Симы на краю Галактики
3 4 1831
13 мин.

В неприметной деревушке под названием Дубовая Долина, ютившейся в чащобах у побережья южного Альбиона, жил-был мальч ...

В неприметной деревушке под названием Дубовая Долина, ютившейся в чащобах у побережья южного Альбиона, жил-был мальчик. Самый что ни на есть обыкновенный паренек двенадцати лет от роду. Днем он работал с отцом в поле, а по вечерам вместе со сверстниками устремлялся в местную корчму, дабы, уютно расположившись у огня, послушать сказания мудрых старцев, много повидавших на долгом веку. В грезах своих мальчик воображал себя то великим воителем, то могущественным магом... а иногда даже - темным рыцарем, несущим смерть и разорение в мир. Но даже в самых сладких снах или жутких кошмарах он не мог представить истинной роли, уготованной ему всемогущей Судьбой.

Утро началось как обычно. Солнечное утречко тихого летнего дня. Спозаранку в ветвях исполинов-дубов защебетали утренние пташки, радуясь началу нового дня, мало-помало пробудились селяне, принялись за свои повседневные труды и заботы. От хлебной лавки разнесся манящий аромат свежевыпеченной сдобы, деревенский кузнец привычно будил соседей размеренными ударами молота о наковальню, торговцы раскладывали на прилавках нехитрые товары. Ничто не предвещало беды...

А для нашего героя - и всей его семьи - день сегодня особенный. Еще бы, день рождения старшей сестренки, Терезы. Бедняжка в последние дни мучилась необъяснимыми ночными кошмарами, поутру просыпалась в крайне дурном расположении духа. Родные ее искренне надеялись, что страшные грезы вовсе прекратятся и жизнь их вернется в привычное мирное русло, ныне омраченное лишь необъяснимой тревогой.

Потому парнишка вскочил с постели с первыми петухами. Уж сегодня-то он не забудет сделать сестричке подарок! К обеду обещала вернуться мать, и вся семья соберется вместе, дабы отметить столь знаменательный день. Мальчик резво выскочил из дому, зажав в кулачке три золотых монеты, полученные от отца в награду за прилежное поведение, и бросился вниз по пыльной улочке к торговым рядам.

Присмотренная загодя коробочка сладостей - идеальный подарок для сластены-Терезы, вскоре оказалась у него в руках, купленная за звонкую монету, и вот он уже радостно несся к окраине деревушки, куда на заре неведомо зачем отправилась сестренка.

Та замерла у запертых врат, знаменующих собой границу неспокойного дикоземья, с тревогой глядела куда-то вдаль. Братец тихо подошел сзади, потоптался неловко на месте, затем, решившись, сунул Терезе сокровенную коробочку. Сестра с легкой улыбкой кивнула, приняв подарок, молвила: "Это место я вижу в своих снах... Вот так же стою, а затем врата распахиваются и из них появляется что-то столь ужасное, что я тут же просыпаюсь". Голос ее задрожал от сдерживаемых слез...

...Дубовые врата с треском распахнулись и орда разбойников ворвалась в Дубовую Долину. Закидывая горящие факелы на соломенные крыши домов, они врывались внутрь - грабили, убивали, насиловали. Кошмар Терезы стремительно оборачивался явью. Брат ее схоронился за ближайшим плетнем, где, спрятав лицо в колени, тихонько всхлипывал от беспомощности и отчаяния... Лишь когда истошные крики да лязг мечей затихли вдали, он рискнул выглянуть из укрытия.

Мирный лес, окружавший селение, обратился в ревущий огненный ад. Размазывая слезы по чумазому личику, мальчик со всех ног бросился к холму, где еще поутру высился родной дом. Но внутри ли нашел лишь хладное тело отца и ни единого следа ни матери, ни сестренки. Живы ли они? Быть может, разбойники забрали их с собою?.. В дверном проеме возник один из бандитов - огромный здоровяк с окровавленным топором в руке. Завидя мальчонку, бугай довольно осклабился и неторопливо двинулся вперед, вознамерившись одним точным ударом отправить в мир иной последнего из жителей Дубовой Долины. А тот мог лишь с ненавистью взирать на приближающуюся смерть, сознавая свое полное бессилие. Скоро он вновь будет с папой и мамой, с родной Терезой... Совсем скоро...
Топор взлетел, и в тот же миг ярчайшая вспышка молнии пронзила тело лиходея, буквально разорвав того на части. Обгоревшие останки рухнули наземь, а глазам изумленного мальчугана предстал высокий мужчина, наверняка чародей, благо кисти рук его все еще обволакивало магические сияние. Вот он - истинный герой, о ствановлении которым мальчик так часто грезил! Избавитель величаво протянул ему руку. "Тебе нечего больше делать в Дубовой Долине", - молвил он. - "Пойдем со мной".

