Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

22 августа на российские экраны выйдет новый фильм французского мастера ужасов и триллера Александра Ажа под названием «Капкан» (в оригинале — Сrawl). Речь там о паре простых американцев, которые во время урагана во Флориде оказываются заточены в затопленном доме в компании аллигаторов. Нам удалось пообщаться с создателем прекрасных «Кровавой жатвы», «Парковки» и ремейка «У холмов есть глаза» о его новом фильме — а также об истории хорроров про нападение животных, триллерах в замкнутом пространстве и особенностях их создания.
22 августа на российские экраны выйдет новый фильм французского мастера ужасов и триллера Александра Ажа под названием «Капкан» (в оригинале — Сrawl). Речь там о паре простых американцев, которые во время урагана во Флориде оказываются заточены в затопленном доме в компании аллигаторов. Нам удалось пообщаться с создателем прекрасных «Кровавой жатвы», «Парковки» и ремейка «У холмов есть глаза» о его новом фильме — а также об истории хорроров про нападение животных, триллерах в замкнутом пространстве и особенностях их создания.

Интервью вел издатель «Канобу» Антон Городецкий

О том, чем сценарий «Капкана» привлек внимание режиссера

Я не искал фильм в духе «люди против природы», я искал сценарий, в котором было бы напряжение в духе «У холмов есть глаза». Я хотел найти тему, которая вернула бы меня к сюжетно простым фильмам ужасов с сильным эффектом присутствия.

Читал сценарии, романы, комиксы — искал что-то, что заставило бы меня сидеть на краешке кресла, почувствовать себя зрителем, искренне напугало бы. Что-то сильно отличное от моей же «Пираньи 3D», которая была больше комедией.

Два года назад мне прислали сценарий Crawl. Логлайн был о девушке, угодившей в затапливаемый флоридский подвал во время урагана пятой категории… и подвал кишмя кишит аллигаторами! Как только я это прочел, я понял, что это именно та история, которую я ищу.

Это вроде бы чистый триллер, саспенс, но в то же время фильм о катастрофах, о природе, вторгающейся в наш дом. Я несколько дней думал над этим логлайном, потом прочел сценарий. Он был более сжатый, все в одной комнате, так что я решил, что буду продюсером и соавтором сценария, перепишу все под больший масштаб. Начинаем в подвале, перемещаемся на крышу по мере того, как дом заливает вода…

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

Но по мере работы над сценарием мы поняли, что проект интересный потому, что природа на самом деле все активнее вторгается в городскую жизнь с наводнениями и сверхсильными ливнями — вот, на днях Вашингтон залило, — и это очень страшно. И мы не одни — вокруг всякая живность. В случае с акулами можно просто оставаться на берегу, в безопасности. Но вот когда вместе с водой в дом попадают аллигаторы, тут уж ничего не поделаешь.

Сражайся — или умри.

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

О любимых фильмах ужасов про животных

Очевидно, «Челюсти», давайте это сразу отложим. Это памятник. Другой важный для меня фильм — «Куджо». Люблю этот фильм, идеальный баланс драмы про выживание и истории про домашнее животное, которое начинает убивать людей. В детстве это был один из моих любимых — и один из самых страшных! — фильмов.

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

О том, чем «Капкан» круче других фильмов про аллигаторов и крокодилов

Тот же режиссер, что поставил «Куджо» — Льюс Тиг, — снял и классического «Аллигатора» 1980 года. Когда я его смотрел ребенком, фильм был очень впечатляющий, эффектный. Но из-за самого характера механических эффектов им пришлось использовать гигантского монстра-крокодила, тогда было очень трудно снять полнометражный фильм с несколькими аллигаторами обычного размера. То, как они двигаются, как взаимодействуют — это очень трудно реалистично передать на экране.

И даже если взять что-то более современное вроде «Первобытного зла» или «Крокодила» Грега Маклина — меня всегда удивляло, что эти фильмы не очень страшные, не такие уж интенсивные. Когда я спросил Сэма Рэйми, какой у него любимый фильм о крокодилах или аллигаторах, он сказал, что это «Парк юрского периода».

И я думаю, что он прав — и «Парк», и «Мир юрского периода» используют CGI, делают рептилий фотореалистичными, что дает новую перспективу на жанр. Так что мы сразу хотели использовать цифровые эффекты самого высокого качества, чтобы сделать аллигаторов как можно более правдоподобными.

Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству, мы просто показываем настоящих ныне живущих динозавров, существующих уже больше 60 миллионов лет, машины для убийства. Этого достаточно, чтобы фильм получился страшным.

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

О хоророрах про животных тогда и сейчас

С одной стороны, сегодня такие фильмы снимать легче, потому что у нас больше технических ресурсов. Я вот год проработал над цифровыми аллигаторами, стараясь, чтобы они выглядели как можно лучше. Они ведь на самом деле существуют, они — не виртуальные создания, известна толщина их кожи, ее текстура, они дышат, двигаются.

Это все очень интересно. Но с другой стороны, на это уходит столько времени и денег… Раньше не было интернета, нельзя было сразу взять и посмотреть множество часов видео с реальными аллигаторами и крокодилами, было проще заинтересовать публику гигантским крокодилом-аниматроником. В то время работало.

Так что я не знаю, и тогда и сейчас были преимущества и недостатки. С другой стороны, сейчас снова популярны фильмы об одержимых демонами монашках — как и в ранних 80-х!

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

О работе над сценарием «Капкана»

Оригинальный сценарий целиком происходил в подвале, классический «триллер в ограниченном пространстве». Я хотел, чтобы место действия было ограничено, создать у аудитории чувство клаустрофобии. Но мне не хотелось, чтобы место действия было ограничено подвалом — я хотел, чтобы оно было ограничено ураганом.

Так что мы выбираемся из подвала на крышу — ВО ВРЕМЯ УРАГАНА. Я хотел, чтобы постоянно подступающая вода создавала ощущение нехватки времени, и чтобы вместе с водой во все комнаты дома проникали аллигаторы.

Моя работа как режиссера, продюсера и соавтора сценария заключалась в том, чтобы переписать часть истории под эту концепцию, теперь только треть фильма разворачивается в подвале. Чувство клаустрофобии остается, но сама картина при этом более открытая.

«Речь не о гигантском крокодиле, решившем отомстить человечеству». Интервью с Александром Ажа

О лучших триллерах в ограниченном пространстве

Первый «Чужой» — один из лучших contained thrillers, когда мы снимали сцены в подвале, я все время думал об этой картине. У меня, конечно, не фантастика, но вот это чувство ржавчины, подтекающих труб…

Еще один шедевр — «Спуск» Нила Маршалла. Один из лучших клаустрофобических триллеров, а заодно еще и фильм о монстрах. Вообще много отличных таких «локационных» фильмов, это целый поджанр.

Отложить