Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
18 октября 2018/Комиксы

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

Издательство Bubble пригласило на Comic Con Russia 2018 художника Отто Шмидта, известного по работе над различными комиксами, но прежде всего Green Arrow 2016 года, выпущенного в 2018 году на русском языке издательством «Азбука». Также Отто успел поработать над сериями Guardians Team-Up, Teen Titans, Harley Queen, Batman: Prelude to the Wedding и Nightwing. Нам удалось побеседовать с ним на выставке о творческом пути отечественного художника за рубежом.
Издательство Bubble пригласило на Comic Con Russia 2018 художника Отто Шмидта, известного по работе над различными комиксами, но прежде всего Green Arrow 2016 года, выпущенного в 2018 году на русском языке издательством «Азбука». Также Отто успел поработать над сериями Guardians Team-Up, Teen Titans, Harley Queen, Batman: Prelude to the Wedding и Nightwing. Нам удалось побеседовать с ним на выставке о творческом пути отечественного художника за рубежом.

В материале использованы страницы из оригинального издания Green Arrow в рисунке Отто Шмидта, а также некоторые публикации из Instagram художника.

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

О себе

Отто Шмидт — мой сценический псевдоним, а в народе меня зовут Евгений. Родился я в Сибири, в небольшом городке Омске, в конце прошлого века, во второй половине (усмехается). Рос, учился, рисовал с детства, потом изобразительная студия — типичное детство ребенка, который обладает какими-то навыками; у кого-то музыкальная школа, у меня были вот всякие художки. Я так и не стал учителем рисования, хотя и имел соответствующий диплом, но мой род деятельности был предопределен.

Жизнь изменилась в 90-е годы, и постепенно все стало меняться. Комиксы мне нравились с детства — я тогда, правда, не думал, что буду заниматься ими всю жизнь — но в Советском Союзе комиксы, скажем так, не были широко представлены. Поэтому комиксами я начал заниматься в начале нулевых.

Собственно, с подачи друзей я попал на фестиваль «Коммиссия», который организовывал ныне покойный Хихус, и постепенно все завязалось: появились контакты, стали поступать предложения, и я начал работать в комиксах. Я в тот момент работал в рекламной индустрии — был арт-директором в компании, но потом, что называется, завязал с рекламой и ушел «в народ».

О первых своих комиксах

Это были ГДР-овские журналы, там были стрипы на последних страницах — это были комиксы, которые можно было получать из литературы стран соцлагеря. Это были польские, югославские журналы, там тоже были комиксные стрипы. Не скажу, что у меня детские журналы наподобие «Веселых картинок» вызывали какое-то восхищение, я, скорее, воспринимал их как иллюстративный материал.

Там были художники, которые мне нравились, типа Чижикова или Златковского, или Пескова, и так далее — все, что помню из детства. То есть в детстве я думал, что буду связан с миром иллюстрации или карикатуры, но не с комиксами, поскольку, опять же повторюсь, с комиксами в СССР было все очень туго.

А если взять уже из западных авторов, то тут получилось довольно забавно — впервые я познакомился с ними в соответствующей литературе советской в рубрике «Их нравы», когда там представляли мир капиталистического запада и всего агрессивного милитаризма. Из комиксных персонажей там, естественно, были Супермен, Капитан Америка и Черная канарейка, причем Канарейка Алекса Тота (Alex Toth), который стал легендой и в целом культовой фигурой. Получилось так, что он мне нравился, и что, впоследствии, когда я пришел в DC, я начал работать над женским персонажем, который был для меня первым женским персонажем комиксов, с которым я познакомился.

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

О стереотипах о западном рынке комиксов

Все просто и сложно одновременно. Естественно, когда я только пытался войти в этот мир, у меня был агент, итальянский, мы пытались попасть на оба рынка — европейский, точнее даже франко-бельгийский, с BD, и США/Канады. Получилось так, что на тот момент для европейских издателей я был слишком американизированным, а для американских — недостаточно американизированным, и мой стиль был более европейским. Нужно было работать в определенной манере или стезе для каждого из рынков, а это нарабатывается только опытом. Либо ты можешь быстро этому научиться, либо не очень.

По поводу работы. Даже когда я приезжал в Россию и проводил какие-то семинары, я встречался с предубеждениями и определенными стереотипами. Могу сказать, что на Западе отношение к комиксу более профессиональное.

У тебя есть задание, у тебя есть дедлайн, и ты его выполняешь. Подразумевается, что ты сделаешь его как минимум хорошо, главная задача — уложиться в срок. От тебя никто не требует высокого искусства — это своего рода бонус. Если ты можешь сделать так и при этом успеваешь в сроки — окей; если ты делаешь высокое искусство и при этом не успеваешь в сроки — тебе стоит задуматься, твое ли то дело, может пойти в иллюстрацию или что-то подобное.