Парнишка отказывался верить в происходящее. Такое бывает лишь в сказках, когда несчастного в последнее мгновение спасает какой-либо могучий воитель или волшебник, чтобы затем сделать своим учеником и возложить на него столь тяжкое бремя славы. А затем иллюзии разбились, резко вернув его в реальность: удушливый запах гари, мертвое тело отца у ног и искореженные останки разбойника чуть поодаль. А рука, протянутая к нему, никуда не делать. И суровое лицо ее обладателя, озаренное огнем страшного пожара. Глаза чужака неотрывно глядели на мальчика, как-то странно. Как будто бы этот пришелец видел в нем куда больше, чем ведал даже он сам. Не вполне сознавая, зачем он это делает, мальчик ухватился за протянутую руку, крепко сжал ее, а в следующую секунду весь мир исчез в ослепительной вспышке...

Над головой разлилась чернота небес, в которой тусклыми светлячками вспыхнули звезды. Они стояли на высоком холме, вокруг - куда не глянь - простирались луга, а ночный бриз доносил сладкие ароматы полевых цветов. Вдали мерцали огни некоего селения, где, несмотря на поздний час, бурлила жизнь. Чародей скорым шагом зашагал вниз по склону; мальчик едва поспевал за ним. "Да, кстати, меня зовут Мейз", - бросил маг через плечо. - "Хозяин Гильдии Героев. Отныне, кстати, твоего дома".

Мальчик с испугом уставился на своего компаньона: легендарная Гильдия Героев... Но это же - за тридевять земель от родной Дубовой Долины... которой, впрочем, больше не существует. Как не существует ни отца, ни родичей, ни соседей и друзей... О судьбе матери и сестры мальчик боялся даже помыслить.

На фоне ночного неба выросла темная громада легендарной Гильдии. В паре-тройке окон все еще мерцали огоньки свечей - наверняка школяры, будущие маги, допоздна засиделись за зубрежкой мудреных заклятий, найденных в пыльных древних талмудах.

Мейз широким шагом прошествовал в главный зал цитадели, где, невзирая на поздний час, находился мужчина, о чем-то скоро писавший гусиным пером в толстенной книжице. На первый взгляд - ничего примечательного в нем не было. Невысокий, пожилой, и близко не тянущий на образ "великого героя", который наш мальчик мысленно себе представлял. Но именно его Мейз представил как Мастера Гильдии, после чего, посчитав свою миссию исполненной, удалился восвояси. Глава Гильдии вперил взгляд в босоногого паренька, замершего пред ним. "Будешь жить в одной комнате вместе с Виспер", - буркнул он наконец. - "Ничего себе девчушка, тоже метит в герои. Может, и подружитесь. А пока - топай-ка да выспись, завтра начнем учить тебя уму-разуму".

Виспер в комнатенке не оказалось; по словам Мастера, шлялась где-то в окрестных лесах, исполняя возложенное на нее поручение. Когда за ним наконец закрылась дверь, мальчик бросился на кровать, уткнулся лицом в подушку и горько разрыдался, исторгая из себя всю боль и печаль, сознавая, что мир изменился и больше никогда не будет таким, как прежде. А жизнь, увы, продолжается.

