Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Во что превратилась Assassin’s Creed

Assassin’s Creed очень подходит для нашей рубрики «Во что превратилась», где мы сравниваем первые и последние части разных серий. Первая игра, вышедшая в 2007 году, заметно отличается от недавней Odyssey, хоть и выступает, по сути, в том же жанре. У этих игр схожие геймплейные механики, но суть их сильно разнится, и дело не только в том, что новые Assassin’s Creed стали смотреть в сторону RPG. Куда важнее, что они оставили позади многое из того, чем первая часть «Кредо» подкупала одиннадцать лет назад.
Assassin’s Creed очень подходит для нашей рубрики «Во что превратилась», где мы сравниваем первые и последние части разных серий. Первая игра, вышедшая в 2007 году, заметно отличается от недавней Odyssey, хоть и выступает, по сути, в том же жанре. У этих игр схожие геймплейные механики, но суть их сильно разнится, и дело не только в том, что новые Assassin’s Creed стали смотреть в сторону RPG. Куда важнее, что они оставили позади многое из того, чем первая часть «Кредо» подкупала одиннадцать лет назад.

В 2007 году Assassin’s Creed удивляла, так как многого в играх до ее выхода не было. Например, нормально сделанной механики паркура и такой свободы в передвижении по миру. Первая часть получилась слабой с точки зрения сюжетного и контентного наполнения, но в нее все равно играли — из-за того, что главный герой там может забраться куда угодно и без остановки пробежать по крышам с одного конца города до другого.

Со временем ты запоминал все улицы и переулки, бегал только проверенными путями, ловил флоу и переставал спотыкаться. Словом, круто было играть за неуловимого и невероятно ловкого средневекового убийцу — и это веский повод вернуться в Assassin’s Creed даже сегодня.

Сейчас в это сложно поверить, ведь паркур в тех же Assassin’s Creed Odyssey или Assassin’s Creed: Origins вообще не выделяется на фоне остальных механик. Его сильно упростили, и теперь все эти прыжки с крыши на крышу и карабканья по стенам — всего лишь еще одна анимация во время передвижения. Прежде надо было реально искать выступы, за которые герой может зацепиться, а теперь он без труда забирается на идеально ровную статую Зевса. Главное, чтобы игроков не раздражало — как-то так, наверное, авторы Assassin’s Creed относятся сейчас к реализации паркура.

Во что превратилась Assassin’s Creed

В 2007-м он играл куда более важную роль — помогал сбежать от охранников очередного тамплиера, которому Альтаир только что проткнул шею скрытым клинком. Да, первая часть «Кредо» больше всех прочих игр серии была про стелс, а не про экшен. Сражаться с противниками в ней, конечно, можно, ведь знаменитая боевая система, завязанная на контратаках, появилась именно там, но это не имеет никакого смысла — убить всех врагов все равно не выйдет. И лучше после убийства цели скрыться от преследователей по крышам.

Assassin’s Creed: Odyssey же — чистокровный экшен, в котором вы на глазах у прохожих отправляете на тот свет по пятнадцать человек в минуту и спокойно идете дальше. Ubisoft попыталась сохранить механику стелса, и герой действительно может подобраться к противнику сзади и нанести критический удар, но уже через 10 часов после начала игры этот трюк перестает работать. Потому что «Одиссея» вся основана на цифрах, определяющих урон, здоровье, силу атаки и так далее. Рано или поздно HP у врагов становится больше, чем главный герой может нанести урона из стелса, и в итоге все в любом случае оборачивается диким рубиловом на мечах и топорах.

Во что превратилась Assassin’s Creed

Зато первая Assassin’s Creed и Odyssey неожиданно похожи в том, как в них устроен открытый мир. Сейчас все говорят о том, что с появлением «Истоков» и «Одиссеи» серия превратилась в RPG — побочные квесты, масса активностей в открытом мире, диалоговая система, прокачка и так далее. В действительности все эти элементы не делают из двух новых «Ассасинов» ролевые игры, зато они роднят Origins и Odyssey с той Assassin’s Creed, какой она могла бы быть, если бы Ubisoft дала команде первой части больше времени на разработку.

В недавнем интервью Polygon Патрис Дезиле, творческий руководитель первой игры, признался, что авторы хотели добавить гораздо больше побочных квестов — для того они и создали настолько большой открытый мир, в котором в итоге оказалось нечего делать. Основные события происходили в трех городах, а между ними — сотни квадратных километров средневековых земель.

Именно в этих землях игроки должны были охотиться, рыбачить и готовиться к выполнению убийства в городе, выполняя сторонние квесты. Все это пришлось вырезать, потому что игру нужно было уже выпускать — авторам не дали еще один год на доработку.

Во что превратилась Assassin’s Creed

В итоге в первой части остались огромные открытые пространства, в которых нечего делать, и города, где и происходит все самое интересное. Впрочем, и этот интерес вышел сомнительный — перед совершением убийства надо было собрать информацию о жертве, выполнив несколько однотипных и дурацких заданий.

Так чем же открытые миры первой Assassin’s Creed и Odyssey похожи? А вы мысленно уберите из «Одиссеи» все лагеря и форпосты, которые призваны создать иллюзию того, что мир чем-то наполнен, — останется такая же пустошь, как и в первой части. Поразительное сходство проявляется в те моменты, когда в «Одиссее» встречаешь где-нибудь в поле между городами одинокого всадника — это вообще один в один Assassin’s Creed 2007 года. Почему ее при этом не называют ролевой, а Odyssey называют, хороший вопрос, но с этим мы разберемся в другой раз.

Во что превратилась Assassin’s Creed

Вспоминая то, какой Assassin’s Creed была до «Истоков», я неожиданно для себя понял, что не хочу полного исчезновения «классического» геймплея серии — с подготовкой к убийству, боевкой, основанной на контратаках, скрытым клинком, социальным стелсом и паркуром, который реально важен для прохождения. Многие даже требуют от Ubisoft, чтобы она запустила для новых, «ролевых» частей отдельную серию — типа это не Assassin’s Creed, и там нет ассасинов, поэтому давайте уберем упоминание про них из названия. Мне плевать, что там будет в названии, потому что даже в первой части настоящих ассасинов не было — там авторы воссоздали только образ, основанный на той информации о хашашинах, что доступна нам в исторических источниках.

Ассасины в серии Assassin’s Creed — это в первую очередь убийцы в прямом смысле этого слова. И если Кассандра из Assassin’s Creed: Odyssey работает наемницей, убивающей неугодных своему работодателю, она — наемный убийца, то есть ассасин.

Тем не менее я был бы не против, если бы Ubisoft в будущем вернулась к «классическому» геймплею серии. Он крутой. Его, конечно, надо прокачать и в качестве примера для подражания брать не первую, а, скорее, вторую часть, но все равно — он крутой.

Больше о серии Assassin’s Creed