«Ильич разговаривал танцами». Интервью с Clean Bandit — о коллабе с Little Big и языковом барьере

Самим Сарвари
В рамках проекта TBRG OPEN, 29 августа вышла совместная музыкальная работа питерских Little Big и Tatarka со звездной электро-группой Clean Bandit. Безусловно, Arriba — это крупная международная коллаборация наших артистов в этом году. В конце июля мы встретились с Грейс, Джеком и Люком и поговорили о работе с Ильичом, потенциальном фите с Земфирой, музыке-побеге и о том, готова ли британская группа к творческим переменам.

— Давайте начнем с вашей коллаборацией с Little Big и Tatarka. Вы слышали о них до того, как появилась возможность записаться вместе с ними? Может о песне Skibidi.

Грэйс: Skibidi, да. Это очень популярная песня в интернете. Мы счастливы, что они согласились поработать с нами, потому что Skibidi в частности принесла очень много веселья совсем разным людям. Например, когда ты видишь, как бизнесмены в своих костюмах танцуют под эту песню, — это что-то особенное! Когда мы только начали записывать музыку, мы так же хотели нести людям веселье. Поэтому мы действительно рады, что нам удалось встретиться с Little Big, увидеть их рабочий процесс.

— Насколько популярной была песня Skibidi в Великобритании?

Джек: Она была популярной не в том плане, что звучала на радио или ее крутили по телевидению. Она вирусилась в интернете.

— Вам было тяжело разговаривать с ними на русском?

Джек: Было окей. Мы с Грейс разговариваем на русском, но коммуникация и без этого была простой. Мы разговаривали напрямую, и у ребят было четкое видение того, что они хотят достичь в музыке. Это было просто и быстро.

Ильич (Илья Прусикин — создатель и солист Little Big — прим. Канобу) мне как раз говорил, что музыкантам легче общаться друг с другом, потому что они это делают посредством искусства, музыки. Вам легче преодолевать языковой барьер в работе.

Джек: Это правда. Например, он разговаривал с Люком с помощью своих танцев. (Cмеются)

Люк: У меня была возможность играть ему разные части бита, которые я хотел добавить в песню. Если Ильич пританцовывает, значит ему нравится. Если не танцует, значит — нет. (Cмеются)

«Ильич разговаривал танцами». Интервью с Clean Bandit — о коллабе с Little Big и языковом барьере | Канобу - Изображение 1775

Слева направо: Ирина Прусикина (Tatarka), Софья Таюрская, Илья Прусикин, Грейс Чатто, Джек Паттерсон и Люк Паттерсон

— Грейс, в 2017 ты призналась, что являешься большой фанаткой Земфиры. Интересно, ты представляла, как могла бы звучать коллаборация Земфиры с Clean Bandit? Музыкально вы очень разные.

Грейс: Музыка хороша тем, что мы можем сотрудничать со всеми. Мы можем адаптироваться и к року. Так же очень интересно, когда в электронной музыке звучит сильный женский голос.

Джек: Шер!

Грейс: Да, как у Шер. Но Земфира, мне кажется, очень хорошо бы звучала как раз в песне, которую мы недавно записали — Save My Life. Я люблю ее голос, как и ее тексты песен — они отличные. Их нельзя в полной мере отразить в переводе — это настоящая русская поэзия.

— Так что вы готовы адаптироваться под Земфиру?

Грейс: Да, мы готовы!

— Коллеги предупредили меня, что вопросы вроде «когда вы выпустите новую музыку?» — плохие вопросы. Что думаете об этом? Плохой вопрос?

Джек: Это хороший вопрос, но это не значит, что у нас есть ответ на него. Но твой предыдущий вопрос был лучше. (Смеются) Но вообще, мы музыкальные хамелеоны и мы умеем подстраиваться под обстоятельства. Проект с Little Big в этом плане подходит нам, потому что он вывел нас из зоны комфорта.

«Ильич разговаривал танцами». Интервью с Clean Bandit — о коллабе с Little Big и языковом барьере | Канобу - Изображение 1776

— Когда записываете новую музыку — новый альбом, допустим — какую цель вы ставите перед собой? Вы уже достаточно популярны во многих странах. Интересно узнать, что вами движет.

Джек: Хотим записать альбом, который впоследствии признали бы классикой. Что-то, что могли бы слушать наши правнуки.

Грейс: Лично мне кажется, что мы сейчас проживаем не лучший исторический период — вокруг много ненависти, неприятия и так далее. И классно своей музыкой приносить в этот мир что-то легкое, приносить ту же радость. Мне кажется, именно поэтому многие так любят Little Big — они заражают людей радостью на фоне политической напряженности.

— Ваша музыка — она про побег из реальности или про лечение?

Грейс: Все зависит от песен. У нас есть и фестивальная музыка — она больше про побег, а есть музыка вроде Rockabye — песня о женщинах, которые оказались вне системы.

— Насколько вы готовы идти на эксперименты с вашей большой аудиторией?

Наши фанаты должны чувствовать, что мы всегда стараемся осваивать новые музыкальные направления. Даже если в итоге вы слышите знакомые мотивы, на деле мы пытались привнести в музыку что-то новое, что-то, выраженное в деталях.

— Но ваша музыка все равно существует в неких музыкальных рамках поп-музыки. Я говорил скорее про значительную перемену, как это было у Radiohead или Bon Iver. У них была уверенность, что аудитория пойдет за ними.

Нет, к такому мы пока не готовы. Откровенно говоря, нам кажется, что большая часть нашей аудитории даже толком не знает, как мы выглядим. (Смеются)

  • Недавно мы побеседовали с лидером группы Lumen, записавшей музыку для комикса о Бэтмене.
  • Кто сейчас сейчас джазмен номер один в мире? Камаси Вашингтон! Мы поговорили с ним об особенностях музыки вне жанров.

Последние статьи