...Недели складывались в месяцы, месяцы - в годы. Дни парня были насыщены непрекращающимися тренировками, будь то выматывающие упражнения с мечом и луком, или же доводящие до головной боли попытки усилием воли сотворить магическую молнию. Ночи он коротал в обширной библиотеке Гильдии, зубря труды по истории Альбиона, листая страницы жизнеописаний тех, кто навечно списал свои имена в хронику этого мира. Вместе с чернокожей Виспер, ставшей его лучшей подругой, он убегал в окрестные леса, дабы в достаточной мере отточить полученные навыки в обращении с оружием. Оба возвращались в синяках, исцарапанные, но - донельзя довольные друг другом.

Вот только за пределы Гильдии Героев путь им был заказан. Живя в своем маленьком мирке, подмастерья и ученики не ведали ровным счетом ничего о том, что же происходит за стенами их цитадели. Лишь однажды парень случайно услышал обрывок разговора Мейза с неким героем, когда те обсуждали какую-то угрозу, могущую явиться из Северных Пустошей. Но на этом - все. Да надо сказать, и самого Мейза-то мальчик наш видел нечасто: хозяин Гильдии обитал в изолированной башне, покидал которую крайне редко. По крайней мере, обычным, немагическим способом.

...И вот, по прошествии долгих лет, проведенных в усердной учебе и воинских занятиях, для нашего героя настал День Выпуска. Облаченные в новые белоснежные одеяния, они с Виспер важно прошествовали в Чертоги Судьбы, где их уже ожидали Мастер, Мейз и Гром - огромный воин, старший брат нынешней выпускницы. Глаза старого Мастера блестели от слез, когда он величаво напутствовал любимых питомцев, коим ныне предстояло отправиться в большой мир, полный приключений и подвигов. Неспокойно нынче в Альбионе, тревожные ветра дуют с севера... И истинные Герои должны стать на защиту своей отчизны от любых сил, что дерзнут нарушить ее покой и благоденствие.

Хотя - как кто. Гильдия весьма либерально относилась к выбору жизненного пути своих питомцев и открыто признавала как поборников добра, так и приверженцов зла. Ведь, как известно, все в этом мире относительно, и мораль у каждого своя.
А собственный путь наш герой начал с истребления популяции гигантских ос, обрушившихся на соседний городок Боуерстоун. Нельзя сказать, что первое задание, возложенное на него Гильдией Героев, оказалось чересчур уж простым, вовсе нет: герой с детства питал неприязнь к насекомым, а тут их обнаружился целый рой, причем каждая особь - размером с доброго хряка! Стараясь не подпускать разъяренных ос близко (мало ли - вдруг ужалят!) герой с безопасного расстояния запустил в них наскоро наколдованной молнией, разметавшей осиные тушки по округе.

Вот так, в одночасье он стал признанным героем Боуерстоуна. Горожане рукоплескали ему, лишь завидя, в тавернах выкрикивали здравицы да ставили бесплатную выпивку. Еще бы: в размеренной жизни захолустного городишки в кои-то веки произошло хоть сколько-то значимое событие! Слушая непрекращающиеся оды в свою честь, герой наш и впрямь возгордился, однако невовремя появившийся Мейз мигом вернул его с небес на землю.

Как всегда напрямую, без обиняков, глава Гильдии сообщил, что, если верить слухам, сестра героя уцелела в приснопамятном набеге на Дубовую Долину. "Узнаю больше - сообщу", - буркнул Мейз, после чего повернулся и двинулся восвояси. А герой так и остался стоять с открытым ртом посреди улицы, пытаясь осознать услышанное. Неужто такое возможно?.. Тереза?!.

...Летели месяцы, на смену весне пришло жаркое лето, вскоре сменившееся золотой осенью. Будни героя не отличались разнообразием, вот только рубцов и шрамов на теле (да и в душе) прибавилось. То селяне окрестных хуторов направят ходоков в Гильдию с просьбой подсобить им справиться с набегами лихих разбойников, то на погостах нежданно-негаданно вдруг возьмут да пробудятся давно уж отошедшие в мир иной деды и прадеды... И таковые бесчинства случались все чаще и чаще; быть может темные силы вновь пробуждались в землях Альбиона.

