играл. Но вообще геймер среди нас Дэвид — вот он играет много. Перед концертом мы обедали с промоутером и мы как раз вспоминали саундтрек Most Wanted. Жаль, что я не знал заранее, что он здесь настолько известен, потому что мы не играли Decadence оттуда очень давно. А то включили бы ее в сетлист. Но мы будем иметь это в виду для следующего раза!

О жизни без музыки

Если бы я не стал музыкантом, то, наверное, переехал бы в Россию, потому что прекраснее девушек я нигде в мире не видел. Но вообще я никогда даже и не думал о другой работе. Я всегда хотел именно этого, на этом был сфокусирован и на это работал. Плана Б у меня никогда не было.

Я считаю, что если у тебя есть план Б, то ты провалишься со своим планом А, потому что ты в себе сомневаешься.

«Наше творчество — терапия для нас». Интервью с гитаристом Disturbed Дэном Дониганом
Отложить