Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Роман Фонды Ли «Нефритовый город», с которого начинается трилогия «Сага Зеленой Кости», западные критики окрестили «Крестным отцом» от мира фэнтези. В центре сюжета цикла — противостояние криминальных кланов, а события разворачивается в достаточно необычных для жанра декорациях. Они навеяны азиатскими городами середины XX века, а магия здесь соседствует с автомобилями, пистолетами, радио и другими плодами научно-технического прогресса.
Роман Фонды Ли «Нефритовый город», с которого начинается трилогия «Сага Зеленой Кости», западные критики окрестили «Крестным отцом» от мира фэнтези. В центре сюжета цикла — противостояние криминальных кланов, а события разворачивается в достаточно необычных для жанра декорациях. Они навеяны азиатскими городами середины XX века, а магия здесь соседствует с автомобилями, пистолетами, радио и другими плодами научно-технического прогресса.

Основным местом действия служит островное государство Кекон, власть над которым принадлежит двум криминальным кланам — Горному и Равнинному. После того, как вместе они освободили остров от иностранных захватчиков, минуло немало времени и теперь новое поколение лидеров ведет кланы к войне за влияние и контроль над страной. Оба клана в конфликте полагаются, прежде всего, на Зеленых костей — людей, обученных использовать магический нефрит, который способен наделять человека сверхъестественной силой и добывается только на Кеконе.

Американка азиатского происхождения, Фонда Ли занимается восточными единоборствами с подросткового возраста, имеет черный пояс по карате и кунг-фу, обожает смотреть гонконгские боевики и фильмы про мафию. Ее умения и навыки подтолкнули ее на создание оригинального мира с интересными персонажами, азиатскими мотивами, потрясающими боевыми сценами и шокирующими сюжетными поворотами. Другим источником вдохновения стали как раз любимые фильмы писательницы, а потому неудивительно, что цикл получился очень кинематографичным. И недаром новый стриминговый сервис Peacock объявил, что собирается выпустить сериал по «Саге Зеленой Кости».

Как появилась идея написать трилогию и как на нее повлияло кино, сама Фонда Ли рассказывает в эссе на PowellsBooks.Blog. Мы подготовили перевод этой статьи.

«Нефритовый город» — фэнтези, вдохновленное криминальными триллерами и гонконгскими боевиками

Восток встречается с Западом: писательница радуется слиянию культур в кино

Что общего у «Звездных войн», «Убить Билла», «Матрицы», «Тихоокеанского рубежа» и «Города героев» — нескольких моих самых любимых фильмов?

Это примеры всемирно известных американских франшиз, которые обязаны своей оригинальностью, чувством юмора и искренней изумительностью кое-чему особенному — нарочитому, оригинальному и, в конечном счете, полному любви сочетанию западных и восточных сюжетных элементов.

Взять, к примеру «Звездные войны». В 1960-е годы молодой режиссер Джордж Лукас был сильно впечатлен фильмами титана японского кинематографа Акиры Куросавы. Сам Куросава был фанатом западной литературы и кино, он снял ремейки «Макбета» («Трон в крови») и «Короля Лира» («Ран»), но переложил их на японскую историю и культуру. Один из фильмов Куросавы «Трое негодяев в скрытой крепости» — это история о «двух ссорящихся крестьянах, которые помогают принцессе-преступнице и наставнику-самураю вырваться из когтей вражеских имперских сил». Звучит знакомо? Интерес Лукаса к буддийской философии лежит в основе всей концепции Силы, а слово «джедай» происходит от японского слова «дзидайгэки», которое относится к театральному периоду с участием самураев — это дань уважения источнику вдохновения Лукаса. На самом деле, не слишком сложно понять, что «Звездные войны» — это эпопея о боевых искусствах в стиле уся, переосмысленная как космическая опера. Я фанатка научной фантастики с самого детства, американка азиатского происхождения, любительница кино и мастер боевых искусств — «Звездные войны» затронули каждый аспект моей жизни и жизни миллионов людей по всему миру. И это продолжается и спустя многие годы после выхода оригинального фильма.

