Пройди огонь! Вода и медные трубы подождут
2 5 1090
3 мин.

Спокойно жилось в королевстве Аркании: злые люди убивали добрых за картошку, лук и яровые, добрые люди озлоблялись и ...

Спокойно жилось в королевстве Аркании: злые люди убивали добрых за картошку, лук и яровые, добрые люди озлоблялись и шли мстить (именно из-за этого котировки на добрых молодцев возросли, а цены на злых гениев, соответственно, упали), монстры бесчинствовали в меру своих скромных возможностей, а после тяжелого дня шли обсуждать все совершенные дела, что уже успели натворить, в ближайший замок и устраивали развлечение, в народе называемое я твой дом труба шатал. Мир и благодать, одним словом, царили в этом уютном мирке!

Но вот, внезапно и неожиданно, в одном отдельно взятом государстве вышеописанной планеты с населением, состоящим чуть более чем на половину из лиц, произошедших не от обезьян, родился мальчик. Был он мил, тих и спокоен, интересовался науками разными, легко договаривался со старшими вообще и агрессивно настроенными старшими в частности (возможно, что даже из-за своей любви к восточным единоборствам и травматическому оружию). У мальчика к тридцати годам был дом, садик, четыре единорога, личная коляска на двигателе пранового сгорания и даже регулярные сношения с лицами женского пола разных рас. Все как у всех. Наш друг либо не грешил вовсе, либо грешил, но таки по мелочи, так что ни в чем противозаконном замечен не был, к справедливому суду не привлекался. Жил-жил, да умер. С кем не бывает. Ну умер и умер. Раздали его имущество страждущим да юродивым, привели толпу его единорогов (4 шт.) и сожгли, привели его любимого ручного гнома (1 шт.) - сожгли. Короче, грустно ему быть не должно было, если бы он конечно за всем этим действом наблюдал.

Ах, да. Забыл вас уведомить, дорогие читатели, что религиозных взглядов в этом мире придерживались наиразнейших, но все из них (кроме культа поклонения двигателю пранового сгорания) следовали догмату, гласящему, что Великий мол велик, да велик настолько, что уже давно просто ушел от созидания и лишь изредка посматривает на процветание своего мира и ухмыляется в бороду (да-да, по легенде, у любого Великого мира сего обязательно есть борода).

Так на чем это мы остановились, когда я начал вставлять свои ремарки направо и налево? На том, что наш герой умер. Умер и вдруг понял кучу различных, ранее непонятных ему вещей. Узнал, что прана - легкий наркотик, а его теща - тяжеленная наркоманка. Смог досчитать до бесконечности дважды и вообще вел себя так, как человек, узнавший, что у боженьки таки нет бороды (да-да, в этом мире это оскорбление всех религий вместе карается пранованием через левое плечо*).

Ну а через некоторое время, наш неупокоенный, но тем не менее достаточно спокойный дух начал искать Творца всего сущего (ну или хотя бы Аркании, черт побери!), чтобы последний объяснил ему, что собственно делать дальше! Ведь знать все - ужасно скучно. Наш искатель стал рыскать везде, где только мог, кроме душевых кабинок с голыми женщинами, вестимо, потому что Великий наложил зачем-то такой запрет (цензор хренов!) и никто из духов не мог подглядывать за процессами омовения тел красавиц мира сего. Порыскал он, порыскал, да и обнаружил Творца за мирным пасением гактусов (это почти кактусы, но на букву “г” и совсем не кактусы, а очень даже гактусы) в одной из пустынь. Подошел к нему и говорит, мол, как дела, вся фигня, мнется, стесняется - ведь с самим Великим встретился, что уж тут - и тут Создатель изрекает (ну ветер, естественно, замолкает, гактусы перестают танцевать свой любимый ритуальный танец, предшествующий съедению самой симпатичной самки, небо затягивается тучами, спецефекты, бла-бла-бла):
- Я на биржу играть пошел, курс доллара не подскажешь?.

Ну наш впечатлительный дух, естественно опешивший из-за своего недавнего сверхзнания, забыл узнать отношения размера среднего циферблата настенных часов к весу коня (именно так в Аркании определяется курс доллара, если что) и с перепугу хлопнулся в обморок. А когда очнулся - понял, что боженька уже давным давно не тут и встретить его больше у него не получится. Взял и понял. С тех пор и ходит неупокоенный дух по лесам да весям, иногда заглядывает в чужие сны и спрашивает скрипучим голосом размер среднего циферблата, да вес нормального коня.
А смысл притчи в том, что перед смертью каждый должен узнать, что стеньга - это рангоутное дерево, первое удлинение нижних мачт. Это важно!

*Борода у Великого есть!

5 комментариев