Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
13 ноября 2018/Комиксы

Беседа с художником «Мироходцев» Мадибеком Мусабековым

На Comic Con Russia 2018 силами издательства Bubble была устроена «Аллея авторов», на которой были различные отечественные и зарубежные художники и сценаристы комиксов. Среди них и некоторые художники Bubble — например, новичок в издательстве Мадибек Мусабеков, основной художник серии «Мироходцы» (некогда «Инок»).
На Comic Con Russia 2018 силами издательства Bubble была устроена «Аллея авторов», на которой были различные отечественные и зарубежные художники и сценаристы комиксов. Среди них и некоторые художники Bubble — например, новичок в издательстве Мадибек Мусабеков, основной художник серии «Мироходцы» (некогда «Инок»).
Беседа с художником «Мироходцев» Мадибеком Мусабековым
Беседа с художником «Мироходцев» Мадибеком Мусабековым

Я художник-иллюстратор из Казахстана, из города Алма-Аты. Рисую комиксы с восемнадцати лет, мой творческий путь начался с создания комикса «Ермек-Батыр». Эта история основана на фольклоре казахского народа — по жанру он схож с «Ведьмаком», однако «Ведьмак» про славянскую мифологию, а «Ермек» — про казахскую и тюркскую с примесью реальной истории Казахстана.

Вдохновлялся я, в первую очередь, казахскими народными сказками, например, «Ер Тостик» и «Ер Тарган». События комикса происходят в пятнадцатом веке, и там есть серьезные отсылки к историческим событиям того времени.

О сотрудничестве с Bubble

Это довольно длинная история. Был момент, когда я находился в творческом кризисе при работе над «Ермеком» — это довольно трудное занятие, продвигать оригинальные комиксы в одиночку. Я решил взять перерыв и подумал, что не прочь заняться чужими проектами, то есть не со своим сценарием. И в первую очередь было интересно поработать с Bubble — все-таки самое узнаваемое и крупное отечественное издательство в СНГ. Я просто написал им — и, оказалось, что они обо мне знают и видели мои работы. Мне отправили тестовое задание, я нарисовал несколько страниц, им все понравилось, и меня сразу же влили в конвейер.

О дедлайнах Bubble

У меня с этим никаких проблем не было. Перед началом работы мы это обсуждали — Рома Котков спрашивал, какая моя средняя скорость работы, я ответил: «одна страница в день». Это как раз было одним из основных требований. Двадцать-двадцать пять страниц в месяц я осиливал. Даже были моменты, когда Котков говорил: «успокойся, рисуй помедленней, больше уделяй внимания деталям» — у меня всегда были проблемы с проработкой фонов и так далее. Рома всегда меня направлял, указывал на мои слабые стороны, и за эти два года, как я работаю с Bubble, я очень сильно вырос, как художник.

Самым первым комиксом для Bubble стал четвертый выпуск «Мироходцев».

О персонажах, которых создал Мадибек

Самым первым персонажем стала Диана — на тот момент она была Медузой. Я ее придумал, но дело в том, что после меня Анна Рудь в седьмом выпуске ее немного переделала, и мне пришлось продолжать ее образ, что, как мне кажется, пошло лишь в плюс. Когда я работал над Дианой, я представлял ее графиней в классическом понимании, а Анна придала ей больше современности. И в итоге у нас получилась та Диана, которую мы все знаем.

Концепты Дианы

О росте профессиональных качеств

Мне кажется, что у меня выработался свой стиль — во время работы над «Ермеком» я сильно вдохновлялся работами Джея Ли, который рисовал «Темную башню», но понял, что нужно вырабатывать свой авторский стиль. Плюс я больше внимания стал уделять фонам и мелким деталям — в последних выпусках «Мироходцев» очень много эпичных кадров, где куча разных существ дерутся друг с другом. Раньше мне это давалось очень тяжело — сейчас для меня уже довольно легко рисовать подобные сцены, подбирать сложные кадры и ракурсы. Самое главное — это, конечно, лица — я обожаю их рисовать, передавать мимику и эмоции.

О том, как создаются персонажи

Если говорить о Диане, то мне повезло в том плане, что Котков выступал и как редактор, и как сценарист. То есть фактически я взаимодействовал только с одним человеком напрямую. И все получилось просто — я делаю три-четыре варианта персонажа, Рома выбирает тот, что ему больше нравится, оставляет комментарии.

О комментариях главного редактора

У меня довольно много творческой свободы — я сам рисую, как вижу, и обсуждаем мы только финальный вариант. Я могу сам подобрать образ. Был момент, когда мы прорабатывали образ Танатоса и делали это очень долго — в итоге было сделано штук пятнадцать концептов, что-то мы добавляли, что-то убирали, это была то девушка, то мужчина, то животное. В итоге в какой-то момент я понял, что мы с этим образом зашли в тупик, и мне не совсем нравилось то, что мы делали. И в итоге Федотов просто сказал: «Делай что хочешь». Я покрутил образ у себя в голове — бог смерти, что с ним можно сделать? Мне хотелось сделать что-то поинтереснее, чем просто огромного монстра, и я сделал подростка, полного юношеского максимализма, капризного. Я нарисовал его, и всем в итоге понравилось. И если вам персонаж этот не нравится, все камни кидайте в меня (смеется).

О закрытии «Мироходцев»

Лично мне жаль, что «Мироходцев» закрыли. Я даже в какой-то степени ощущаю свою вину в том плане, что, возможно, я что-то не так делал с этой серией — это моя первая работа, ее закрыли, и это наводит на определенные мысли. Но в целом мне кажется, что это был смелый шаг, даже в какой-то момент категоричный — и я в предвкушении насчет того, что будет в будущем и чем все закончится.

О работе над продолжением серии

Я бы согласился хотя бы попытаться, потому что, на мой взгляд, у концепции Многомирья очень большой потенциал, там много где можно раскрыться и для меня, как для художника, там огромное поле для деятельности.

Беседа с художником «Мироходцев» Мадибеком Мусабековым

Интервью брал: Игорь Кислицын

Паблик автора статьи «ВКонтакте»