Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
20 октября 2018/Комиксы

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

Издательство Bubble — важнейший участник фестиваля Comic Con Russia 2018. Именно благодаря им на конвенте появилась аллея авторов с отечественными художниками и сценаристами и при их поддержке зарубежные гости-комиксисты посетили выставку в этом году. Нам удалось побеседовать с главным редактором издательства Bubble Романом Котковым о Comic Con Russia 2018, планах на будущее и грядущем «Крестовом походе».
Издательство Bubble — важнейший участник фестиваля Comic Con Russia 2018. Именно благодаря им на конвенте появилась аллея авторов с отечественными художниками и сценаристами и при их поддержке зарубежные гости-комиксисты посетили выставку в этом году. Нам удалось побеседовать с главным редактором издательства Bubble Романом Котковым о Comic Con Russia 2018, планах на будущее и грядущем «Крестовом походе».

О Comic Con Russia 2018 с точки зрения организатора, участника и гостя

Стоит рассмотреть с трех позиций: первая — как организатора, вторая — как экзибитора, человека, который тут работает на стенде, а третья — как простого гостя.

Как организатор я себя не могу оценивать, но, как мне кажется, все получается здорово. «Аллея Авторов», которую мы собрали, цветет и пахнет — люди туда ходили и интересовались всем. Западные художники, которых мы привезли, собирали толпы народу, и очереди у Матеуса Сантолоко, Мэтта Холлингсворта и Отто Шмидта перешли все мыслимые и немыслимые границы.

Больше всего мне запомнилось то, что некоторые ребята с «Аллеи Авторов» говорили, что бывали на многих фестивалях, но тут люди прям КОМИКСАМИ интересуются. Не просто там наклеечки или какую-то фигню, а именно КОМИКСЫ. А я им говорю — ну, потому что «Комик Кон», так вот он работает…

Хочется, чтобы на фестивале были актуальные авторы, и при отборе на «Аллею» мы руководствовались именно наличием качественных и актуальных напечатанных работ, потому что, может быть, что кто-то напечатал одну книжку три года назад и до сих пор хочет с ней ходить по конвентам; нет, не прокатит (смеется). Так что с точки зрения организатора, опять же, не мне себя судить, но хочется верить, что людям нравится то, что они здесь видят.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

С точки зрения стенда все хорошо — правда, исключительно громко в этом году работала сцена, и даже стенд «Богемской рапсодии» меня не напрягал, если честно. В первый день он так мозги всем повыносил, но уже в субботу стенд Queen я не слышал, зато слышал на сцене огромное количество громкого контента. Меня устраивало, когда на сцене было большое количество косплея — его озвучивали, люди аплодировали и это нормально — это два блока в день. Но когда посередине дня, в час, ставили какой-то мюзикл по аниме или что-то такое — я так и не понял, что это было — который практически сорок пять минут кричал очень громко в микрофон, в том числе и металлом — это очень напрягало. Невозможно общаться с покупателями, авторам невозможно разговаривать с читателями. Возможно, это просто мне так кажется, потому что мне хотелось в этом году быть чуть подальше от сцены.

Если посмотреть на схему, то в прошлом году мы были на уровне кинозала, а в этот раз ушли чуть к сцене. Конечно, нам заранее присылали карту, но такие вещи сложно определить по карте — «блин, мы будем совсем близко к сцене, еще и напротив туалета». Тем не менее, не страшно — люди все равно нас находили. Мы повесили над нашим стендом большой знак BUBBLE — такого нет ни у кого, кроме нас и «Бамблби» — по-моему, еще у Nintendo огромный висит и все.

С точки зрения экзибитора мне все нравится — мы привезли много книг, все хорошо, люди ходили-покупали; но есть пожелания по звуку. Этот зал был достаточно тихий, а теперь он очень шумный — в другом зале такого нет. Люди с микрофонами на стенде Universal, «НТВ» и «Богемской рапсодии» — в общем, все очень шумные.

Это нормально, конечно, и, видимо, просто усталость сказалась, так как привлекать людей к своему стенду, даже громко, совсем не зазорно.

Как простой гость я скажу, что за все это время не побывал нормально на «ИгроМире». Я на него зашел в конце субботы, и, если честно, мне там было неинтересно. Я не фанат игр, мне неинтересно железо, «Человек-паук» стоит в нашем зале, так что все уже хорошо.

