15 42 1861
8 мин.

Вновь приветствую вас, дорогие читатели , и прошу простить за опоздание ! Как я и обещала, продолжение «Дневни ...

Вновь приветствую вас, дорогие читатели , и прошу простить за опоздание ! Как я и обещала, продолжение «Дневника гейши» уже трепещет в ожидании вашего внимания ) Постаралась исправить ненарочное совпадение с «Мемуарами гейши». Начнем же!

« Когда традиция выше закона»

1.

задыхаюсь....
отсутствие неба...
внутри и снаружи...

Пустая….абсолютно пустая, грустная, одинокая комната. Как и в тот первый день моей новой жизни , так и сейчас, спустя 8 лет…Лишь подстилка и деревянный , оббитый тканью, валик делят с ней одиночество этих восьми лет. Часто луч солнца заглядывал в это одинокое помещение, прося разрешение остаться, но я уперто задергивала занавески.
И я так же пуста, как эта одинокая комната,… Что же я делала все это время? Где витало моё сознание?
Все этих 8 пустых лет я вставала с подстилки в 7 часов утра, моя шея, украшенная синяками от валика, все это время болела. Я была вечно занята уроками … меня учили стоять, сидеть, лежать, смотреть, слушать, говорить, выражать эмоции, есть, пить, подавать на стол, танцевать, играть на музыкальных инструментах, следить за политическими и культурными новостями…и далеко после полуночи я опять укладывала свое изнеможенное учёбой тело на подстилку с валиком в этой пустой, одинокой комнате.
Став Сорой я забыла о своей семье, о своем родном милом доме, как и приказала учительница. А ведь там не было такого глубокого одиночества… Год назад я получила записку о том, что моя любимая бабушка умерла, но я ничего не почувствовала. К тому времени я уже стала пустой…. Я была лишь отражением в зеркале той девочки, что когда то смеялась и плакала, была послушной и проказничала, любила и чувствовала; той, что кормила рыбок в пруду и старалась обнять солнечный лучик…
Теперь же солнце пугает меня. Я - лишь отражение. Мне не было хорошо и не было плохо, мне было все равно.

Я была абсолютно одинока, находясь в доме с пятью женщинами. Хозяйка моя делала все для этого. Она не избивала меня, не говорила мне лукавых слов, она просто уничтожала меня одиночеством. И я спасалась лишь уроками, ведь только во время учёбы у меня было общение. А она в это время молча завидовала моей молодости и красоте. Да, я была красивой. Я была безупречной – чистое произведение искусства, фея, вдохновительница. Меня часто приглашали позировать для портретов известные художники, но хозяйка всегда прятала мои картины подальше, будто меня просто не существовало.
Должна сказать, я не питаю ненависти к ней, и даже никакой злости и обиды. Я благодарна. Ведь именно она сделала меня такой сильной. Именно она всегда заставляла меня трудиться больше, чтобы доказать, что я жива, что я способна на что то, и мной надо гордиться. Хошигава-сама всегда останется для меня примером для подражания, ведь не смотря на её отношение ко мне, во внешнем мире она по прежнему оставалась лучшей среди гейш, самой прекрасной и великой.
Именно благодаря ей я давно опередила всех меико в основных умениях, и не успело мне исполниться 17 лет, как передо мною стали преклоняться многие мужчины, и в этом году, после первого выхода в свет в роли гейши, я должна избрать своего покровителя - «данна». Мне всеравно, кто это будет, ведь я давно потеряла способность чувствовать, а питать симпатию – тем более. Я просто хочу доказать себе, что моя жизнь не напрасна, других целей у меня нет и быть не может.

2.

Как меч пронзает
Податливое тело -
Так остр ум судьбы

Вот он и закончился, мой первый выход в свет. С сегодняшнего дня я настоящая гейша, уже не ученица. Вчера , на кануне своего выхода, я узнала, что мои родители покинули этот мир. Они умерли из-за страшной, неизлечимой вирусной болезни. Странно судьба распоряжается нами…стоит только чего то достичь, как ты что то теряешь….полное равновесие. Но теперь у меня свой дом, который я унаследовала от родных, и жить я буду в нем, абсолютно свободная и независимая….нет, скорее – пустая и одинокая… Но сначала мне предстоит провести вечер в компании своего данна…
Для этого надо проделать много приготовлений. По традиции гейша должна готовиться с самого утра. Сначала она умывает свое тело в воде с ароматными цветами, потом она наносит на него цветочное масло, чтобы сделать кожу мягкой и бархатной. Это занимает у нее более двух часов. Иногда «феи искусства» украшали свое тело узорами из белой пасты, но это уже устарело. Потом следует одевание кимоно. С этим гейше помогает ее служанка, ведь одеяние сделано из цельного куска ткани , обшитого разными узорами или же тематическими картинами, а для придания формы обворачивается поясами. На сегодня я выбрала новое кимоно из черного струящегося изысканного шелка. На нем вышиты цветы камалии «цубаки»… в этом для меня что то символическое. Ведь камалия – один из немногих цветков, поражающих своей красотой, но не имеющий собственного аромата, как и я пуста внутри. Интересен тот факт, что под кимоно фея обнажена, но внешнему миру видна лишь шея и маленькая часть спины, что делает её еще загадочнее.

