Стрим-центр6 в эфире
Больше публики, больше ранг, и море общения Fuzzy45 стримит Overwatch
Over Ranked туда сюда kote373 стримит Overwatch
Превозмогаю ХК с 2012 года, билд - Гнилая стрела leegumbo стримит Path of Exile
stream center intro slide 1

«Канобу» и «ВКонтакте» запускают «Стрим-центр» — сервис для тех, кто любит смотреть и проводить прямые трансляции. Наш сервис поможет делиться стримами с «ВКонтакте», Twitch и YouTube и обеспечит новую аудиторию, которой будет интересен именно ваш контент.

«Стрим-центр» доступен на любой странице «Канобу» — достаточно нажать на стрелку в верхнем правом углу и развернуть сетку с активными стримами. Вы также можете открыть чат, кликнув на иконку сообщения в правом углу.

Кнопка «Добавить стрим» позволит поделиться прямой трансляцией. После нажатия вы увидите три активных поля. В первой строке нужно вписать адрес канала, остальные поля заполнит наш сервис.

stream center intro slide 4

Делиться стримами — это просто! Попробуйте сами. Обратите внимание, что после добавления стрима ваша трансляция сначала отправится на рассмотрение модераторов.

160 169 12992

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 1

Я, весь засиженный бэтмобилями и халками, иногда забываю, зачем я здесь. Спасибо Вадиму, за то, что напомнил – своим интервью с разработчиками игры про подлодку «Курск». У нас разгорелся нешуточный спор в редакционном чате на тему того, можно ли делать игры на настолько больные темы. Мое мнение – можно и нужно.

Начнем с самого очевидного. Многие считают, что делать игру про «Курск» – святотатство. Люди погибли, семьи скорбят, а тут игра. Хорошо, а что насчет документального фильма про «Курск»? Естественно, можно. Это же документальный фильм, его цель – рассказать о трагедии, выяснить обстоятельства и причины.

Плохо не когда человек видит свастику, плохо, когда при этом его правая рука тянется к потолку.

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 2

Идем дальше – художественный фильм? Тоже мало кто будет против, ведь картина сможет рассказать массовой аудитории о подвиге моряков, их мужестве, вдохновить людей. Художественные фильмы по конкретным историческим событиям вроде битвы при Сталинграде, одиннадцатого сентября и прочим снимают постоянно.

Роман – художественный, биографический или даже автобиографический (история кого-то из затронутых трагедией) – я даже не беру, они точно не вызвали бы всплеска негодования.

Мультфильм? Вот тут уже идут первые сомнения. Зачем о трагедии в мультипликационном формате? Он же однозначно более легкомысленный. Хорошо, а «Могилу светлячков» вы смотрели? А недавний «Ветер крепчает» Миядзаки? Легкомысленный жанр, да.

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 3 YouTube
Могила Светлячков

«Могила светлячков» основана одноименном автобиографическом романе, рассказывающем о двух осиротевших детях, бродящих по Японии в последние дни войны, под бомбами. Это не трейлер, это мультфильм целиком — на русском.

Комикс о «Курске»? Можно сказать «графический роман» если кому-то так будет легче. Еще больше поднятых бровей. Опять же – стигма легкомысленного развлекательного формата, но есть комиксы вроде «Палестины» (автобиографичная история журналиста в Секторе Газа), «Нормандии» (история любимой американской высадки Второй Мировой) и, конечно, многострадальный «Маус», который у нас убрали с полок в горячке 9 мая из-за того, что на его обложке была свастика.

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 9

Это история меня задела особенно. Насколько же все перевернулось в наших головах, что мы боремся с символами, а не с идеями фашизма. С символом проще – убрал с глаз долой, победил фашизм, взял конфетку. Ленточку повесил – вообще герой. Не знаю, кого мы защищаем этим. Ветеранам об ужасах войны плакаты с танками и те же ленточки напоминают так же, как и свастика – они отсылают к тем же событиям.

Фашизм никуда не делся и, к сожалению, не денется. Черный Джонни Шторм – это все еще для многих проблема, негры-штурмовики –проблема, факт существования этих «проблем» – это проблема, свастика на обложке – нет. Учитывая, что это серьезный комикс о фашистских гонениях. Если бы он рассказывал о том, как здорово быть нацистом, как весело хрустят люди в печах – тогда его надо было бы убрать, сжечь и так далее. Плохо не когда человек видит свастику, плохо, когда при этом его правая рука тянется к потолку. А разницу многие уже не видят.

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 10 YouTube
KURSK - Reveal Teaser - First Person Perspective Adventure & Survival Game by Jujubee!

Тизер игры

Ну, вот и добрались. Что насчет игр? Самое простое объяснение негативной реакции на игру поляков: игры – это развлечение. Фильмы – это про историю, эмоцию и персонажей, игры – это пиу-пиу, азарт боя, экспириенс и мат в чате. Нам предложат «поиграть» в моряков, умирающих под толщей воды. Реальных моряков. Как они смеют?

