Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Рецензия на 8 cезон «Родины». Прекрасное завершение лучшего шпионского сериала нашего времени

Восьмой, финальный сезон сериала Homeland («Родина») — прямой сиквел лучшего, самого недооцененного сезона этого шоу. В четвертом сезоне, завершив начальную арку о противостоянии агента ЦРУ Кэрри Мэтисон и морпеха-перебежчика Николаса Броуди, создатели решили показать дальнейшие приключения Кэрри в Кабуле и Исламабаде. В восьмом Кэрри возвращается в Афганистан, чтобы вновь встретиться с немногими выжившими коллегами — а также с сотрудниками российской и пакистанской разведок, так здорово переигравших американцев в прошлых сезонах сериала.
Восьмой, финальный сезон сериала Homeland («Родина») — прямой сиквел лучшего, самого недооцененного сезона этого шоу. В четвертом сезоне, завершив начальную арку о противостоянии агента ЦРУ Кэрри Мэтисон и морпеха-перебежчика Николаса Броуди, создатели решили показать дальнейшие приключения Кэрри в Кабуле и Исламабаде. В восьмом Кэрри возвращается в Афганистан, чтобы вновь встретиться с немногими выжившими коллегами — а также с сотрудниками российской и пакистанской разведок, так здорово переигравших американцев в прошлых сезонах сериала.

За восемь лет Мэтисон (блистательная Клэр Дэйнс) обзавелась настолько пестрой биографией, что если я начну перечислять ее подвиги, это займет половину материала. Она успела поработать и в Северной Америке, и за рубежом, причем как в Европе, так и странах Третьего мира. Начав сериал кадровым офицером ЦРУ, она успела сменить множество профессий, в финальном сезоне выступая внештатным консультантом Советника по национальной безопасности США. Это другой бывший офицер ЦРУ, Сол Беренсон (Мэнди Патинкин), на протяжении всего сериала выступавший начальником, другом и идейным вдохновителем Кэрри.

Если не считать техника Макса (Мори Стерлинг), больше никто из героев шоу до восьмого сезона не дошел. Остальные — небольшие камео из прошлых сезонов, из которых выделяется Евгений Громов (Коста Ронин, доставшийся «Родине» от сериала «Американцы», где он играл аналогичную роль советского оперативника) в роли очередного, последнего любовного интереса Кэрри. Шоураннеры обрубили всю семейную линию (в финале прошлого сезона Мэтисон отказалась от своего с Броуди ребенка), чтобы все 12 серий сосредоточиться на профессиональной деятельности Кэрри и Сола.

В лучших сезонах «Родина» — самый реалистичный шпионский сериал из когда-либо выходивших. Ставить рядом можно разве что классическую британскую мини-серию Tinker Tailor Soldier Spy c Алеком Гиннесом и советский «Вариант Омега» с Олегом Далем. Да и из фильмов с этим шоу сравнивать нечего — разве что «Шпион, пришедший с холода», «Третий человек», да еще пару удачных экранизаций Джона Ле Карре и Грэма Грина.

Рецензия на 8 cезон «Родины». Прекрасное завершение лучшего шпионского сериала нашего времени

Тут нет мифически подготовленных сверхагентов, в одиночку разносящих города и избивающих целые спецподразделения. Герои — самые обычные люди, которые в силу стечения обстоятельств, личного таланта и психологической предрасположенности именно к такого рода работе получают в руки рычаги управления всем миром.

В свои лучшие моменты Homeland демонстрирует тонкость (то, что начальник Джорджа Смайли у Ле Карре называл a kind of gentleness) комбинаций Большой Игры и их связь с глобальными махинациями государств и их руководителей. Причем лучше, чем это делают специализированные политические сериалы вроде «Карточного домика».

И Кэрри, и Сол, и Громов — хорошие профессионалы, готовые, в буквальном смысле, на все ради выполнения задания. Они ничего не делают в личных целях, но ради вынесенной в название сериала Родины (США, Израиля, России) переступят и через себя, и через родных и близких… и через друг друга.

Новый сезон — как раз об этом, последнем рубеже в характере профессионального шпиона. Через себя и родных герои давно переступили — осталась только дружба, любовь, уважение и доверие, какие-то незыблемые личные принципы… которые, как и родина, у всех персонажей разные.

По завязке сюжета Кэрри летит в Афганистан, чтобы помочь Солу с мирными переговорами с Талибаном. В лучших традициях этого шоу их операция оказывается небольшим завихрением внутри огромного смерча операции другой спецслужбы — который к финалу сезона (и сериала) оказывается частью еще более огромного, глобального супер-смерча, растянувшейся на несколько десятилетий операции куда более могущественного государства.

Рецензия на 8 cезон «Родины». Прекрасное завершение лучшего шпионского сериала нашего времени

Первые 3 сезона шоу были мелодрамой в духе сериала «24 часа». Переживать за похождения Броуди (Дэмиэн Льюис, сейчас сворачивающий горы в сериале «Миллиарды») было можно, но с каждым новым твистом они становились все более натянутыми. Вот из Броуди сделали двойного агента… вот тройного… верить в то, что один человек способен выходить из такого количества отчаянных ситуаций в реалистичном сеттинге шоу становилось все сложнее.