Еще два часа уходит на украшение лица. Гейши моего поколения сначала наносят ароматное масло, а потом – белую пудру, хотя в старину, как тело, так и лицо делали полностью белым, как у статуи, ведь белый цвет обозначает чистоту, божественную святость и честь. Губы красят в красный цвет , а глаза подводят черным , чтобы сделать их выразительными и большими.
Прическа гейши тоже стоит немалых усилий. Волосы моют, высушивают и собирают в пучок, к ним прикрепляют шиньон, который даже опытному мастеру стоит долгих часов труда. Их собирают наверх как раз по той причине, чтобы открыть шею и спину - главный предмет вожделения вот уже много веков. Чтобы не укладывать прическу каждый день ее закрепляют настоящим воском, но это приносит немало страданий.
Вот, наконец, работа завершена. Я подошла к зеркалу взглянуть на свой окончательный вид. В это время служанка собрала наши вещи, и мы вышли на дорогу к повозке. В 8 часов вечера остановились у входа в дом, куда меня пригласил один из богатых поклонников.

Мужчина этот был довольно привлекателен и богат - опасная смесь для простых женщин. Поклонниц у него было довольно большое количество, не исключая и обитательниц чайных домиков. Мне же преклонение перед ним казалось убожеством, я лишь искала достойного претендента для достижения своей цели, и он был хорошим кандидатом. В основном потому, что являлся министром внутренних дел Японии уже почти 9 лет. Да, он был мужчиной в возрасте, но еще не превратился в пожилого старика. Ему был присущ внешний шарм, но большим недостатком был отвратительный грубый характер, как и у остальных политиков. Но меня это не нисколько волновало. Мне всеравно.
Пока я была ученицей, он не имел права ко мне приближаться, хотя был хорошо знаком с Саэко-сан, и он с нетерпением ждал, когда же я стану свободной гейшей,…конечно же, этот, первый, день он не мог пропустить…

3.

Медленно, но уверенно я зашла в переполненный людьми зал. Многие мужчины сразу же обратили свой оценивающий взгляд на меня, пока я шла к Соусуке-сан. Он заметил меня еще когда я стояла у входа, и с того момента почти не сводил с меня взгляд. В его глазах загорелся странный огонек, будто у охотника, который увидел молодую лань. Мне стало смешно, но я сделала вид, что смеюсь над шуткой одного из его компаньонов. Тот заржал в ответ, будто дикая лошадь, и начал разглядывать меня. Я взяла сосуды для чая и начала разливать напиток, чуть приподняв рукава, чтобы министр смог увидеть мои запястья. И, конечно же, он не упустил этого, начал радоваться будто дитя…

- Как вам заявление премьер-министра на совещании?- продолжил один из мужчин прерванную моим появлением беседу.
Хоть я и знала о чем они, но мне не хотелось влезать в этот разговор. Я взяла сямисэн и начала играть, немного припевая. Они вновь прервались и стали слушать меня. Я играла больше часа. А потом села, и налила им саке.

- КАМПААЙ! - громко крикнули они, подняв сосуды с саке и выпили.

Затем Соусуке-сан принялся рассказывать обо мне… «будто ты все знаешь» - подумалось вдруг. Он говорил о том, что я отлично сочиняю хоку, и они попросили меня продемонстрировать им свое мастерство. Я решила повеселить «детей» и начала с юмористических:

- гейшей быть не просто так
гейша - отражение
если к ней пришел дурак... – смех…

- Катаной взмахнув
стал очень плохой танцор
очень хорошим..

- Переподвыверт
балериной исполнен.
Да! сцена скользка... – смех…

Неожиданно мой покровитель попросил меня рассказать о любви… Я на минутку растерялась, но вдруг вспомнила стихи, что написала в первые годы «новой жизни», представляя себе, что однажды у меня будет любящий и нежный покровитель…

- Ночь...
тают слова на губах,
ты рассыпал горсть поцелуев.