В выходные была большая толкучка — естественно, солдаут был полный. На самом деле, это не так сильно заметно в зале — видимо, люди ушли плотно в очередь к Брайану Декарту, к Дэнни Трехо и разбрелись каким-то образом по залу. Меня сильно смущала очередь от стенда «Комильфо», которая перегораживала весь зал, но там были видеоблогеры. Миша [Богданов] говорит, что он вдохновился нашим примером с «Дружкомиксом» в прошлом году, и решил в этом тоже позвать к себе видеоблогеров, чтобы тоже у него все хорошо было. Сработало — не могу ничего сказать, только проходить неудобно. Я мельком посмотрел остальное, потому что в этом году в основном книги покупал, и то очень мало. Вообще, по покупкам это один из самых скромных моих «Комик Конов», если честно.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

О развитии Comic Con Russia

Я не знаю, спойлер это или нет и можно ли вообще об этом говорить, но был план изначально разместить «Комик Кон» не в этих двух залах, а в тех, которые занимает «ИгроМир» — которые больше. Я не знаю, будут ли такие планы дальше, но я надеюсь, что да — повторюсь, я бывал на «ИгроМире», и там железо-железо-железо.

Мне кажется, что «Комик Кон» своей разноплановостью привлекает больше людей — он разнообразнее, потому что железа можно делать много и всегда, а вот с комиксами по-другому.

Я считаю, что от «Комик Кона» в Санкт-Петербурге ждать стоит как минимум не меньшего уровня качества, как и здесь. Пока что мне известно лишь то, что там будут и игры тоже, но это будет больше «Комик Кон». Организаторы те же, что и здесь, поэтому хочется верить, что у них и там получится сделать все круто, потому что мне не хватает «Комик Конов», это правда.

Мне кажется, Миша Богданов в это вольется. Зачем ему бодаться с огромным минотавром. Гораздо проще влиться и поучаствовать на какой-то основе в рамках этого фестиваля, который будет выгоден всем. Тем более Миша каждый год не очень доволен финансовыми результами «Бигфеста», по крайней мере, он так выражается. Много делает, много вкладывает — не знаю, какой там выхлоп, кроме имиджа — он у «Бигфеста» хороший.

Поэтому, возможно, просто всем стоит вкладываться в один бренд «Комик Кон» — как и во всех странах в него вкладываются — и на этом мероприятии дружить, развиваться и получать максимум удовольствия.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

Об «Аллее авторов»

Уже второй год подряд ее собираем мы. Все сорок столов. Собирали как обычно — объявили в группе «Комик Кона», указали почту для отправки заявок, которую мониторят одновременно организаторы «Комик Кона», я и Алексей Волков, которого мы поставили в этом году заниматься авторами. Приоритеты были следующие, как я уже сказал: наличие напечатанных актуальных работ в формате комикса, поскольку у кого-то выпуски вышли еще в прошлом году и авторы писали «ну мы же их еще не представляли на Комик Коне» — тем не менее, они не проходили. Не учитывались и рекламные комиксы вроде истории Стаса Якимова про «Локомотив» — он достаточно сильно ругался по этому поводу с Лешей.

Комиксы должны быть такие, которые интересны массовой аудитории — тем более, я же не сам по своему вкусу их выбираю. Мне какие-то комиксы могут не нравиться, но при этом я знаю, что они популярные, классные и качественные, и я знаю, что посадить их авторов на «Аллею» правильно.

Очень много авторов от «КомФедерации» — Степан Шмытинский потрудился, и те авторы, которые подали заявку, в итоге попали на «Аллею». Очень странная ситуация получилась с Даниилом Ветлужских и Александром Андриановым, потому что они подавали заявку, но мы никак не могли найти ее у себя в почте. Странно очень, потому что ребят я бы посадил на «Аллею» в любом случае. Насколько я знаю, им в итоге нашли стол возле «КомФедерации» — они тоже часть «Аллеи», только без баннера. В общем, разобрались — мы дали ребятам пропуски авторов сами и помогли Степану. Так что никаких обид, надеюсь, в этом плане нет.