В европейских сезонах нам показывали куда более приземленные приключения Кэрри. Но, за исключением забавной арки с русским «кротом», они не были особенно захватывающими или оригинальными (кажется, не осталось такого сюжета Ле Карре, который бы авторы не адаптировали к своим нуждам). В худшей паре сезонов — 6-7 — Мэтисон вернулась в США и стала героиней самого заурядного триллера о заговоре с целью убийства Президента.

Эти сезоны писали очень слабые, недалекие сценаристы, заимствующие все ходы из популярных фильмов в духе «Сикарио» и «Старикам тут не место» и зря расходующие героическую актерскую игру Дэйнс — а также внезапно выстрелившего в главные герои оперативника Куинна (Руперт Френд).

Реализма там осталось не больше, чем в том же «24 часа» или каком-нибудь «Побеге из тюрьмы», герои вели себя очень глупо и непрофессионально. Поздние сезоны производили такое удручающее впечатление, что вместо них я 2 раза пересмотрел 4 сезон — и с каждым пересмотром он становился только лучше.

Рецензия на 8 cезон «Родины». Прекрасное завершение лучшего шпионского сериала нашего времени

Во-первых — сеттинг, редкий для сериалов Третий мир, отображенный красочно и подробно. Во-вторых — натурализм мельчайших деталей, нам, скажем, показывали, как герои правильно разряжают личное огнестрельное оружие перед тем, как зайти на территорию американского посольства в Исламабаде.

В-третьих — прекрасно выписанные, грамотно поступающие профессионалы, от Кэрри до противостоящих ей сотрудников пакистанской разведки. В-четвертых — актерская игра самой Дэйнс, которая вместо того, чтобы горевать по Броуди, становится ледяной «королевой дронов», сеющей смерть и разрушения по всему региону… и в процессе развития событий постепенно возвращает себе человечность — в тех пределах, в которых кадрового разведчика вообще можно считать человеком.

Восьмой сезон берет все четыре пункта — и умножает их на ненадежность психики и памяти Мэтисон, отсидевшей в российской спецтюрьме без медикаментов, нужных ей для борьбы с биполярностью. С самого начала нам дают понять, что с Кэрри что-то не так — что могут быть в чем-то правы те персонажи, которые считают ее «засланным казачком» от русской разведки. То есть, вдобавок ко всем ее достоинствам, Мэтисон еще и ставят в то положение, в котором находился Броуди в начале 1 сезона.

Чем меньше вы знаете о сюжетных поворотах сезона, тем лучше. Скажу только, что основная линия закручена вокруг погони за «черным» (на самом деле, как подмечает один из героев, он оранжевый) ящиком. Арка с бортовым самописцем — сама по себе материал для первоклассного полнометражного боевика в духе «Спартанца» с Вэлом Килмером или недавнего Extraction с Крисом Хемсвортом.

Собственно, та первая перестрелка, в которой этот ящик пытаются извлечь из упавшего вертолета, — самый напряженный и реалистичный экшен, что я видел в этом году в кино или на телевидении. Но она в сезоне не главное. Как и во всех лучших шпионских фильмах, книгах и сериалах, в итоге все сводится к интеллектуальной игре в кошки-мышки между двумя запертыми в одном доме людьми с непримиримыми идеологиями.

Не все в сезоне получилось идеально. Старые шоураннеры успели столько нагородить за 7 лет, что новые не смогли со всем этим разобраться. Скажем, финальная пара твистов лишает всю арку с европейским «кротом» всякого смысла — хотя это было так давно, что и мы, и создатели особо по этому поводу не заморачиваемся. Но концовка работает — там сохраняется правда характеров и Кэрри, и Сола, неостановимой силы и недвижимого объекта, каким-то образом все-таки сумевших найти общий язык и 8 лет плодотворно сотрудничать.

Рецензия на 8 cезон «Родины». Прекрасное завершение лучшего шпионского сериала нашего времени

Прощаясь с сериалом, еще раз остановлюсь на игре Клэр Дэйнс. Ее героиню и за последний, и за предыдущие сезоны пропускают через такую эмоциональную мясорубку, которой не было даже в «Острых предметах». Если помните, после первого сезона этой мини-серии Эми Адамс наотрез отказалась сниматься во втором — не нашла в себе силы еще раз через все это проходить (пусть и понарошку). Дэйнс семь раз возвращалась к образу Кэрри и выступала главной движущей силы сериала в его самые унылые моменты.

Причем в восьмом сезоне она сумела найти и сыграть такие эмоциональные ноты, до которых Кэрри в предыдущих сезонах просто не дотягивалась. На наших глазах человек разрушает себя до основания, а потом по винтику пересобирает собственную жизненную философию, оставляя только то, что работает, что может спасти операцию (а заодно мир) в текущих обстоятельствах. Такого тяжелого груза на плечах не несла ни одна другая героиня — даже сама Кэрри, в какой-то момент в буквальном смысле слова пытавшаяся утопить в ванне все, что связывает ее с миром обычных людей.

Отложить
Хотите скрыть партнерские блоки?Войдите или Зарегистрируйтесь