- Им надо дойти,
моим чувствам в конверте.
А ты далеко..

- Поздно... уж осень
а я так ждала тебя
в гости на лето.

Мужчины замерли в удивлении – они не были готовы воспринять это в охмелевшем состоянии. Я встала, вышла на возвышение и стала танцевать. Они были в восторге, да и весь зал наблюдал за моим выступлением.

- Сора-сан, Вы прекрасны – сказал министр.

- Это моя работа – вырвалось у меня.

Уже довольно охмелевший мужчины стали смеяться, а я виновато посмотрела на Соусуке-сана. К часу ночи гости начали расходиться. Я ждала, пока министр разрешит и мне уйти. Зал опустел, нас оставили наедине. Я налила ему еще саке … пришлось выслушивать его пьяные лекции…

4.

Не бывает слез
Без их отражения
Внутри души

Так продолжалось каждую неделю. После первого визита министр выразил желание стать моим данна, и я его приняла. Добившись цели, мне стало окончательно всеравно. Мои услуги были довольно дорогими, и за время, проведенное с ним, я стала невероятно богатой. Теперь можно было позволить себе все, но я доверила деньги служанке… ничего не хотелось.
Во время одного визита, мой данна начал упрекать меня в равнодушии и бесчувственности, но я не отвечала. Он перестал платить за мои услуги. Но в один день эти упреки перешли черту. Сначала он попытался изнасиловать меня, но я научилась отбивать такие атаки, а затем он ударил меня просто по лицу…
Именно этот день стал началом конца. Я была зла, возмущена, обижена. Никто не имел права поступить так со мной, и я поклялась отомстить тому, кто унизил мою честь! Один знакомый журналист созвал конференцию, на которой я официально заявила, что этот человек посмел ударить гейшу, что он не платил мне. Он не достоин быть представителем власти.
Я не ошиблась. Эта новость за день облетела всю Японию. Все презирали Соусуке Уно, человека, посмевшего надругаться над святым, над чистотой и божественностью первой гейши Японии. Конечно, после такого он был вынужден уйти в отставку, он был опозорен. Он – ничтожество.
Я, наконец, вздохнула с облегчением…

Часть 3.Бесчестие и честь.

Эпилог.

О, как же неправа я была, подумав, что все кончено! Что же наделала своей местью!
В тот вечер, когда в новостях очередной раз говорили о том, что министр пошел в отставку по собственной воле, я уже лежала в постели, а моя служанка заканчивала уборку.
Внезапно я услышала грохот, и входная дверь отвалилась. Кто-то ворвался в дом и начал крушить все вокруг. Я, дико испуганная, в одном халате вскочила на ноги, и ухватила подаренную мне министром вакизаши, острую, как лезвие бритвы. К моему недоумению я увидела Уно… Он был в халате, прилично пьян, его глаза сияли бешенством, а по щекам текли слезы.
- Ты Черная Вдова! Анаконда! Проглотила меня с потрохами! А я лишь хотел…увидеть…чувства на твоем лице!!! – он бросился на меня, словно свирепый зверь, по дороге перевернув лампу. Деревянный пол вспыхнул… Он свалил меня с ног, и начал душить….но тут же отпустил, крича от боли, стал на колени - напоролся прямо на лезвие – и просто упал…
Вот так умер известный на всю страну политик. Его тело лежало посреди моей пылающей спальной комнаты. Кровь залила пол… Служанка стояла у входа, парализованная шоком, с большими от ужаса глазами, с кухонным ножом в руке…

- Беги – сказала я.

- Но как же….

- БЕГИ, ИДИОТКА! – закричала я…

Она бросила нож и побежала, гонимая страхом, отвратительностью произошедшего…
Я знала, что мне нет прощения. Мои руки в крови, мой дом пылает, моя жизнь обрушилась в момент… У меня нет права жить…
Я подошла к куску мяса, что когда то был моим покровителем, вынула вакизаши из его живота, стряхнула от крови и вышла в сад, к пруду….
На этом конец моей «новой жизни» точно так же как и «старой». Единственное, что мне остается – принять смерть с честью. Моя душа навсегда в крови, мне противно существовать еще хоть минуту. Я не прощу себе этих поступков…
Солнце ложится в пруд…нет…это догорают остатки моей жизни…
…холодно….больно…темнота…

42 комментария