Что до Виспер, то девушка избрала свой жизненный путь. Казалось, дух соперничества с героем до сих пор не иссяк в ее душе, и, случалось, она ставила ему палки в колеса во время выполнения тем особо важных поручений Гильдии. Однажды, когда герой вел за собою крестьян против ретивого отряда разбойничков, зачастивших в село по ночам, на стороне последних обнаружилась и Виспер. Чего ради она стала в ряды бойцов наживы и бесчестья? Дабы лишний раз посостязаться со старым приятелем? Или же ей движут иные, гораздо более серьезные побуждения?..

И все же, несмотря на славу и почести, героя неудержимо тянуло домой, в Дубовую Долину. Друзья поведали ему, что жители отстроили город заново, сделав его еще краше и величественнее. И вот, подрядившись охранять купеческий караван, герой повел его через гиблые топи Темнолесья прямиком к Дубовой Долине. Даже отчаянные разбойники не дерзали заходить в сии чащобы, благо слухи об оных ходили самые что ни на есть безрадостные. Как оказалось, не зря. Уж если не брать в счет разношерстных монстров, коими Темнолесье прямо кишело, оставался еще матерый земляной тролль, давным-давно облюбовавший лесное сердце под свою берлогу. Умело сочетая огненную магию и каленую сталь, герой поразил исполина, чудом выжив при этом. К счастью, благодарные торговцы снабдили своего защитника изрядным количеством целительных зелий.

Покинув караван у пригородной ярмарки, герой продолжил путь в Дубовую Долину. Город раскинулся пред ним во всем великолепии. Он и впрямь разросся за прошедшие годы. Медленно герой шел знакомыми мощеными улочками, под сенью ветвей вековых дубов, и слезы сами наворачивались ему на глаза. Вот здесь они с Терезой играли по вечерам, там, у реки, удили рыбу с отцом...

Негромкий оклик прервал его размышления. Мейз! Уж он-то что здесь делает? "О твоей сестре пока ничего нового не узнал", - как всегда напрямую заявил хозяин Гильдии Героев. - "Попробуй, что ли, навестить слепую провидицу в стане бандитского клана Твинблейда. Тоже, кстати, нашего выпускника. Покинув Гильдию, он объединил множество разбойничьих кланов в один, провозгласив себя королем этого отребья. Вполне возможно, именно он ответственен за нападение на Дубовую Долину, когда я и подобрал тебя. Так что у тебя, герой ты наш, есть замечательный шанс отомстить".

Кивнув на прощание, Мейз произнес телепортирующее заклинание, растворился в воздухе. А герой двинулся дальше по извилистым улочкам Дубовой Долины. Незнакомые лица, незнакомый город... Здесь он чужой, никому не ведом, никому не нужен. А посему - пора двигаться дальше, вперед по жизни, на поиски Терезы, единственного родного человека в этом мире. А отыскав сестру, он вернется в Дубовую Долину; они будут жить вместе и город этот вновь станет для них родным.

С такими мыслями герой двинулся на запад, где, по словам Мейза, и раскинулся лагерь Твинблейда и всей его шайки прихвостней.

Здравый смысл возобладал над яростью, кипящей в душе, и герой рассудил, что очертя голову броситься в гущу неприятеля он всегда успеет, тем паче что безусловно оную голову там и сложит. Потому, подкараулив одинокого бандита, свернувшего в кустики по нужде, герой тихо-мирно свернул ему шею, после чего, облачившись в разбойничье тряпье, гордо зашагал к лагерю. Повязка на лице скрывала черты незванного визитера, и появление его не вызвало ровным счетом никакого переполоха.

Герой шагал вглубь лагеря, настороженно озираясь. Да и не лагерь это вовсе - целая крепость, стенами которой служат окрестные скалы, на которых понатыкано множество наблюдательных вышек. В каждой из них - по паре-тройке арбалетчиков. Да уж, Твинблейд этот, кем бы он ни был, обустроился знатно. Реши герой и впрямь ворваться сюда - лежал бы уже, нашпингованный стрелами и болтами, в последние мгновения жизни проклиная собственную глупость. Впрочем, именно этим он сейчас и занимался, нетвердым шагом углубляясь в сердце вражеской твердыни. Чего, спрашивается, сунулся?..

