Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Вчера, 16 января, Джейсон Шрайер поделился расследованием о создании Cyberpunk 2077. Среди проблем в расследовании выделялись невозможные сроки, пандемия, которая подкосила разработку и возможность разработчиков проверить игру на разных консолях. Как указывает Шрайер, демо 2018 года было фейковым. С основными тезисами его расследования можно ознакомиться здесь.

Журналист запросил комментарий CD Projekt RED но оперативного ответа не получил. Сегодня, 17 января, Адам Бадовски, глава CDPR, дал ответ в своем Твиттере. Бадовски не стал разбирать расследование по пунктам, но указал, что демо не было фейком. Указывается, что показать игру, которая должна была выйти через два года, представляется сложным, поскольку проекты разрабатываются постепенно и нелинейно. Поэтому нельзя сказать, что демо было фейком.

«Люди, прочитавшие статью, могут не знать, что игры разрабатываются нелинейно, а становятся похожи на итоговый продукт лишь за несколько месяцев до релиза. Конечно, если сейчас посмотреть на то демо — оно будет выглядеть по-другому — поэтому в нем есть пометка “work in progress”. Наша финальная игра выглядит и играется лучше, чем когда-либо могла бы та демка», — сообщает Бадовски.

Относительно вырезанного контента Бадовски сказал, что это — естественный процесс разработки. Как отметил руководитель студии, версия игры на ПК появилась на основе показанного демо, и «получила множество 9 и 10 от ведущих игровых СМИ».

«Мы гордимся Cyberpunk 2077, как игрой и как художественным видением. И определенно это не то, что можно назвать катастрофой», — продолжает глава CDPR.

В своем расследовании Шрайер сообщал, что «большая часть» команды знала о том, что Cyberpunk 2077 не получится выпустить в 2020 и заявляла об этом. Бадовски опровергает его слова:

«Вам удалось поговорить с 20 сотрудниками, причем некоторые из них бывшие, и только один позволил не сохранять анонимность. Сложно назвать это “большей частью” команды в которой работало более 500 человек», — говорит Бадовски.

В своем расследовании Шрайер указал, что во время совещаний в компании общались на польском, хотя формально основным языком оставался английский. На это заявление Бадовски сказал, что в CDPR строго следили за тем, чтобы деловое общение проходило на английском. Неформальных бесед, конечно, это не касалось.

Сам Шрайер ретвитнул ответ главы студии и указал, что сожалеет, подняв вопрос о языке, поскольку он привлек «непропорционально много внимания». Также журналист отмечает, что готов взять интервью у главы компании и Бадовски не поднял остальных тем: «жесткий кранч и нереалистичные сроки».