Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Квентин Тарантино все время снимал фильмы с перестрелками и крутыми парнями, пока однажды не перестал кокетничать и сделал просто вестерн. Так и известный американский сценарист и режиссер Аарон Соркин, в фильмах которого почти всегда фигурирует суд, наконец снял кино целиком про судебный процесс.
Квентин Тарантино все время снимал фильмы с перестрелками и крутыми парнями, пока однажды не перестал кокетничать и сделал просто вестерн. Так и известный американский сценарист и режиссер Аарон Соркин, в фильмах которого почти всегда фигурирует суд, наконец снял кино целиком про судебный процесс.

Вышедший на Netflix «Суд над Чикагской семеркой» (The Trial of the Chicago 7) большей частью заперт в четырех стенах душного зала заседаний. Суд рассматривает дело самой Семерки — группы активистов, которые организовывали протесты во время съезда Демократической партии в августе 1968 года. Причина — непопулярная война во Вьетнаме, где гибли молодые американские парни и мирные вьетнамцы. В общем, заметная строчка в новой истории США.

Но если вы вдруг хотите действительно узнать, как судили Семерку, то посмотрите драму от HBO Conspiracy: The Trial of the Chicago Eight 1987, которая полностью основывается на записях суда, а в съемках даже поучаствовали все восемь обвиняемых. Восемь, потому что один из них — Бобби Сил, в процессе дела был выведен из-под обвинений. Соркин же не стремится воссоздать события, а скорее делает срез проблем американского общества. И срез этот, к сожалению, вышел довольно плоским.

Герои фильма и их реальные прототипы:

Чикагская семерка представлена как группа супергероев — разношерстная команда харизматичных мужчин, каждый со своей суперспособностью: пацифист, стендапер, хиппи, ботаник, Черная пантера и так далее. Они сражаются с гротескным и тупым древним злом в лице судьи, который путает имена, нарушает конституционные права прямо в зале суда и бесконечно бьет молотком. В общем, если бы не проблемы с торговыми марками, фильм мог бы называться «Лига справедливости».

Соркин крупно малюет рожу американской судебной системы, которая прогибается под интересы политиков. В первые же минуты Генеральный прокурор США буквально поручает сфабриковать дело против Семерки — частично потому, что предыдущий Генеральный прокурор показал ему средний палец, когда покидал свой пост. А подающий надежды молодой прокурор в исполнении Джозефа Гордона-Левитта берет под козырек: преступниками он их не считает, но он все-таки бюджетник, а значит должен колебаться вместе с линией партии.

«Суд над Чикагской семеркой» напоминает комикс-муви даже структурой сюжета. В определенный момент главные герои внезапно понимают, что у них есть секретное оружие, которое они чудесным образом не догадались использовать раньше.

За исключением вставок со времени самих протестов и редких перерывов на отдых в общем доме обвиняемых, мы проводим полтора часа в зале суда, где каждый кадр посвящен тому, чтобы мы ненавидели судью и прокуроров только больше.

Сами кадры красивые — Соркин наслаждается извращенной эстетикой политических дел, это интересно — примерно как под лупой рассматривать отвратительное насекомое. Некоторые присяжные выражают симпатию обвиняемым? Разошлем им поддельные угрозы! Бобби Сил требует отложить слушания, пока не поправиться его адвокат, или дать ему защищаться самостоятельно? Изобьем его и воткнем в рот кляп!

И да, эти события имели место. Бобби Сила действительно затыкали кляпом, а судья действительно демонстрировал неприкрытую ненависть к обвиняемым. Однако и сам судебный процесс, и исторический контекст были более комплексным, чем удалось изобразить Соркину.

«Партия черный пантер» много сделала для чернокожего населения США, но некоторые ее члены действительно занимались криминалом, а часть награбленного отдавали в «общак». Билл Канстлер — основной адвокат защиты — многого добился для традиционно ущемляемых слоев населения, берясь за сложные политические дела «про боно», но он также участвовал в защите натуральных боссов мафии. Желая сделать историю более простой, а персонажей со стороны защиты — более пушистыми, Соркин несколько стыдливо прячет главный сюжетный поворот ближе к концу.

Рецензия на «Суд над Чикагской семеркой» Аарона Соркина

Что касается судебного процесса, то и он в реальности был куда более сложным и даже зрелищным. Чего только стоит то, что Канстлер вызывал настоящих звезд того времени, чтобы они выступали в качестве свидетелей: певицу Джуди Коллинз, писателя-битника Аллена Гинзберга и исследователя ЛСД Тимоти Лири. Понятно, что чтобы объять все многообразие этого дела, пришлось бы вываливаться за формат полнометражного фильма в многосерийную драму. И такой цели, видимо, не стояло.

Зачем же тогда снят красивый, умный и, насколько позволяет жанр, захватывающий «Суд над Чикагской семеркой»? Думаю, что это особый жанр, — пока без названия, — который встречается все чаще. При просмотре вы понимающе киваете, дескать: «Все так, все так и сейчас». Черных до сих пор могут казнить копы, женщинам до сих пор кричат: «Иди на кухню и сделай сэндвич».

С другой стороны, вы в разочаровании качаете головой, дескать: «Как так можно?» Суды встают на сторону политического истеблишмента, государство в своих интересах действует топорно и грубо, и даже в Чикаго — в том самом Чикаго, где и были протесты против войны во Вьетнаме, — происходит больше убийств и насилия, чем в Ираке, за что за ним закрепилось прозвище Чирак. (Почему американцы в принципе должны умирать в Ираке и должно ли их там умирать больше, чем в Чикаго, — вопросы открытые.)

Если вы в курсе всех этих проблем и вы согласны, что это проблемы, то посмотрите, чтобы размять мышцы шеи.