Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
31 октября 2019

Мединский написал текст про комиксы и упомянул в нем «Игру престолов»


На сайте The Art Newspaper вышел текст министра культуры Владимира Мединского о комиксах. В нем он подробнее объяснил свою точку зрения, озвученную в сентябре (про «дебилов»).

Мы приводим основные моменты текста.

В самом начале Владимир Мединский упоминает комикс «Герои и министр культуры», посвященный ему и его реплике о жанре. Он отмечает, что ему приятно внимание, но просит не путать — речь в его словах шла не о комиксах в целом, а о преподавании школьной истории с их помощью.

Далее министр кратко пересказывает историю зарождения жанра: от рисунков майя и манги до полноценных американских комиксов до советских «Веселых картинок». Вспоминает даже «духовные истории в картинках», существовавшие на Руси.

Дальше суть такая — если в СССР комиксы были для детей, то в Америке они стали культовым явлением. По ним учили язык приезжие, а герои становились культурными символами.

После этого Владимир Мединский пытается ответить на вопрос, почему же нельзя изучать историю по комиксам. Ответ такой — потому что книги лучше в плане развития воображения и мышления, комиксы не требуют умственного напряжения.

Чтение как процесс — это не только тренировка образного мышления. Серьезное чтение — это труд, это, можно сказать, фитнес для мозга. Вспомните героя «Игры престолов» хитроумного Тириона, никогда в походе не расстающегося с книгами. Джон Сноу спрашивает его на привале: «Почему ты так много читаешь? Зачем тебе это?» — «Мой брат — рыцарь, его оружие — меч, — отвечает ему Тирион. — Мое главное оружие — это мозг. Чтение заостряет его, это лучшая тренировка для моего оружия».

В конце он подытоживает, что комиксы могут быть полезны ребенку, но не взрослому человеку. Это его личное мнение.

А еще добавляет, что комиксы — это такой жанр, в котором все всегда получает однозначную оценку. Где злодей — это злодей, а герой — всегда герой.

Читая книги, изучая источники, мы выстраиваем объемную картину личности, события, мы размышляем, анализируем, пытаемся дать свою — да, субъективную, но осмысленную — оценку. Передать в комиксах такое усложненное восприятие практически невозможно, точнее, это уже будет совсем не комикс, а какой-то другой вид искусства. Классический комикс — это да или нет, черное или белое. Вот так.

В итоге Мединский пишет, что ограничивать комиксы — это глупо. Но и искусственно продвигать их тоже не стоит. Нужно читать книги.

Звучит ли это убедительно и можно ли называть любителей комиксов «дебилами» — решайте сами.