Если говорить о более современных примеров, можно отметить как Квентин Тарантино, мастер кинематографических миксов, создал «Убить Билла» из элементов «грайндхаус-кино» — смеси кунг-фу фильмов гонконгской киностудии Shaw Brothers, фильмов о самураях, жанра боевиков «blaxploitation» и спагетти-вестернов. История из «Убить Билла» имеет ошеломляющее сходство с японским фильмом «Госпожа Кровавый Снег». Вачовски вдохновлялись аниме «Призрак в доспехах», когда создавали «Матрицу». «Тихоокеанский рубеж» — это подражание Гильермо дель Торо жанру японских фильмов о монстрах. А «Город героев» — трогательный и удачный микс американских и японских диснеевских традиций анимации, недаром действие фильма происходит в Сан-Франсокио.

«Нефритовый город» — фэнтези, вдохновленное криминальными триллерами и гонконгскими боевиками

Все эти истории созданы выходцами из Северной Америки, которые находились под сильным влиянием азиатских творцов и произведений. Они объединили идеи, традиции и эстетику Востока с традиционным для Запада мотивами, чтобы создать что-то новое, захватывающее и потрясающее. Благодаря тому, что Америка и Китай на данный момент являются двумя крупнейшими производителями кино в мире и что наши разговоры на тему культуры происходят все чаще в интернете, тенденция к созданию фильмов, книг, сериалов, комиксов и прочих медийных продуктов, подходящих одновременно для аудитории и с Запада, и с Востока, — будет только расти.

Как писатель и американка азиатского происхождения, я рада этому. Я всегда наслаждалась историями, которые рождаются из энергии столкновения культур — они отражают разнообразие того, что повлияло на меня. Когда я начинала писать роман «Нефритовый город», то сразу представляла, что хочу показать яркую, сложную и беззастенчиво смесь Востока и Запада. Еще до того, как издательство Orbit приобрело права на серию, я задавалась вопросом — в моменты сомнений, столь свойственные, когда ты находишься в творческом процессе, — имеет ли книга какую-то коммерческую ценность или я пишу ее исключительно для того, чтобы удовлетворить свое собственное желание смешать идеи, которые я отчаянно хотела бы видеть объединенными. (Ответ: да и еще раз да).

«Нефритовый город» — фэнтези, вдохновленное криминальными триллерами и гонконгскими боевиками

Я давно питаю слабость к историям о мафии: «Неприкасаемые», «Славные парни», «Лицо со шрамом», но больше всего — к «Крестному отцу» Пьюзо и Копполы, мастерски созданной истории о семье и Клане. Но гангстерские фильмы в изобилии выходят и в Азии: я всю жизнь смотрела боевики о Триаде, такие как «Светлое будущее» и «Круто сваренные» Джона Ву, «Выборы» Джонни То, серия о якудза «Битвы без чести и жалости» и «Гуманность» Киндзи Фукасаку. Наряду с криминальными драмами по обе стороны Тихого океана, я использовала все фильмы о кунг-фу и фэнтезийные романы, которые любила, и в результате получилась гангстерская фэнтезийная сага о волшебном нефрите и семейной трагедии, о вымышленном городе с множеством свирепых уличных драк и политических интриг. Пьянящая смесь Востока и Запада, которую я всегда хотела воплотить в жизнь на бумаге.

На фоне сегодняшнего беспокойства по поводу присвоения чьей-либо культуры крайне важно признать, что существует порой тонкая, но важная разница между заимствованием традиций или обычаев другой культуры для показушного использования и потенциально изумительным творческим продуктом подлинного межкультурного вдохновения. Полагаю, что здравомыслящие читатели могут определить разницу, задав себе вопрос: «Является ли этот культурный элемент прямым копированием, чтобы передать ощущение „инаковости“ или экзотичности? Или он был почтительно, с любовью включен в текст, пройдя сквозь призму самобытного видения творца, стремящегося создать нечто захватывающее и самостоятельное?» Было бы очень обидно, если бы попытки перечеркнуть первое помешали бы нам признать и отдать должное второму. Потому что мне нужен мой джедай и мой кайдзю. К тому же мне нужно написать еще несколько книг.