Мне еще говорили, что подавали заявки авторы «Ниндзя Гаттера» — Иван Чернявский спрашивал, но вот их заявок не было нигде, ни на почте, ни в спаме — вообще нигде, и ребята не прислали скрины с подтверждением отправки заявок. Авторы «Ниндзя Гаттера» очень спорные люди, я могу смело это говорить. Мне не нравится ни Андрей Лукин, ни его творчество — он ненавидит наше издательство, и мне в целом по барабану. Одно хочу сказать — при отборе на «Аллею Авторов» мы ни в коем случае не руководствовались никакими личными вопросами, поэтому даже мы не сами стали ее отбирать, чтобы не говорили мол «Котков и Габрелянов протащили своих» — этим всем занимался Леша Волков. И, на мой взгляд, в этом году она получилась очень достойной.

О финале серии «Мироходцы»

Я считаю, что я не умею писать интересные повороты сюжета и что все считывается за секунду — я не Шьямалан, с которым на этом «Комик Коне», кстати, удалось сфотографироваться. На самом деле, преданные читатели даже не «Мироходцев», а «Инока», скорее не любят то, что сейчас с серией происходит — так бывает, ничего страшного. Но фишка вот в чем — если бы старый концепт «Инока», даже финальных выпусков, работал бы идеально, то мы бы не перезагружали его и не превращали бы в «Мироходцев».

Как всегда все скатывается в принципы «нравится людям — не нравится людям» и «покупают — не покупают». Насчет «Мироходцев» мы так до конца и не поняли, зашли они аудитории или нет, но этот сюжет, который в итоге стал «Крестовым походом», был придуман, наверное, с первого выпуска «Мироходцев», когда мы еще работали с Женей Федотовым над ними, обсуждали идеи и возможные повороты истории.

На самом деле, еще в первом выпуске «Мироходцев» был момент, когда Ксюша поднимает молот Тора, потому что она достойна, и Андрей Радов с Волком про это шутят — то есть идея того, что Ксюша — богиня, была заложена еще в самом первом выпуске.

Она может поднять божественное оружие, она такая же сильная, как боги — то есть этот твист, который произошел в двадцатом выпуске, растет из самого первого. К тому же — ее постоянно растущий набор сил, который развивался на протяжении всей серии, поскольку должен был отыгрываться и участвовать в сюжете.

У меня всегда была идея того, что Ксюша — богиня Жизни и она вступит в битву с Кали, богиней Смерти, то есть вот это противостояние, которое приведет к финалу «Мироходцев» и изменит все для Андрея.

Все это — часть идеи, все это заранее придумано. Для меня это было достаточно резковато, но самым резким получился двадцать первый выпуск, а двадцатый был кульминацией истории.

Я всегда хотел сделать такой теплый выпуск про Ксюшу, историю про ее родителей, дать ответ на логичный вопрос — почему она не возвращается домой, а находится непонятно с кем и не сообщает родителям, что жива. Для меня серия «Мироходцы» все-таки была в первую очередь историей про Ксюшу, про команду людей, у которых была душа, и ей была Ксюша. Потому ее отношения с Андреем и Волком, и всех друг друг с другом и тащили всю серию. Она перестала существовать, когда Волк предал команду и покинул остальных, а в следующем выпуске Ксюша погибла. А без нее «Мироходцев» нет и продолжать серию с таким названием неправильно. Поэтому дальнейшее развитие будет уже в «Крестовом походе».

О «Крестовом походе»

Это кроссовер, в котором, как мы с Евгением Ерониным придумали очень умно, «герои сталкиваются с угрозой, которую они никогда не ожидали и с ней не боролись».

По идее, Радов один из них, только теперь он принимает очень резкие решения, которые потом отражаются на всех его отношениях с другими персонажами и на всем, что происходит в нашей вселенной. Мы как раз сделали нашу вселенную очень доступной для магии — мы открыли путь для появления суперспособностей.

Речь в первую очередь об Оперенных в серии «Союзники», в которой очень подробно об этом рассказано и раскрыто. И вот если совсем спойлерить: Андрей решает, что на Земле слишком много магии и что она мешает, что это зло, которое вредит его жизни, жизни его близких, и он, собственно, начинает эту войну, свой Крестовый поход против магии. Крестовый поход связан с Иноком. Это крест, который он продолжает нести.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

О Bubble Visions

Наша «Аллея Авторов» прекрасно показывает — если автор там сидит, к нем подходят люди, значит ему есть что показать. Есть проекты, в которые мы верили, для наших авторов многие комиксы очень личные — как, например, «Семь сыновей» для Анастасии Ким, или «Пиджаки и револьверы» для Юлии Журавлевой, которая живет в этом мире очень давно и рисует его много лет. Все началось с рисунков, а теперь это две книжки, причем вторая абсолютно новая — второго тома даже в интернете нигде не было.

