Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Австралийская цензура — это что-то невероятное

Все мы знаем, как обстоят дела с играми в Австралии: местная комиссия, определяющая, может ли игра появиться на рынке, славится своими драконовскими решениями. Но вот незадача: с 1 июля в экспериментальном порядке в Австралии начинает работать International Age Rating Coalition (IARC), которая угрожает душевному спокойствию цензоров. И, видимо, чтобы уйти красиво, комиссия взяла и за один месяц запретила около 220 игр. В четыре раза больше, чем за период 1994 — 2012.

Представители комиссии честно признают: они больше не в состоянии просматривать все игры, которые выходят. Просто потому, что помимо классических AAA-игр им приходится отсматривать и все остальные. А на это нужно слишком много человеческих ресурсов.

Австралийская цензура — это что-то невероятное

IARC предлагает другой подход: разработчики сами заполняют информацию о своей игре, основываясь на системы ESRB и PEGI. Родители смогут просмотреть этот отчет, прежде чем покупать ребенку ту или иную игру. Если разработчик соврет и «преуменьшит» масштабы, к примеру, насилия в игре, то на него могут донести. То есть цензура не исчезает, а просто технологически трансформируется.

Я часто разговариваю с людьми, которые не понимают, как в якобы демократической стране, которая в том числе осуждает Беларусь, Россию, Иран и другие страны за «отсутствие демократии», может происходить такое. Когда какие-то члены комиссии решают, что та или иная игра не подходит народу и запрещают не только ее продажу, но даже рекламу. У меня есть ответ на этот вопрос: это проблема бюрократии, которой постоянно необходимо искать врагов, чтобы оправдывать свое существование.

Австралийская цензура — это что-то невероятное

Представьте: все эти люди, которые проводят рабочие дни, оплачиваемые налогоплательщиками, вдруг вынуждены были бы искать нормальную работу. Допустим, грузчиком или сиделкой в доме престарелых. Не очень весело, правда? Тогда они начинают искать подходящую цель — к примеру, игры. А почему бы и нет, если игроки не могут собраться и «ударить джазом» по местному парламенту. Вышло бы тысяч пятьдесят на демонстрацию, забросали бы яйцами главу комиссии, которая определяет, во что может играть пятидесятилетний мужик с седыми яйцами, а что угрожает его «психическому здоровью». И все, проблема решена.

Почему это важно для нас? Бюрократы одинаковы во всех странах. Серьезно, такой бюрократии, как в той же Италии, вы не найдете почти ни в одной стране СНГ. И эти бюрократы постоянно выдумывают себе новых врагов. То Мединский со своими фильмами, то Госдума, которая готова запретить все, до чего дотянутся руки. Поэтому игроки в России и других странах региона должны быть готовы, что в какой-то момент государственные служащие вспомнят и об «ужасных» играх. И, если смотреть на Австралию или Германию, цензура может работать долго и эффективно, ограничивая права человека на потребление контента. Так что не стоит с иронией относиться к любым, даже самым странным инициативам бюрократического монстра. А то мы можем и не заметить, как Кракен сожрет все наши Bloodborne.