Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
Седьмой сезон «Сверхъестественного» — худшее, что случалось с сериалом за все время. Хотел бы забыть его, но не могу — уже посмотрел ведь. В этом сезоне плохо абсолютно все, кроме двух моментов — 12-го эпизода и одного гениального персонажа, девушки-хакера Чарли Брэдбери, сыгранной потрясающей Фелицией Дэй. Этого мало, чтобы вытянуть целиком весь сезон, тем более что все остальное в нем — это кошмар наяву любого фаната не самого превосходного долгоиграющего сериала Supernatural. Ужасная центральная история про идиотских монстров-левиафанов, глупый злодей, такой же нелепый, как и шутки, связанные с его именем Дик, и почти полное отсутствие клиффхэнгеров, способных удержать зрителей у экрана.
Седьмой сезон «Сверхъестественного» — худшее, что случалось с сериалом за все время. Хотел бы забыть его, но не могу — уже посмотрел ведь. В этом сезоне плохо абсолютно все, кроме двух моментов — 12-го эпизода и одного гениального персонажа, девушки-хакера Чарли Брэдбери, сыгранной потрясающей Фелицией Дэй. Этого мало, чтобы вытянуть целиком весь сезон, тем более что все остальное в нем — это кошмар наяву любого фаната не самого превосходного долгоиграющего сериала Supernatural. Ужасная центральная история про идиотских монстров-левиафанов, глупый злодей, такой же нелепый, как и шутки, связанные с его именем Дик, и почти полное отсутствие клиффхэнгеров, способных удержать зрителей у экрана.
Хочу забыть: 7-й сезон «Сверхъестественного». А все из-за левиафанов! - фото 1

Сквозной сюжет седьмого сезона выделяется даже на фоне самых нелогичных сценарных маневров сериала — все из-за тех самых левиафанов. Два сезона до этого авторы постепенно накручивали масштаб происходящего: сперва Люцифер, желающий устроить конец света в пятом сезоне, после Ева, мать всех сверхъестественных существ, представляющая еще большую угрозу в шестом… и потом вот левиафаны. Монстры, которых Всевышний создал после архангелов, но вскоре запер их в Чистилище, потому что левиафаны оказались очень прожорливыми — в прямом смысле, они жрали всех и все.

Зачем бог создал архангелов и ангелов, в целом понятно, скучно же одному. Зачем он создал людей, понятно чуть меньше, но тем не менее — творение по образу и подобию, все дела. Но как он додумался до жутких тварей, пожирающих все живое с помощью огромных зубастых пастей? У создателей сериала было двадцать три эпизода, чтобы ответить на этот вопрос и написать крутых злодеев, но нет — это не про Supernatural.

Левиафаны оказались ничем не страшнее любой другой таинственной твари. Умение принимать облик кого угодно они использовали всего один раз, чтобы совершить преступление и подставить Винчестеров, но выглядело это неубедительно, при этом еще и повторяя точно такой же сюжетный ход первого сезона. Бессмертие левиафанов тоже обыгрывается странно — это скорее возможность для авторов сократить количество эпизодических актеров, чем сценарный инструмент.

Хочу забыть: 7-й сезон «Сверхъестественного». А все из-за левиафанов! - фото 2

Ситуацию мог бы спасти лидер левиафанов, Дик Роман, — его подавали как одного из самых умных злодеев сериала. Он и впрямь смотрелся выгодно: носил строгий костюм, использовал доступные ресурсы для развития бизнеса по изготовлению еды, от которой люди становятся еще вкуснее для левиафанов. И снова масса вариантов того, как эту тему можно использовать, но и в этом смысле седьмой сезоне не предлагает ничего дельного. Погибает Дик так же глупо, как и все злодеи в сериале, — отвлекается и пропускает деревянный кол в шею.

Всю эту темнейшую скукоту дополняют очередные страдания Сэма, который после близости с Люцифером все никак не может в себя прийти. Его телом овладел дьявол, он провел немало времени в аду, лишился души — а когда вернул ее, то чуть не сошел с ума от тех истязаний, которым подвергся в преисподней. В седьмом сезоне сама Смерть устанавливает в голове Сэма ментальный барьер, который скрывает от него «адские» воспоминания — но к концу сезона стенка рушится, и младший Винчестер снова дико страдает. Страдающий Сэм — это вообще главная боль для всех поклонников Supernatural с пятого по седьмой сезон.

Хочу забыть: 7-й сезон «Сверхъестественного». А все из-за левиафанов! - фото 3

Седьмой сезон — последний, в котором за центральный сюжет отвечала сценарист и продюсер Сера Гэмбл. Она работала над сериалом с 2005 года, вместе с создателем шоу Эриком Крипке написала лучший сезон (третий, где Дин продал душу и отправился за это в ад) и, судя по всему, попросту устала.

Это, впрочем, не оправдывает и то, что даже филеров нормальных в истории про левиафанов почти не было — только самоповторы или довольно нудные погони за посредственными «монстрами недели».

Хочу забыть: 7-й сезон «Сверхъестественного». А все из-за левиафанов! - фото 4

Удался только один сторонний эпизод — двенадцатый, в котором Дин попадает в 1944 год и помогает тому самому Элиоту Нессу засадить за решетку Аль Капоне. Множество отсылок к «Неприкасаемым», разумеется, на месте — Дин оказался большим поклонником фильма.

Второй приятный момент — Фелиция Дэй в роли хакера Чарли Брэдбери. Конкретно в седьмом сезоне эта героиня не то чтобы успевает раскрываться, но зато она там появляется, и это важно, потому что в будущем она становится одним из самых ярких второстепенных персонажей сериала. Из хакера она превращается в ролевика и королеву фэнтезийного государства, потом — в убийцу зомби, затем — в лучшую подругу Дороти из Страны Оз, а еще Чарли — лесбиянка.

Хочу забыть: 7-й сезон «Сверхъестественного». А все из-за левиафанов! - фото 5

Тем не менее два небольших достоинства не могут превзойти сотню мощных недостатков, из-за которых просмотр седьмого сезон «Сверхъестественного» — это натуральная битва со сном. Ничего хуже в истории шоу не было и, очень надеюсь, уже не будет. Хотя недавно начался 14-й сезон — и он пока готов поспорить с седьмым за звание самого скучного.

Больше о «Сверхъестественным»

Читай нас