Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Мнение: политический климат в США и централизация Интернета создали настоящую антиутопию

2018-й подходит к концу, и сейчас самое время зафиксировать то ужасное положение, которого Интернет достиг за прошедший год. Два дисклеймера: во-первых, много политоты, во-вторых, все это исключительно авторская позиция, которую кто угодно может не разделять.
2018-й подходит к концу, и сейчас самое время зафиксировать то ужасное положение, которого Интернет достиг за прошедший год. Два дисклеймера: во-первых, много политоты, во-вторых, все это исключительно авторская позиция, которую кто угодно может не разделять.

Одно из популярных направлений критики максимально свободного рынка – через монополии. Дескать, если корпорации не сдерживать, они станут монополистами и начнут терроризировать людей не хуже государств. Ответ на это обычно звучит как «во-первых, такого ни разу еще не было, а во-вторых, на свободном рынке у плохого монополиста появятся хорошие конкуренты, которые его подвинут». Мне кажется, в 2018 году этот ответ сильно потерял в силе.

Давайте начну издалека.

У США есть культурная гегемония, распространяющаяся на весь цивилизованный мир. Фактически монополия.

Как я уже сетовал в своем тексте о diversity, американцы не приемлют культурного разнообразия народов мира: они хотят везде видеть свое мировоззрение, свои ценности, а разнообразие, которое в эти ценности заложено, сводится к полу, расе, ориентации и, возможно, наличию физических или психических болячек.

Культурная монополия США была не столь плоха, пока культурный климат в самих США был не настолько радикализирован. Увы, за последние лет десять ситуация испортилась кардинально, и мода на эти леворадикальные ценности заразила и наиболее прогрессивные из европейских стран – например, Великобританию и Скандинавию.

Сидеть и молчать, пока плохие люди радикализируют и отравляют культурный климат, нехорошо: надо же этому как-то противиться и объяснять людям, что от этих «войн за социальную справедливость» одно зло. Занимающиеся этим активисты, однако, вскоре столкнулись с проблемами. Ведь чтобы тиранить людей, совершенно необязательно одной компании быть монополистом. Достаточно популярной прессе объединиться вокруг центрального дискурса, и сразу становится возможно пропагандой уничтожить почти кого угодно.

О том, как мы докатились до того, что практически вся популярная пресса поет хором, пусть вам расскажет кто-то другой. Возможно, все дело в том, что изначально это движение за инклюзивность и толерантность опиралось на светлые и позитивные идеи – а потом, превратившись в уродливую карикатуру на себя, продолжило ходить под этими знаменами как культ. Сложно что-то сказать против самой идеи толерантности – и со временем, опираясь на это, левый дискурс начал становиться все яростнее. Было «давайте относиться к черным как к равным», стало «давайте искоренять белых». Под тем же флагом.

И всем этим левым фронтом используется прежняя тактика.

Если раньше называли расистами и порицали людей, занимавших позиции вида «нет, я не хочу относиться к черным как к равным, я их всех презираю», то сейчас все те же укоры, порицание, негодование и оскорбительные эпитеты уже сыплются в адрес людей, имеющих смелость сказать, что в средневековой Чехии почти не бывало черных.

И в целом всех бросающих вызов этой радикально левой догме. Пресса поет в унисон – достаточно одному завести, и остальные подхватят. То, что они делают, называется character assassination: они уничтожают репутацию человека настолько, что сотрудничать с ним становится себе дороже.

Мнение: политический климат в США и централизация Интернета создали настоящую антиутопию

Очень иронично, что первой ласточкой этого ада стал именно GamerGate – движение, которое я долгое время пристально изучал. Было очевидно, что пресса врет. Любой человек мог пойти и проверить, что пресса врет. Но таких, кто действительно ставил бы под сомнение то, что ему вещают из каждого утюга, очень мало. А когда в сознании масс что-то укореняется, оспорить это становится очень сложно (примеров успеха российской пропаганды, думаю, вы тоже можете назвать немало).

И первым предвестником ситуации, в которой мы оказались в 2018-м, я бы назвал проигранную битву за Википедию. Потому что пресса – еще полдела, каждой конкретной публикации можно и не верить, но Википедия для большинства стала ресурсом номер один, куда можно обращаться за взвешенной, проверенной и всесторонней информацией. Но что будет, если администраторы Википедии окажутся политически ангажированы? См. статью Википедии про GamerGate. Она проваливает все возможные стандарты объективности, огромное множество утверждений (в том числе ложных) не подкреплены никакими цитатами, и попытки исправить что-то пресекались модераторами. И Джимми Уэльс ничего не сделал. Впрочем, а что он мог сделать? Как хорошо показал GamerGate, если кто-то демонстрирует хотя бы нейтральное отношение к врагам народа, он становится врагом народа сам. Уэльс зависит от донатов – он просто не может себе позволить такое.

Равно как не могут этого себе позволить и любые открытые акционерные общества. Пресса – четвертая власть, если она начнет объявлять вас сообщниками врагов народа, акции посыплются в котировках, и все пойдет наперекосяк. Никакой совет директоров такого не позволит, нет – надо быть предельно чистыми в глазах публики. А это значит соответствовать стандартам, навязываемым прессой. Всем.