"Хо, маленький герой пожаловал!" - пророкотал глубокий бас, и из шатра в центре лагеря показалась исполинская фигура. Герой нервно проглотил комок в горле; Твинблейд, хищно ухмыляясь в густую иссиня-черную бороду, медленно двинулся по направлению к парню, зажав в каждой руке по клинку. Последний, прищурившись, оценивал противника, выискивая хоть малейшую брешь в его пластинчатой броне, отороченной острейшими шипами - и не приблизишься даже! "Поглядим-поглядим, чего ты стоишь!" - рыкнул король разбойников... и атаковал.

Приспешники его мигом образовали кольцо вокруг сражающихся, криками подбадривая своего атамана. Герой безуспешно рубил гиганта мечом, но тот лишь высекал искры, чиркая по заговоренному доспеху. Твинблейд радостно ревел каждый раз, когда ему удавалось вонзить клинки в тело врага; истекая кровью, тот пал, и самопровозглашенный король нанес последний, решающий удар. В последнюю секунду герой откатился в сторону, и оба меча Твинблейда со всего маху вошли в деревянную стену ближайшей постройки. Сыпя проклятиями, чернобородый разбойник тянул за рукояти, освобождая орудия; осознав представившийся шанс, герой с трудом поднялся на ноги и, обойдя исполина со спины, погрузил клинок в тело того по самую рукоять.

Толпа изумленно выдохнула; подобного исхода не ожидал никто. Разбойники переглядывались, не ведая, стоит ли им вмешаться и прикончить убийцу их короля, или же повременить, благо Твинблейд, ежели выживет, крайне сурово обойдется с тем, кто посмеет вмешаться в его поединок.

"Хватит!" - прозвенел голос, при звуке которого внутри у героя все перевернулось. К сражающимся приближалась женщина в варварских одеяниях, с повязкой на глазах. Наверняка, слепая провидица, о которой поминал Мейз, но... ее голос... "Что такое, братишка?" - вкрадчиво вопросила женщина. - "Не узнаешь свою сестру?!"

...Дубовая Долина горела. Разбойники пытали ее мать, а после обратились к ней, пытаясь дознаться, куда подевался младший братишка. Но Тереза лишь молча взирала на них, и тогда главарь банды, ухмыльнувшишь, выколол ей глаза... Так и не отыскав мальчугана, лиходеи убрались восвояси, бросив девочку умирать... Три дня ползла она по лесу, теряя последние силы. Здесь-то на нее и наткнулся Твинблейд. Забрав малышку к себе, король бандитов выходил ее и посадил от себя по правую руку, обнаружив у девчушки дар предвидения. Многим не понравился такой оборот, но Тереза, выучившись воинскому искусству, безжалостно расправилась с недовольными, доказав свое право находиться рядом с главарем...

Потеряв дар речи, герой взирал на сестру; сердце его переполняли великая радость и глубокая печаль, ибо сознавал он, что жизнь девушки навсегда искалечена, а разум ее разрушен. "Я вижу тебя, брат", - внезапно промолвила Тереза. - "Вижу в круге песка, хранимом тайные знания... А пока - позволь сделать тебе подарок, за все те дни рождения, что я провела вдали от тебя. Ибо я пробужу к жизни силы, коими издревле владеют члены нашего рода!"

Разум героя взорвался всепоглощающей болью...

"И подумать не мог, что она окажется твоей сестрой!" - сухо бросил Мейз. Несколько месяцев прошло с рокового сражения в лагере Твинблейда. Очнувшись тогда, герой обнаружил себя лежащим в грязи у шатра; рядом остывал труп главаря. Ни сестры, ни иных членов банды поблизости не оказалось. "Но тебя я призвал по другому вопросу", - продолжал хозяин Гильдии. - "Слава твоя растет ни по дням, а по часам. Многие задаются вопросом - когда же они узреют тебя на великой Арене в Ведьмином Лесу, через которую проходят и проходили величайшие воители и чародеи всех времен. Вот в Ведьмин Лес я и хочу тебя направить. Не на Арену, нет. Понимаешь, мой друг... назовем его - Археолог, исчез. Возможно, натолкнулся на что-то весьма и весьма замечательное, потому и скрывается сейчас. Хотелось бы, чтобы ты попробовал отыскать его. А за мной, сам знаешь, не заржавеет".

4 комментария