О том, как издать свой комикс через импринт Bubble

Если мы говорим о Bubble Visions, то нужен полностью готовый авторский комикс.

Мы не хотим издавать синглы в рамках Visions, потому что с этим много сложностей. Если своим авторам мы доверяем в плане того, что они способны выпускать синглы раз в месяц, и то с трудом — потому что у нас дедлайны страшные — то с человеком, которого мы не знаем и который придет со словами «давайте издавать нашу серию в синглах» ты сделаешь два выпуска, а потом он пропадет. И что мы тогда должны делать? Это репутационный ущерб. Мы не хотим превращаться в очередные неназванные комиксы, которые выходят раз в пятилетку.

Мы хотим, чтобы хотя бы первая книга была готова, чтобы мы могли посмотреть ее и оценить, поэтому мы берем проекты, у которых уже есть какая-то жизнь, какая-то фанбаза, как, например, «Заговор Единорогов» Хатчетта, который на «Авторском комиксе» выходил, или Настин проект, или Юлин проект, или проект Марины Приваловой «Тагар», которым она жила много лет и пыталась его пристроить среди издателей манги, пока не пришла к нам работать и мы его впоследствии издали — первый тираж, кстати, разошелся за полтора месяца.

О тиражах Bubble Visions

Мы в Bubble Visions делаем тиражи в две тысячи. Это нормальные цифры, не огромные, но и не четыреста экземпляров. И две тысячи Марининого комикса разошлись за полтора месяца.

Об ограничениях по тематике в импринте

Я бы не хотел больше экспериментировать с контентом 18+. Мы издали «Клуб» Анны Рудь, и он был, на самом деле, достаточно провокационным, но я не могу сказать, что он улетел, как горячие пирожки. Хотя, казалось бы, мог. Тем не менее, комикс приняли хорошо и поклонники, и сторонники ЛГБТ-отношений — но я бы пока больше не хотел дальше сильно залезать на эту территорию.

С подобной запрещенной законом темой мы не хотим ничего пропагандировать не потому, что мы гомофобы или что-то подобное, просто потому что это противозаконно в нашей стране, простите.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

Изначально, на самом деле, больше хотелось не новые идеи, а новых персонажей. Мы могли сами сесть и с Алексом Хатчеттом, Натальей Девовой, Анной Булатовой и со всеми нашими замечательными сценаристами сделать этих героев, поскольку изначально в моей голове была такая идея в духе старых комиксов — More Action Comics, More Fun Comics, Tales of suspense. К нам приходили и говорили — все круто, но вы даже во «Втором дыхании» развиваете одних и тех же персонажей. Это так, но ведь это наши герои, мы их любим и дорожим ими и не хотим отказываться от них. При этом я всегда был согласен, что нам не хватает нового поколения героев — еще Оперенные дали нам новых героев, новый старт.

В первую очередь задумка была издавать в серии «Легенды Bubble» целый год комиксы-ваншоты с новыми героями, чтобы посмотреть, что зайдет, а что нет. А потом уже решили сделать «Новых героев Bubble», чтобы люди сами могли присылать идеи, творчески реализовываться и делать что-то интересное, необычное. Мне почему нравится работать с людьми типа Виталия Терлецкого? Я так, как они не мыслю — у меня не получается, я такие шутки как Виталий никогда не напишу. И когда мы редактировали «Зигги» вместе, у нас было много точек, в которых мы соприкасались и наоборот. Поэтому я верю, что есть много людей, которые могут что-то придумать и которые мыслят иначе — вот Алексей Замский, например, мыслит иначе, чем я. И само собой, никогда не поймешь, что у каждого человека в голове. Наверное, так и работает хорошее издательство — каждый привносит что-то свое.

То есть, когда мы обсуждаем сюжет «Крестового Похода», Хатчетт прибегает и говорит «А потом я сделаю вот эту сцену в „Бесобое“, которая будет со всем этим связана», и мы такие «наверное, да, это будет…круто?». Я не знаю — я не могу мыслить, как Леша, а он не может мыслить, как я, поэтому это и хорошо. Мы все обсуждаем и находим максимально крутые вещи, которые будут нравиться читателям.