Это одна сторона проблемы – моральная монополия радикально левого дискурса и регулярные охоты на ведьм. Вторая – максимальная централизованность Интернета, сама по себе ужасно портящая сетевую культуру. Прошла эпоха множества дискретных сайтов и форумов – им на смену пришли соцсети, гиганты, поглотившие весь Интернет. Уже в 2017 году 99% роста рекламных доходов поделили между собой Google и Facebook. А Google – это еще и YouTube. А Facebook – это еще и Instagram. Если оставить в стороне Китай, то эти две компании поделят между собой половину топа 10 самых посещаемых сайтов.

И что будет, если эти компании окажутся политически ангажированы? Начнется деплатформинг.

Google и Facebook опробовали это летом на самом одиозном из неугодных – полоумном конспирологе Алексе Джонсе. Они одновременно выкинули его со своих платформ, фактически лишив его доступа к аудитории размером с Интернет. При том, что соцсети – это платформы, а не СМИ, и они не несут никакой ответственности за контент юзеров, они все равно решили заняться модерацией. И занимаются ей крайне односторонне: на этих платформах, например, прекрасно себя ощущают антифа-группировки, призывающие к насилию. И ничего. За этот год многие консервативные публичные персоны были изгнаны из соцсетей – не только Google и Facebook, но и Twitter тоже. Можете ли вы назвать хоть одного вечно забаненного либерала? Я нет.

И это затрагивает не только соцсети. Patreon, сайт, который должен был позволить людям зарабатывать деньги перманентным краудфандингом в обход больших корпораций, занимается ровно такой же цензурой, как и три вышеназванные платформы. С такими же двойными стандартами.

Они лишают неугодных не только платформы, но и средств к существованию.

И это касается не только политических активистов. Лучший пример – Наоми Ву, ютубер из Китая, крафтящая крутые гаджеты и рассказывающая о них на своем канале. Vice сделал о ней репортаж, в котором опубликовал информацию о ее личной жизни вопреки договоренностям. Наоми пыталась скандалить – не помогло. Попыталась ответить тем же – обратилась к журналисту, упомянув его адрес – Viсe тут же настучал в Patreon, и аккаунт Наоми забанили за доксинг. Повод всегда можно найти. Сам же Vice не понес никакого ущерба, и другая популярная пресса Наоми успешно игнорирует, хотя казалось бы – успешная небелая женщина добивается невиданного успеха в патриархальной стране! Нет, рука руку моет. Лицемерие и двойные стандарты сквозят практически в каждом материале западной прессы.

Итак, Наоми лишили возможности получать деньги на Patreon. Но у нас ведь свободный рыночек, и должна появиться альтернатива, верно? И она появилась – причем из России. Наоми завела себе аккаунт на SubscribeStar и перетащила какое-то количество доноров туда. Но прошло полгода, на SubscribeStar перебежали некоторые политические комментаторы, которых выгнали с Patreon, пресса начала клеймить сайт за связи с врагами народа – и PayPal и Stripe отказались обслуживать SubscribeStar, совершив с ней фактически финансовый деплатформинг. Что теперь делать Наоми? А ничего.

Вот еще пример: многие забаненные на Twitter нашли пристанище на платформе Gab, которая позиционировалась как бастион свободы слова. То же самое: нашли повод (у какого-то террориста был аккаунт на Габе) и выпилили Габ с домена (Godaddy), с хостинга (Joyent), из аппсторов (Apple и Google), из платежных сетей (PayPal, Stripe).

Они уничтожают саму возможность создания альтернативной платформы, даже когда она по посещаемости никому не может составить конкуренции.

А еще некоторые пользователи Patreon начали требовать от компании ответов – и выяснилось, что она сама не то чтобы все решает.

Представители Patreon буквально заявили, что банят своих пользователей из-за давления со стороны Visa и Mastercard.

Что сервис напрямую зависит от платежных систем, которые могут диктовать все, что захотят. В Европе Visa и Mastercard обслуживают 97% рынка. Создать альтернативу им – безумно сложно. Добиться того, чтобы она стала общепринятой – практически невозможно. У криптовалюты, как видно, не получилось.

Мнение: политический климат в США и централизация Интернета создали настоящую антиутопию

Люди вообще любят централизованность. Это удобно. Windows как стандартная ОС. Google как стандартный поисковик. Chrome как стандартный браузер. Steam как стандартная платформа для игр. Википедия как стандартное место, где можно что-то выяснить. Именитые американские новостные сайты как источник информации о событиях в интересующих направлениях. Чтобы убедить людей сменить стандарт, нужно что-то очень радикальное. И в целом о возможности создания чего-то такого с нуля хорошо высказался Карл Саган:

Чтобы создать яблочный пирог с нуля, вам сперва предстоит изобрести вселенную.

Вот и выходит, что без монополии какой-то единой компании на рынке воцарилась гегемония одной идеологии, и неугодных буквально стирают из Интернета (то есть соцсетей) и лишают возможности поддерживать себя на плаву при помощи донатов.

И вот эту гидру о трех головах – пресса, соцсети, платежные системы – уже не победить, по-моему, никак.

Позволить правительству вмешиваться – значит сделать все еще хуже: сейчас целое поколение демократов растет на максимально радикально левой риторике, и страшно представить, сколько дров они могут наломать, если им дать полномочия. Да и мы в России хорошо знаем, чем заканчивается контроль государства над главной соцсетью.

Все крайне плохо, будет только хуже, все перспективы ужасны, спасенья нет. Этим и провожаем 2018-й.

Текст изначально написан для моего блога.