Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Как рассказывают об играх на телевидении в США и России

Телевидение в США давно рассказывает о видеоиграх. С переменным успехом. Сравним американский подход с тем, как позиционируют видеоигры в России.

Впервые мы опубликовали эту статью 5 октября 2015 года. Сегодня мы размещаем ее повторно.

Как и российское ТВ (подробнее об этом читайте в нашей предыдущей заметке), американское пережило несколько волн передач под условным лозунгом «Игры делают наших умненьких деток тупыми». В Соединенных Штатах также хватает обвинений игр в том, что они заставляют подростков брать в руки оружие и идти убивать одноклассников. В таких случаях все аккуратно забывают тот факт, что оружие в доме обычной американской семьи — норма, а не редкость.

В то же время, постепенно в США появляются люди, готовые дать разработчикам площадку для высказывания и сделать это так, чтобы даже у не геймера возникло желание узнать, что это за вселенная такая — игры.

К примеру, посмотрите видео выше из The Late Show со Стивеном Кольбером, заменившим на месте ведущего легендарного Дэвида Леттермана. У Леттермана и Кольбера есть очевидная стилистическая разница, когда дело касается поведения в кадре.

Если Дэвид — это танк, прущий вперед и объединяющий под своими знаменами аудиторию, высмеивая в первую очередь человеческую глупость, а не просто политиков или бизнесменов, то Кольбер предлагает нам исследовательский подход. Стивен словно все время говорит: давайте открывать новое, хватит цепляться за старых идолов, потому что подтрунивая над ними мы делаем ровно то, чего они от нас хотят — говорим и добавляем им веса.

Вместо этого Кольбер, не забывая, что ведет не вечерние новости, а развлекательное шоу, живо и с горящими глазами интересуется всем новым. Любым человеком, который расширяет его представления об окружающем мире.

И вот перед ним сидит Шон Мюррей, один из создателей интригующего симулятора исследователя космоса No Man’s Sky. И рассказывает о своей игре и ее потенциале. Я просто не мог оторвать глаз от Кольбера, он (даже если это всего лишь актерская игра, то, безусловно, очень талантливая) выглядел как ребенок, попавший в кондитерскую лавку с неограниченным запасом денег и без присмотра родителей. Я увидел искреннюю заинтересованность ведущего в предмете обсуждения.

Вот вам лишь небольшой фрагмент интервью, чтобы вы могли понять уровень разговора:

  • Шон Мюррей: Игры обычно создаются большими командами, сотнями людей. Нас же всего десятеро. Поэтому мы используем компьютер, чтобы генерировать все, что вы видите. Используя математику, конечно.
  • Стивен Кольбер: Вы используете математику… А также, наверное, законы физики, ну, общепризнанные на сегодня? И эволюционную биологию, потому что эти планеты кем-то населены?
  • Шон Мюррэй: Верно. Существа, деревья, трава, горы…
  • Стивен Кольбер: И вы, один из создателей игры, попав на планету не будете знать, что на ней будет?
  • Шон Мюррэй: Именно так. Мы увидим живых существ, о существовании которых мы даже не представляли. Жизнь там, где мы ее не ожидали увидеть.
  • Стивен Кольбер: Вы знаете, я думал это Морган Фримен — бог. Но теперь вы мой второй бог!

А в конце разговора Кольбер говорит Шону, что он с нетерпением ждет возможности лично сыграть в игру.

Как рассказывают об играх на телевидении в США и России

А теперь посмотрим на российское федеральное телевидение. Возникает недоумение, когда смотришь некоторые репортажи той же Аллы Михеевой в «Вечернем Урганте», шоу-кальки The Late Show и других американских вечерних программ.

Нет, я не нытик, мне Михеева симпатична, равно как и то, что делает Иван Ургант. Но я НЕ ПОНИМАЮ, почему молодой и талантливый Ургант так далек от всего, что происходит внутри его же поколения. Возможно, это потому, что он работает преимущественно на аудиторию федеральных каналов, а, как известно, Ургант и его же ровесники «Первый» особо не смотрят. Но они и не будут его никогда смотреть, если даже в относительно свободном, легком и живом вечернем шоу, выходящем уже после того, как все пенсионеры легли спать, в принципе не поднимаются темы, которые стали общим местом даже в российской действительности.

Давайте говорить объективно: в игры в том или ином виде играет огромная масса людей в возрастной группе 15-35. Это могут быть простые мобилочки или крутые AAA, но разговаривать о них как о каком-то развлечении узкой группы очкариков, — значит показывать отсутствие чувства времени, общества и этой возрастной группы.

Можно ли сказать, что вот этот сюжет не смешной?

Или этот:

Да нет, они именно что смешные. И подобные репортажи регулярно появляются в развлекательных американских шоу. Но там всегда найдется место и для нормального человеческого разговора с людьми, которые меняют мир вокруг себя, создают новые смыслы, пусть и заключенные в видеоиграх, а не в привычном кино, литературе или сериалах.

И вот когда рядом с Иваном Ургантом будет сидеть Сергей Орловский, Виктор Кислый, Антон Юдинцев, Александр Мишулин и многие другие, и обсуждать новые игры, в которые завтра будут играть миллионы жителей СНГ, то это будет совсем другая передача с новой, еще более лояльной аудиторией. И совсем другое телевидение.

А может, и другая страна.

Открытая новому, готовая это новое продвигать и помогать тем людям, которые в России, Белоруссии и Украине создают многомиллионные компании, дающие рабочие места тысячам талантливых людей, развивающие технологии, продающие на Запад что-то помимо белорусского молока, украинских конфет и российской нефти. Разве в такой стране нам будет плохо жить?

Отложить