«Страхи современного горожанина обретают плоть» Беседа со сценаристом «Игоря Грома» Алексеем Замским

Игорь Кислицын
На Comic Con Russia 2018 нам удалось побеседовать с Алексеем Замским, сценаристом серии «Игорь Гром», после мягкой перезагрузки во «Втором дыхании» сменившей «Майора Грома», а также автором статей на портале Spidermedia. Поговорили о разнице между новой серией и старой, о том, каково комикс-журналисту стать сценаристом, а также об ожиданиях от фильма «Майор Гром».
«Страхи современного горожанина обретают плоть» Беседа со сценаристом «Игоря Грома» Алексеем Замским | Канобу - Изображение 6069
«Страхи современного горожанина обретают плоть» Беседа со сценаристом «Игоря Грома» Алексеем Замским | Канобу - Изображение 6070

О главном отличии новой серии от старой

Старая серия — это детективный триллер, но в большой степени все же приключенческая история с грандиозными злодеями, взрывающимися историческими зданиями в Петербурге, погонями в разных странах мира — это серия про супер-полицейского. Новая же, серия про полицейского в отставке, хотя она сюжетно разрастается и становится все больше и больше, но начинается всё же буквально с соседнего двора, постепенно добираясь до улицы, района и всего города. Здесь масштабы гораздо меньше, чего нельзя сказать об угрозах и ужасах. Потому что для отдельного человека взрыв огромного здания и отдельной его квартиры — это одинаковые по масштабу потрясения, и мы фокусируемся на вот этих маленьких потрясениях и на том, что может сделать один человек, за спиной которого не стоит огромная машина Уголовного розыска, не стоят законы приключенческого жанра, по которым можно прыгать с третьего этажа, и так далее.

Это серия о том, что получается, когда со сравнительно небольшой угрозой встречается небольшой человек.

Игорь Гром, конечно, герой — в том смысле, что он как человек лучше, чем я, например — но в плане возможности влиять на ситуацию и на реальность он все же простой человек и может не больше любого из нас. У него даже нет пистолета, нет быстрого автомобиля — и от этого, я надеюсь, у серии появляется некий флер ужасного, столкновение с суперзлодеем это ужас для обычного человека, как ни крути. И в этом принципиально разном отношении к масштабам и к злодеям и заключается, на мой взгляд, основная разница между нашей серией и «старой».

О том, можно ли провести аналогию с первой частью «Крепкого орешка»

Сравнивать себя с «Крепким орешком» — это все равно, что сравнивать себя с Пушкиным, я не рискну. Да, у нас тоже обычный человек в экстраординарных условиях. Но при этом «Крепкий орешек» — отдельная, законченная история, а мы все-таки «сериал» и играем по другим правилам. Отсюда некоторые вещи, которые могут показаться читателю странными — но которые происходят именно из-за того, что наш герой «обычный человек». Игорь Гром не всегда побеждает злодея, преступник может от него уйти, Игорю не всегда удается сделать то, что он хочет, потому что возможности человека ограничены, есть масса проблем в нашей жизни, которые могут мешать действовать.

Это, как мне кажется, придает дополнительный интерес ситуации. Классическое правило «нет, я знаю, что герой в конце всегда победит одной левой» не всегда в нашей серии работает.

О том, как из автора статей о комиксах стать их автором

У нас ведь комикс-критики и комикс-журналистики в общем-то нет, и эта индустрия –не то место, куда кто-то идет работать. Наша комикс-публицистика целиком состоит из людей, которые любят читать комиксы или хотят их делать, и я в первую очередь был не новостником, а критиком, а это происходит из того, что тебе интересно, как комиксы устроены, тебе хочется взаимодействовать, вести диалог в этом поле. Ну и что стесняться, еще ты смотришь на чьи-то работы и думаешь «я бы сделал иначе».

Рано или поздно все это тебя подталкивает к желанию попробовать, потом ты ищешь себе применения, и, я думаю, что большинство читателей интервью, которые сами хотели бы стать прозаиками, комиксистами, аниматорами понимают, что если у тебя выпадает шанс подать куда-то резюме — ты обязательно подаешь, если у тебя выпадает шанс что-то делать — ты хватаешься за него и делаешь. Тем более комиксы — такая маленькая сфера, что каждая возможность в ней на вес золота.