Еще один очевидный аспект – игру делают поляки. Тут не важно, кто именно, главное, что делают ее не русские, не свои, не та нация, которая эту трагедию пережила. И этот факт, безусловно, все осложняет, потому что про чужие трагедии у человечества обычно получается странно.

Самый недавний пример – «Номер 44», американская экранизация британского романа, вдохновленного историей Чикатило. Наша цензура его в прокат не пустила, ибо у нас 9 мая, а тут Советский Союз в такой странной трактовке.

Делали бы игру русские, причем с личного одобрения автора лаконичного «Она утонула» – стал бы кто возмущаться? Возможно, но гула явно бы поубавилось. 

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 11 YouTube
Kursk Submarine Disaster

Вот, к примеру, документальная передача – которая, как уже упоминалось, никого самим существованием покоробить неспособна. Но снимали-то ее не мы… Меняет это для вас что-то?

И последний краеугольный камень – «основано на реальных событиях». И действительно, просто измени имена, названия, нацистов смени на «Гидру»… Вот только простите, ребят, один вопрос: зачем? Вам самим не странно, почему одни и те же модельки, текстуры, геймплей вызовет у вас другие чувства, если они названы разными именами?

Почему польская игра про трагедию «Курска» имеет право на жизнь - Изображение 12

Я даже не знаю, что сказать на это желание превращать то, что было в нечто абстрактное, это какая-то игра в бирюльки, продолжающая тенденцию «с глаз долой – из сердца вон», не помню, значит, не было, а когда я закрываю глаза, мир исчезает.

Был-жил царь, поимени... мнэ-э... Ну, в конце концов неважно. Скажем, мнэ-э... Полуэкт...

Но на самом деле все утыкается лишь в одно – в то, чему будет посвящена игра. Жанр, фокус геймплея, раскрытие истории и персонажей. Если бы из «Курска» сделали зомби-хоррор или игру про соблазнение русалок – вердикт был бы ясен, а возмущение – оправдано. Но если люди честно и всерьез пытаются осветить трагедию, то чем это отличается от художественного фильма? А, прочитав интервью Вадима, в серьезность их намерений я верю. Ну, нет смысла браться за такую проблемную тему, просто чтобы сделать шутерок на вечерок – себе дороже получится.

Я рад, что эта игра выйдет, и буду ждать других игровых проектов, посвященных серьезным темам. Стигму «чисто развлекательного» жанра надо лечить, раз с «игры для детей» уже вроде разобрались.

P.S. В одном из своих рассказов я описывал утопичное будущее, и мне пришлось долго размышлять над тем, чем будут заниматься люди будущего, учитывая, что большинство наших проблем перестанут существовать, а наши текущие задачи будут решены.

Одним из таких направлений деятельности стала историческая реконструкция – всех ключевых событий в виртуальной реальности, создание «памяти человечества», чтобы каждый мог стать на место Колумба, Пилата, Жукова или маленькой девочки из боснийской деревни. Потому что человек, живущий в совершенном мире, лишен огромной части опыта: страданий, голода, медленной смерти от радиации. И это не позволяет ему полноценно понимать свою историю, происхождение и природу человека.

Я все это пережил, Лиам. Полное погружение, экранирование личности – я не помнил себя, буквально. Я не помнил, что я Рю, смелый мальчишка, ныряющий во тьму прошлого, в жерло чужих страданий. Чужих, но в тот момент – моих. И ничего кроме них у меня не было. Я рубил головы, защищал родину, меня вешали и сжигали на кострах. Там, на Голгофе… жара – вот все что я помню. Ужасная жара, жужжание мух, крики, кошмарная вонь. Когда все кончилось, и пришла тьма, та самая… все, что я подумал – прохлада, наконец-то, прохлада.

Нам нужен опыт, который мы не можем получить в реальности или получать не захотели бы. Опыт, который поможет нам лучше понять других людей – современников или людей прошлого. Игры – это первый шаг внутрь истории, шанс быть не просто наблюдателем – равнодушным или сопереживающим. Пытаться помочь, испытывать отчаяние и разочарование, надежду и веру в лучшее.

Вот этого бы я хотел – чтобы мы двигались к пониманию, а не убирали свастику оттуда, где она нужна по смыслу, и не выли по поводу «легкомысленных» форматов искусства, берущихся за раскрытие тяжелой темы. Если это приблизит нас хоть на шаг к пониманию – моряков, их подвига, страданий их близких – не все ли равно, что именно позволит этому случиться – книга, комикс, мультфильм, игра?
Не согласны? Тогда вам к Вадиму: Люди имеют право плюнуть в лицо разработчикам Kursk