Стрим-центр3 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
КОСПЛЕЙ и новая история! VOLKOFRENIA стримит Metro Redux
TRAP bekugrap стримит Dota 2
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

35 81 7660

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо - Изображение 1

Недавно мы писали о нечеловеческих условиях работы в Konami, из-за которых из компании ушел Хидео Кодзима и мечтают уйти другие разработчики. На прошедшем в Сиднее аниме-конвенте Smash 2015 австралийско-японский скрипач Хироаки Юра рассказал сайту GameSpot, как и почему в японской игровой индустрии сложилась такая ситуация.

В Японии Юра записывал музыку к Valkyria Chronicles и Soulcalibur IV, но успел поработать и над зарубежными проектами — скажем, над саундтреком Diablo 3 — так что ему есть с чем сравнивать. В 2013 году Юра внезапно отложил скрипку и взял на себя обязанности главного разработчика RPG Project Phoenix — первого японского проекта в истории Kickstarter.

На Project Phoenix было собрано порядка $1 млн, выпускать игру собирались в середине 2015 года, но потом отложили на июнь 2016-го. Сейчас Юра живет в Токио и параллельно с Project Phoenix работает еще над несколькими игровыми проектами.

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо - Изображение 2

В начале интервью Юра говорит об успехе мобильных игр в Японии и связанных с этим упрощением геймплея и ужесточением процесса разработки. Но мы о мобильных играх и так все прекрасно знаем, и происходит это не только в Японии. Зато некоторые другие из названных Юра причин упадка — чисто локальные. Они связаны не столько с условиями современного игрового рынка, сколько с особенностями национального характера:

Во-первых, в Японии никто никогда не делится информацией. Это первая проблема. Мы все знали, что Konami каждый год меняет почтовые адреса всех сотрудников. Это происходило со времен изобретения электронной почты.

В других компаниях тоже заботятся о том, чтобы разработчики не ушли на сторону, получив заманчивое приглашение в корпоративный почтовый ящик. Но Konami в этом смысле выделяется даже в Японии.

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо - Изображение 3

Японские компании не делятся информацией и движками, они не посылают сотрудников на выставку CEDEC (Computer Entertainment Developers Conference). «Это японская GDC, только там все очень плохо».

Японские корпорации хвалятся своими достижениями, но не рассказывают, с какими проблемами они сумели справиться и какие открытия сделать в процессе разработки той или иной игры. Все это держится в строжайшей тайне — как сейчас поступает Nintendo со своей новой консолью — чтобы конкуренты не украли идеи.

В 80-х Япония была единственной страной, в которой вообще существовала игровая индустрия. Скажем, в США игровая индустрия развивалась как международная. Но Япония до сих пор думает о себе как о единственной стране, которая делает видеоигры. А это неправда.

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо - Изображение 4

Японские компании ориентируются только на другие японские компании. Если происходит какое-то важное открытие или изобретение, о нем не сообщается — из соображений корпоративной собственности, соответствия стандартам и этикету компании. «Это три очень разных вещи, которые в итоге значат одно и то же». 

Сотрудникам запрещено что-то показывать или обсуждать, и все, придуманное в компании, не выходит за ее пределы. В результате никто в Японии не умеет толком программировать на Unity. С Unreal Engine ситуация лучше, но японские программисты все равно сильно остают от западных. «Теперь у нас все бросились делать игры на Unity, хотя на самом деле в остальном мире Unity уже морально устарел, и нужно переходить на Unreal 4».

С игровым дизайном в Японии все прекрасно — там все очень хорошо организовано, все очень творчески, люди получают удовольствие от своего дела. Но программисты со своей задачей не справляются, анимация в играх плохая... «Забавно, что у нас при этом есть целая индустрия аниме. Но это другие технологии».

Почему в японской игровой индустрии все настолько плохо - Изображение 5

Чтобы поменять что-то в японской игровой разработке, нужно менять японские общественные порядки и культуру — и Юра не кажется, что это кому-то надо... даже ему самому.

Есть еще и вопрос языкового барьера. Программисту не так-то просто переехать за океан и работать в англоязычной компании, если они не понимают, что вокруг говорят!

Игры в материале
  • Diablo 3
  • Soulcalibur IV
  • Valkyria Chronicles
  • Project Phoenix