Математическая задача: сколько ты можешь сэкономить?
38 82 7244
8 мин.

Стиснуты зубы, опущены веки,Сердце не бьется, оледенело;Здесь он еще и не здесь уж навеки!Кто он? Он — мертвое ...

Стиснуты зубы, опущены веки,
Сердце не бьется, оледенело;
Здесь он еще и не здесь уж навеки!
Кто он? Он — мертвое тело.
Адам Мицкевич. «Дзяды». «Призрак».

Быть или не быть второму выпуску Мифопоэйи решили Вы своими оценками, за что большое вам спасибо. Я, в свою очередь, в долгу постараюсь не остаться и надеюсь, развлеку вас новыми историями. Устраивайтесь поудобнее, расслабьтесь, но не забудьте проверить, закрыли ли вы окна и двери…
Сегодня «живые мертвецы» прочно вошли в жизнь кино- и игровой индустрии и заняли там свою нишу. В массовом их использовании видится даже некая гуманность. Гораздо человечнее месить в паштет всевозможных не-мертвых, чем отрывать руки-ноги таким же, как и ты homo sapiens. Нет смысла сейчас изобретать велосипед и рассказывать вам о похождениях зомби в мировой киноиндустрии, тем более, что совсем недавно об этом поведал нам GromHoll в цикле, посвященном http://kanobu.ru/blog/id114939/.
Вместо этого мы погрузимся во времена, когда о промышленных способах и масштабах производства ходячих трупов никто и не помышлял, слово «кино» было просто набором звуков, а из игр, вероятно, существовала лишь одна: «камень-ножницы-бумага». Зато было множество вещей и явлений, которые следовало бояться. И одним из самых человеческих страхов был страх темноты и тех, кто с темнотой приходит. На протяжении множества лет ученые – этнографы и адепты культурной антропологии пытались разгадать, что лежит в основе самой идеи «живых мертвецов».
Какие только объяснения не предлагали: мол, все это вера в душу и то, что она при определенных обстоятельствах может вредить живущим. Но с какого бока тогда прилепить страх перед мертвым телом? Именно к телу умершего прилагаются всевозможные обряды обезвреживания покойных, о чем мы поговорим позже.
Не объясняет положение вещей и якобы страх перед заражением, особенно, когда ритуальное обезвреживание принимает формы каннибализма /вот уж где полная антисанитария/. Страх перед покойным не является и общебиологическим инстинктом, что подтвердили многочисленные зоологические исследования.

В общем, страх перед умершим – не врожденное чувство человека, а значит, он сложился исторически. Сам ритуал захоронения /в основном, погребения в землю/ является актом отчужденности умершего от сообщества, со временем эта отчужденность была возведена в превосходную степень. Нельзя игнорировать и социальные предпосылки возникновения страха перед умершими.
Грубо говоря, зачастую покойника боятся не потому, что он покойник, а потому, что его боялись и при жизни, либо потому, что сам род смерти поставил в особое положение, как-то различные колдуны, самоубийцы и люди, погибшие насильственной смертью.
Прекрасной иллюстрацией могут служить восточнославянские верования, резко разграничивающие два вида покойников: умершие естественной смертью и так называемые «мертвяки» и «заложные» - умершие преждевременной или насильственной смертью. Именно они питают рассказы о вышедших из могилы мертвецах, причиняющих вред живым и вызывающие стихийные бедствия. Такие нечистые умершие назывались упырями, у сербов – вампирами, у северных русских – еретниками и т. п.

Может быть, древнее слово «навьё» («навий») означало именно таких нечистых и опасных мертвецов, во всяком случае, в Киевской летописи помещен (помеченный 1092 г.) рассказ о том, как случившийся в Полоцке мор (эпидемия) испуганный народ объяснил тем, что «се навьё (мертвецы) бьют полочаны».
У болгар и сейчас навьи – это души некрещеных людей. Отсюда, вероятно, и украинские навки, мавки.