Дело тут простое, ничего личного — дело в конкуренции, потому что предложение на рынке, мягко говоря, гигантское. Тем более в нынешние времена кризиса комикс-индустрии, поскольку бум на комиксы прошел еще в конце 90-х, и сейчас уже этих тиражей и гонораров нету. Соответственно, гигантское предложение художников на рынке, к тому же периодически распускаются команды, например, анимационные, закрываются издательства, и на рынок постоянно приходит огромное количество людей, когда там их уже огромное количество.

Еще не забывайте, что есть художники, которые рисуют по двадцать-тридцать лет — они на пенсию не уходят и до сих пор работают. Тут момент такой, что есть очень мало художников, которые заработали себе на хорошую старость и живут на пенсии. Таких буквально единицы. В этом смысле ты рисуешь, что называется, до гробовой доски. И поэтому главное в этом отношении дедлайны. Твоя манера рисунка, по большому счету, не имеет такого уж определяющего значения, главное — покупают ли тебя. Если тебя покупают, ты можешь рисовать, но если тебя не покупают, ты можешь делать хоть Сикстинскую капеллу — но ты не получишь продаж. Для издательства это всего лишь деньги в первую очередь. Ты просто работаешь и выполняешь заказ.

По поводу сроков — они там довольно обычные. Если говорить обо мне, то я в день выполняю по готовой странице, то есть пять дней — пять страниц. Я рисую всю историю за месяц, чуть больше месяца, не считая субботы и воскресенья — считается, что эти дни выходные. Или не отдыхаешь, если не успеваешь. У тебя есть план, есть сроки, и ты в них все сдаешь.

Присутствует и момент притирания в цеху, ревности, конкуренции — он есть везде. Поскольку мы работаем в сфере, где нет «нравится-не нравится» — недостаточно сделать работу хорошо, качественно — она должна нравиться. Поэтому здесь есть моменты зависти персональной, есть момент везения-невезения, есть понятие моды на автора — если ты попал в струю, если на тебя есть спрос и ты в тренде, то ты можешь быть нарасхват. Если ты даже хороший художник и ты выпал из тренда, на тебя нет спроса или он минимальный, — то терпи до следующей волны. Она может быть через год, а может, через 10 лет — все зависит либо от твоей усидчивости, либо от перехода от техники к технике.

Боузетта от Отто Шмидта

Например, сейчас весь Disney отрисовывается в Италии. Там художники учатся работать в определенной манере и стилистике. Есть задание — так и рисуй. Никого не интересует твое личное видение, это твои личные проблемы — тебе надо рисовать так, как должно быть нарисовано, в определенной манере. Так рисуются все комиксы про Микки Мауса и все, что сейчас выходит, — комиксы, раскраски, картинки и все прочее — это огромное количество материала. Как это отрисовывается главным художником, в такой же манере и технике рисуется всеми остальными.

Если вы работаете аниматором на студии или раскадровщиком, требования те же самые — чтобы вы попадали в манеру главного художника, так называемого «лида». Вот, например один из лидов, Бобби Пантилес в «Диснее», и там с ним работают несколько десятков художников в настолько идентичной манере, что, если условно положить два рисунка рядом, не отличишь. Тем не менее, я не знаю, волнуют ли кого-то проблемы в духе «он украл мою идею» или «стырил мою картинку» — чувак, ты работаешь, получаешь зарплату, если тебе не нравится, ты можешь всегда уволиться.

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

О процессе создания одного выпуска

Что еще стоит сказать об американских издателях — они на похвалы не скупятся. У них это считается моментом вежливости, чтобы подбодрить художника. Это такое профессиональное качество. В этом смысле у них очень простые взаимоотношения, они не так прямолинейны, как в России. Если им что-то не нравится, то они в очень обходительной манере тебе намекнут. А если они тобой недовольны, то это будет сразу сказано и ничего личного. А так они тебя постоянно приободряют, и если ты себя зарекомендовал, то они стараются с тобой работать и не вставлять палки в колеса.

Момент работы очень простой — есть предложение и договоренность о том, что будет история. Затем присылается сценарий. В моем случае — я думаю, так делают многие — я делаю просто раскадровку на всю историю, отправляю, в ответ получаю какие-то правки или дополнения. Если появляются какие-то недочеты или исправления после готового финала, то просто выясняется — если они проглядели на этапе создания и это твой косяк, то просто говорится «окей, надо исправить»; если же это их недочет, то ты, как художник, получаешь определенную сумму за переработку. То же самое, если произошло какое-то изменение в сценарии непредусмотренное, — с этим все очень просто.

Соответственно, каждую неделю нужно высылать готовый материал, просто потому что у редакторов есть масса художников, приходит масса материала и иногда они не могут просто физически посмотреть все, их нужно постоянно ставить в известность. Отношения там очень простые — в этом смысле американский рынок проще, чем европейский. Например, в BD тебе может даваться на альбом месяцев восемь или даже год, и, соответственно, там работа немного другая –нужно больше ориентироваться на то, какие отношения у тебя сложились с редактором или со сценаристом.

