Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
13 августа на российские экраны снова выйдет «Начало» (Inception) Кристофера Нолана. Так наши прокатчики готовятся к новому фильму Нолана «Довод» (Tenet), релиз которого в России запланирован на 10 сентября 2020-го. В связи с этим мы публикуем ре-релиз нашего текста о «Начале», в оригинале опубликованного в киномарафоне всех фильмов Нолана.
13 августа на российские экраны снова выйдет «Начало» (Inception) Кристофера Нолана. Так наши прокатчики готовятся к новому фильму Нолана «Довод» (Tenet), релиз которого в России запланирован на 10 сентября 2020-го. В связи с этим мы публикуем ре-релиз нашего текста о «Начале», в оригинале опубликованного в киномарафоне всех фильмов Нолана.

Я уважаю Нолана и искренне люблю «Престиж», «Бессоницу», «Начало» и «Темного рыцаря», но у меня не появляется желания называть его гением и вслепую хвалить все, что он делает. Кристофер – не ремесленник, не завод по производству тупой безвкусицы, не пустышка, превознесенная массовым зрителем за яркие внешние аспекты фильмов.

Это яркий талант, жестко ограниченный в некоторый аспектах, что не дает ему встать на один уровень ни с гениями вроде Куросавы, Хичкока и Кубрика, ни с более разносторонними и сбалансированными талантами вроде Спилберга.

Впрочем, как обычно, лишаясь чего-то, мы получаем что-то взамен. Пусть эмоциональная глухота (а вслед за ней – и частичная немота) и отсутствие собственного мироощущения, которое бы он старался донести, и лишают его картины множества важных аспектов, зато в плане мощной визуальной подачи сцены, работы с саундтреком, ярких поворотов и смелости сюжетных идей ему сложно найти равных. И я не говорю, что его картины – всего лишь визуальные шедевры, пустые внутри, смысловой слой тут есть и он чаще всего богатый, но в нем есть пробелы, которые иногда ощущаются крайне болезненно.

Мне нравится этот фильм. Да, да, знаю — для многих это расписка в дурном вкусе, но что-то есть в этой кинематографической матрешке, подарившей миру вечный «буонг» в трейлерах.

Деревянные персонажи, неумелые попытки показать взрослую драму, игры с идеями ради идей, подмявшие под себя всю человеческую составляющую. Куче нелогичностей и нагромождение миров друг на друга, которое в философском плане в результате выдает лишь огромный пшик.

Да, это должно было выйти гораздо глубже и интереснее, а превратилось в шумный, помпезный поезд-оркестр, который врывается в твое сознание с тем самым «буонгом», чтобы застрять навсегда, не ассоциируясь при этом ни с одным внятным тезисом или эмоцией, просто вращаться там покачнувшейся юлой (слава богу, Кобб не использовал спиннер в качестве талисмана). И все же — этот фильм производит впечатление и пересматривать его тянет куда чаще, чем многие другие картины.

К сожалению, головоломки и лабиринты сюжетных поворотов интересуют Нолана не как контейнер, а как конечная цель. Когда он пытается заложить большую идею внутри идеи сюжетной, получается неубедительно. Если пробует запихнуть в центр человеческую драму, выходит еще хуже. Становится очевидно, что он начинает работу снаружи — сначала придумывает «сон внутри сна», затем пытается понять, о чем может рассказывать эта история.

Почему «Начало» — самый нолановский фильм по форме, но не по сути

Идея жены Кобба, прорывающейся в его конструкты в виде поезда, идея лимбо и запертых глубоко в нас ошибок и страхов, сама по себе великолепна, но раскрыть ее по-настоящему так и не выходит.

Если «Престиж» — самый нолановский фильм по сути, то «Начало» — по форме. Здесь все внешние признаки стиля Кристофера выкручены на полную. И музыка, и синематография, и расстрелы зрителя экспозицией, и одержимость бесконечной накруткой внешней сложности, и идейный провал сложности внутренней, эмоциональной и смысловой. Нолан умеет вызывать эмоции своим кино куда лучше, чем раскрывать и передавать эти эмоции. А между этими двумя вещами огромная разница.

И все же, «Начало» я тоже рекомендую всем. Оно если и не раскроет для вас эти идеи, то по крайней мере заставит задуматься над тем, как их можно было раскрыть.

Автор текста: Александр Трофимов