В идее «живого мертвеца» гораздо больше эмоциональных, чем сознательных моментов – это целый комплекс эмоций страха, безотчетного отвращения, смешанного с почтением и в какой-то мере привязанностью. Что интересно, эта старая как мир идея, оказалась одной из самых живучих религиозно-магических идей, развиваясь на протяжении веков, перерастая в поверья о вампирах и привидениях, она все же недалеко ушла от примитивных страхов австралийских аборигенов.
В Венгрии, например, есть поверья о существе, называемом лидерц. Имя покойного, произнесенное родственниками с горем и в надежде на возвращение умершего, вызывает демона, который вселяется в тело покойного и возвращается к семье и иссушает призвавшего его родственника, питаясь его болью. Есть и своеобразный чит – лидерца можно вычислить по тому, что вместо одной ступни у него гусиная лапка.
Одна прусская сказка повествует о том, что к безутешной девушке вернулся её погибший жених и увез её с собой в могилу.
Греки считали, что проклятый при жизни человек после смерти обязательно станет чудовищем – вриколаксом. Труп, плоть которого не тлеет, а становится черной и похожей на раздутый барабан, однако ещё не классический вампир европейских сказаний. У него нет потребности в человеческой крови. Уже позднее, в Средние века, вриколаксов будут воспринимать как злобных тварей жаждущих крови.
Обур – болгарский вампир, вообще непонятно почему называется вампиром, так как кровь людей он не пьет. В течение сорока дней обур ходит в бестелесном облике, а после сорокового дня воскресает в виде гниющего трупа. Он плюётся кровавыми слюнями и если человек наступит на такой плевок – то умрет.
Пиявица – словацкий мертвяк кровью не брезгует, а появляется в результате зла, совершенного при жизни человека. Например, гарантировано послужит возвращению из мертвых кровосмешение.
Украинский упырь помимо крови поглощает ещё и плоть жертвы, а вот русский упырь является одним из самых упорный тварей подобного рода. Он не боится дневного света, и избавиться от него можно, лишь найдя его труп и предав его огню. Если из костра начинали лезть жабы, змеи и прочие гады, их следовало перебить, иначе упырь может восстать вновь.

Между тем, жажда крови, которой так часто наделяют всевозможных мертвяков, есть ни что иное, как отражение наиболее глубоких верований людей в живительную силу человеческой крови.
В последнее время вера в живых мертвецов ко всему прочему столь тесно переплелась с верой в зомби /те самые, которые являются продуктами вудуистских обрядов/, что сейчас сложно понять, где проходит граница между ними.

Вот одна моя знакомая парикмахерша, назовем её условно Маша, безумно боится живых мертвецов, называет их по простому «зомби», свято уверена, что они просто спят и видят как «зохавать» ее мозг, хотя ей-то боятся нечего по причине отсутствия оного. Но, тем не менее, вера её в живых мертвецов не менее крепка, чем вера древних людей, ютящихся в пределах светового круга костра и мучительно, до боли в глазах, молча вглядывающихся в темноту.

И если страхи их вполне отражены в преданиях и легендах, то конкретные действия мы можем увидеть благодаря археологии.
В частности, все сложности обращения с мертвецами отражает погребальный обряд. С проблемными же, или потенциально проблемными ребятами необходимо было провести специальный ритуал/обряд называемый «обезвреживание покойного».

Разновидностей этого обряда чуть больше, чем разновидностей мертвяков, что в принципе оправдано. Для достижения безопасности можно и перестраховаться.

Так, например тасманийцы помещали тело на погребальный костер в связанном виде, добиваясь таким образом «неподвижности» покойника. Одно из самых старых подобных погребений насчитывает 25-30 тысяч лет. Тело молодой женщины было сожжено, а те кости, которые не успели сгореть, были переломаны.

В Австралии и Тасмании есть ещё один любопытный обычай, согласно которому тело покойника запихивали в дупло в вертикальном положении и протыкали копьем, чтобы пригвоздить дух покойного к дереву.