А в отношении рынка США и Канады это больше потогонка — у тебя сценарий, у тебя срок, все очень просто. Простая история, двадцать полос, если годовая — то сорок полос, либо же просто вставки — например, как я делал в событии свадьбы Бэтмена. Тебе высылают несколько полос и часть сценария. Если там есть какие-то критически важные референсы, тебе их сразу высылают, ты их не ищешь по Интернету. Они могут что-то упустить, но по первому запросу тебе все вышлют — в этом смысле я не гик, я не слежу за событиями. Я, конечно, что-то читаю и о чем-то узнаю, но у меня физически нет времени читать огромное количество комиксов с запутанными историями, перипетиями, Землями, вселенными и различными вариациями.

Единственное, в чем могут возникать небольшие сложности, это моменты, связанные с тем, что я не англоязычный — мой первый язык не английский. Частенько сценаристы пишут и вставляют какие-то обороты речи специфические, чисто англосаксонской культуры, которые ну просто непереводимы; как в русском языке, например «да нет, ну ладно» — что-то похожее есть и там. И если есть какие-то такие непонятные вещи, то сценарист тебе совершенно просто их поясняет, без чего-то в духе «хо-хо-хо, деревня».

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

Об обратной связи

Есть еще такой момент — иногда могут не очень складываться отношения со сценаристом, но они, как правило, выбирают художника; а возможно и кто-то из художников выбирает сценариста. Если вы большой талант, у вас большие гонорары и расписание на несколько лет вперед, то вы можете, конечно, сидеть и выбирать. Но не сильно много — повторюсь, опять же, кризис. Кстати, еще момент –никто не будет работать по демпингу. Есть тарифы, совершенно определенные, и тебе профсоюзы просто не дадут работать и не дадут уронить цену, потому что ты бьешь по всему рынку — в том числе и по себе.

О переходе на цифровой рисунок

В цифре быстрее и проще редактировать. Просто есть момент скана — его надо смотреть, править, вычищать иногда. В этом смысле есть бонусы — когда ты рисуешь оригинал, и у тебя есть в каком-то случае вариант в карандаше или туши, то ты можешь продать это как оригинал, на тех же самых комик-конах это очень ценится. Для кого-то это дольше, для кого-то, наоборот, быстрее. У меня вот в этом смысле нет проблемы со сканированием. Просто еще я лет шесть или семь жил, что называется, на чемоданах, и у меня был только ноут и дигитайзер и, соответственно, сканер мне с собой было не с руки и поэтому я рисовал все в цифровом формате. Единственное что, некоторое время назад осознал, что при рисунке ты начинаешь рукой искать комбинацию клавиш Ctrl+Z, что не очень хорошо, ты начинаешь снова рисовать на бумаге, чтобы избавиться от этой привычки. Кроме того, рисование на бумаге очень хорошо поддерживает твой скилл и тренирует мышечную память — ты просто лучше рисуешь.

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

О Comic Con Russia 2018

Я могу отметить момент роста. «Комик Коны» стали проводиться в России относительно недавно, это такое свежее мероприятие. Я не беру в пример фестивали типа «Коммиссии» или питерские конвенты — они не то чтобы местечковые, просто они такие милые и домашние, это совсем другое. Просто встреча художников, которые показывают картинки, пьют пиво или что-то потяжелее. А CCR он больше мероприятие. Хорошо, что это срослось с «Игромиром» — насколько я понимаю, это бывшая «КРИ» — я просто когда-то в геймдеве работал.

И да, объемы людей, конечно, меньше, чем на западных мероприятиях. Даже если взять очень небольшие фестивали, как на Сицилии, например. Что меня очень удивило, когда я побывал на Мальтийском «Комик Коне» — там два крупных острова, и когда ты над ними пролетаешь и смотришь на аэродром, ты думаешь «хватит ли тебе полосы, чтобы остановиться?». То есть остров очень небольшой — двенадцать миль по диагонали. И там количество людей примерно равно как на «Комик Коне» в Москве, без учета «Игромира».

Опять же — в Европе очень долгие и длинные традиции, людей там больше. Это не говоря уж о больших фестивалях, как, например, в итальянской Лукке, где 75 тысяч билетов в день продается на пятидневный фестиваль, то есть это огромное количество людей.

Там, фактически город в городе — старый город Лукка с крепостной стеной, которая еще Нерона помнит — и там есть отдельно комиксный и БД фестиваль, отдельно манга, отдельно игровой фестиваль, и это совершенно огромное мероприятие. Но если там работаешь сидишь — устаешь невероятно, молчу уж о больших американских конвентах.

**Интервью брал:**Игорь Кислицын

Паблик автора «ВКонтакте»

Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов
Беседа с художником комиксов Отто Шмидтом — о разнице отечественного и западного рынка комиксов

Компания MSI — партнер «Канобу» в рамках освещения выставки «ИгроМир» и Comic Con Russia 2018. MSI производит широкий спектр инновационного железа для геймеров: от ноутбуков и видеокарт до периферии и мониторов профессионального уровня.