Поэтому я и надеюсь найти много новых интересных людей с помощью этого проекта, чтобы они поделились своим творчеством, талантом — тот же Виталий Терлецкий с Артемом Бизяевым тоже, я так понимаю, среди них будут, потому что они тоже прислали такое же письмо с концептами. Бизяев у нас не работает — то, что он делает с нами проекты, еще не значит что он у нас в штате, и что он как-то подвязан. Хотя, конечно, многие будут говорить «вот, своих протащили», но основная цель — новые авторы и новые персонажи.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

О типичных ошибках в работах авторов, приславших свои работы

Люди считают, что у них все очень продумано, если они про своего персонажа знают все: они садятся и начинают не с того, чем он живет, чем он дышит, не с того, почему читатель должен его полюбить, какие эмоции он должен вызывать. Они начинают со следующего: метр восемьдесят два, вес такой-то. Я не могу полюбить персонажа, потому что он метр восемьдесят два ростом, простите.

Это очень круто, что вы продумываете такие детали, но вот с этого начинать письмо-заявку не нужно. «Моего персонажа зовут Макс, он такого-то роста, такого-то веса» — зачем? Это словно медицинская карточка. Я понимаю, что это очень важно для людей, которые когда-то строчили на «ИДК» форумы «сколько тонн поднимает Колосс» — у нас любят четкую информацию, статистику, цифры, но в первую очередь надо заставить меня и редакторов полюбить вашего персонажа, прочувствовать его через страницы. Текстом нужно настолько максимально виртуозно владеть, чтобы зацепить своим персонажем. Не просто рассказать, что у него нога металлическая или глаза зеленые — это важно, конечно, но какая в этом важность для истории? Поэтому у меня есть такие моменты, когда я не могу эмоционально прочувствовать героя и не могу его полюбить.

Автор вкладывает свои силы не в то, что нужно. Он копается в деталях, забывая про самое главное. На самом деле, хорошая история должна быть рассказана человеку в нескольких предложениях. Это вот как раз мы с нашими авторами периодически обсуждаем, потому что они иногда закапываются в хитросплетения сюжета.

Максимально эффективно на читателя и аудиторию действуют именно простые вещи. Поэтому все так пользуются смертью как сюжетным ходом, потому что это самый простой и эффективный ход, от которого никуда не уйти, ни влево, ни вправо. Только так. Поэтому это стал такой популярный ход как смерть персонажа. Поэтому такие простые и эффективные ходы должны быть в ходу — я, по крайней мере, считаю, что они действуют. Если ты проведешь какую-то суперпафосную схему — это будет хорошо, наверно, но оценить ее смогут люди только через 70 выпусков, не раньше.

«Излишнее усложнение сильно вредит комиксу». Беседа с главным редактором Bubble Романом Котковым

Роман Котков, фото — Денис Варков

Поэтому людей нужно заинтересовать. Как вот было с первым выпуском «Экслибриума» — мы, когда его запускали, не были уверены, что он будет таким популярным, поэтому я могу сказать, что в том, что мы перенасытили первый выпуск различными отсылками — полностью виноват именно я. Конечно, мы обсуждали это всей командой, но тем не менее.

И, несмотря на то, что мы перенасытили этот выпуск пасхалками, у нас все равно получился живой персонаж, который подкупает читателя и при этом ведет себя странно, не по-человечески — в ней есть что-то особенное, в ней есть что-то интересное. Это не просто девочка, ее не просто сбила мотоциклистка — у нее есть характер, у нее есть привычки, и мы это показали. Вот на это стоит обратить внимание, а не на что-то другое.

То есть одна из основных проблем — нужно заставить полюбить своего персонажа простыми методами, не надо хитросплетений. Они, конечно, тоже нужны, они интересны, вы можете ими и заинтересовать — но излишнее усложнение очень сильно вредит комиксу.

Об итогах «Новых героев Bubble»

Мы хотим до конца осени точно разобраться, в идеале даже раньше. Кому-то из авторов, в которых мы уверены, мы начнем отвечать раньше, чтобы они начали готовить комиксы.

Мы сейчас наберем новых героев и введем их во вселенную — ведь каждый новый герой будет в ней. Мы же не можем убрать их потом — если не убить их в первом выпуске, конечно. Естественно, сначала мы будем развивать этих ребят, потом, возможно, когда-нибудь дойдем и до другого аналогичного проекта по созданию новых героев.

Интервью брал: Игорь Кислицын

Паблик автора «ВКонтакте»