Аборигены, жившие у залива Песчаного, сначала «обезвреживали» мертвого – расчленяли его на части, вскрывали живот, перерезали горло, – затем заворачивали его в кору, погребали в земле и сверху нагромождали кучу камней.

Вероятно, подобные магические действия совершали на жертвенной площадке XIII в., расположенной у подножия городища Звенигород. В центре площадки был разожжен огонь, рядом положен на спине с поджатыми к груди ногами скелет человека, голова его отсечена и находилась в стороне. После завершения всех ритуалов площадка была завалена большими камнями.

В Словакии на могильнике Забор обнаружено целых четыре погребения, скелеты в которых были скорчены. Погребенных в таком виде хоронили, по всей видимости, в мешках, желая препятствовать их возвращению.

Могильник Радомия в Польше – у погребенного отрублены ступни ног.

В Пиотркове Куявском в Польше голова упыря была пробита железным гвоздем

В Германии обычай отделения головы, рук и ног умершего существовал вплоть до Средневековья.

А на территории Белоруссии у «вампиров» отрубали голову и клали ее между ног погребенного аж до XIX века.

Подобные способы «обезвреживания» мертвеца были широко распространены и у многих других народов: это и расчленение трупа, и переламывание конечностей, и платформа из бревен, положенная в могилу поверх тела, и «осиновый кол», который забивали в могилу колдуна.

Но это так сказать меры хоть и заблаговременные, но экстренные и жесткие. Есть же ещё целый пласт превентивным мер. Эти похоронные ритуалы начинаются сразу после смерти человека, и отголоски их мы наблюдаем до сих пор. Так, например, это обычай бодрствовать рядом с телом покойника, пока его не предадут земле. Сидящий у гроба человек становился сторожем тела. Нередко он брал с собой маску, чтобы в случае чего смерть и мертвяк его не узнали.

Сейчас всевозможные не-мертвые популярны как никогда, пожалуй. Только по запросу «зомби» можно найти более 70 игр и 30 кинолент с их непосредственным участием. И это если не брать в расчет одну из более поздних и совершенных модификаций не-мервых – вампиров: эта тема вообще практически неисчерпаема и невероятно заезжена.
В сети можно найти многочисленные арты и перфоманс связанные с живыми мертвецами. Например, Гунтер фон Хагенс — немецкий анатом, изобрёл технику пластификации, чтобы сохранять живые организмы. Для изготовления своих экспонатов Гунтер покупает трупы, либо использует переданные ему тела казненных заключенных. Есть и некоторые почитатели его таланта, которые завещают ему свои тела. Метод пластинации профессор изобрел в 1977 году. Этот процесс включает в себя вымачивание трупов в формальдегиде, а также их замораживание с последующим размораживанием. Затем из трупов удаляют жир и воду и заменяют их пластиком. Потом эти тела выставляют на «Body Worlds» — выставке человеческих тел и их частей.

Фон Хагенс предлагает всем желающим "потрогать" человеческие органы - легкое, печень и пищевод.

"Это не страшно, - говорит он тем, которые теряются, - после пластификации тело только на 40% состоит из "органического материала", остальные 60 - "пластификат".

«Это не страшно», вот, пожалуй, ключевая фраза в отношении с не-мертвыми в начале XXI века. Яркий свет софитов расширил границу светового круга костра. Сейчас мало найдется людей, которые вздрагивают при появлении на экране мертвецов, разве только от неожиданности. Ведь в руках у персонажа шотган, есть спасительная F5, за спиной твоей светит лампочка дневного света, да и ни один мертвец не разберется сейчас с картой автомобильных дорог, чтобы добраться с ближайшего кладбища к тебе домой.

Однако что за чувство двигает тобой, когда ты, словно в шутку, просишь по аське друзей «проводить до сортира» или, выключив свет и компьютер, стремишься побыстрее нырнуть под одеяло и укрыться им с головой?...

Уж не самый ли старый на свете страх темноты и тех, кто с ней приходит?