О популярности «Игоря Грома»

«Игорь Гром» унаследовал очень много славы «Майора», в котором, во-первых, была Анастасия Ким, солнцеликая Phobs, «наше все» русского мейнстримного комикса в целом, и, во-вторых, в «Майоре» было блестящее попадание в злодея. Вопрос, который задают к каждому новому выпуску «Игоря Грома»: вернется ли Сергей Разумовский? Вы можете пойти в паблик редакции и увидеть, об этом спрашивают после каждого нового выпуска. Это как поймать молнию в бутылку — объяснить, как первым номерам «Майора» это удалось, невозможно, но мы до сих пор купаемся в лучах славы комиксов о Разумовском и получаем очень много доброй воли оттуда, от комиксов Артема Габрелянова и Анастасии Ким.

О будущем Игоря Грома и приземленности его образа

Я стараюсь оставаться в рамках серии. Если я скажу «Давайте у нас будет демон» — у нас уже есть блестящий «Бесобой», если я захочу танковые дивизии и гигантских роботов — у нас есть отличные «Союзники», если я захочу отправить Игоря Грома в космос — у нас есть великолепная «Метеора».

Зачем мне делать то, что кто-то уже делает и делает блестяще и лучше меня?

Но у приземленного «Игоря Грома» есть один козырь в рукаве. Игорь во время событий «Времени Ворона» в Сибири навидался очень разного, и поэтому он не всегда сразу интерпретирует происходящее в реалистическом ключе. Для него, в отличие от нас с вами, от «нормальных» людей, вполне естественно не искать рационального объяснения в тех случаях, когда он видит что-то странное — он знает, что существует магия, древние языческие боги, и это меняет его отношение к действительности. Он единственный персонаж в нашем реалистическом Петербурге, который на словах «у нас в городе завелся вампир» не спрашивает «не сошли ли вы с ума?», а отвечает «ясное дело, вампир, будем работать», потому что для него это все реальность, с которой он может взаимодействовать. Даже если в итоге вампир оказывается не вампиром.

О том, может ли Гром стать детективом, расследующим сверхъестественные тайны

Прямо сейчас у Игоря для этого нет времени и душевных сил — проблемы на него сыплются быстрее, чем он успевает их решать. Я зацеплюсь за слово «детектив»: классическую историю в этом жанре читатель разгадывает одновременно с героем, а во вселенной Bubble многие тайны, которые Гром может раскрывать, двигаясь по ниточке, уже раскрыты в других сериях — «Бесобое», «Метеоре», «Экслибриуме». Таким образом, детективный жанр становится не интересен в масштабе нашей серии — мы можем подсмотреть не просто в конец книжки, а в другой комикс, который уже когда-то вышел. Поэтому как сыщик и детектив разгадывать природу Спящего или устройство Ада Игорь Гром, конечно же, никогда не будет. Но даже в нынешнем виде в серии есть космогонического уровня проблемы, которые в нее зашиты, и если вы прямо меня о них спросите, я, разумеется, отвечу: «Что вы, это совпадение, вам показалось, откуда у вас, доктор, такие картинки?», но рано или поздно, как Игорь уже несколько раз себе говорил, он столкнется с тем, что путь ведет вниз и он ведет в темноту.

Об экранизации «Майора Грома»

Для начала стоит сказать, что кино — это очень сложно и страшно. У меня есть давние коллеги киносценаристы, и я вижу, в каких условиях они работают, — это очень сладкая область, но страшно тяжелая в работе, требующая не только большого опыта, но и огромных пробивных сил. О том, как все устроено в российском кино, читатели наверняка в курсе, не будем об этом.

Увидеть что-то, что ты сделал, на экране — это какая-то невообразимая для меня магия.

Коллеги в редакции могут рассказать, что когда ты видишь то, что сам написал, кто-то нарисовал и издал, и у тебя в руках этот журнал, то цепенеешь и вообще не знаешь, как реагировать. Когда первый раз видишь, как человек сделал костюм твоего персонажа, то ты падаешь на колени и визжишь как школьница — это очень сложные переживания. К «Чумному доктору» я отношения не имею, и это даже к лучшему. Что со мной будет, если я вдруг на киноэкране увижу вещи, которые сам придумал, я не знаю — меня, наверное, вынесут из кинозала (смеется).

Описание «Игоря Грома» в пяти словах для потенциального нового читателя

Я потом разочаруюсь в этой формулировке, потому что проснусь и подумаю «надо было сказать иначе», но все же попробую: «Страхи современного горожанина обретают плоть».

Интервью брал Игорь Кислицын

Паблик автора статьи «ВКонтакте»

Последние статьи