Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Какая идея из «Чужого» легла в основу концовки «Чужой: Завет»


Если вы уже посмотрели новый фильм Ридли Скотта «Чужой: Завет», то мы предлагаем вам интересную тему для дискуссии. Финал «Завета» в определенном смысле повторяет альтернативный финал оригинального «Чужого». Как? Читайте ниже.

Внимание, спойлеры!

В обычной концовке «Чужого» Эллен Рипли смогла выгнать Чужого из его укрытия в шлюзе корабля «Ностромо» и выбросила ксеноморфа за пределы корабля. Затем Рипли записала все произошедшее и погрузилась в анабиоз. Альтернативная концовка была мрачнее. Там Рипли выстрелила в Чужого, чтобы выбросить его за пределы корабля, но это никак не подействовало на ксеноморфа, и он обезглавил ее. После этого Чужой продемонстрировал, что он быстро адаптирующийся организм, включив связь на панели управления и голосом капитана Далласа произнеся «Конец связи».

От этой концовки в итоге отказались, потому что продюсеры хотели снять продолжение фильма. Но Ридли Скотт, похоже, запомнил прием с главным противником, притворившимся другим человеком, и использовал его в финале фильма «Чужой: Завет».

Какая идея из «Чужого» легла в основу концовки «Чужой: Завет»

Мы разбирали сюжет «Завета» и писали о том, что андроид Дэвид стал ключевым антагонистом фильма. Именно он создал Чужих, вдохновившись осой-паразитом. В финале фильма есть эпизод, в котором другой андроид с идентичной внешностью (Уолтер) вступается за оставшихся в живых членов команды «Завета». Когда люди смогли добраться до корабля, Уолтер присоединился к ним. Уже на корабле, разобравшись с Чужим, команда погрузилась в анабиоз, и только там стало известно, что с момента сражения двух андроидов Уолтером притворялся Дэвид. Он замораживает команду, а затем достает спрятанные внутри яйца Чужого, чтобы продолжать свои эксперименты.

Таким образом, общей чертой обоих фильмов стала мимикрия. Злодеи этих фильмов (Чужой и Дэвид) притворились другими людьми и расправились с героями. Ридли Скотт использовал в «Завете» тот прием, который ему не дали показать в финале «Чужого».