11 55 20244

Претензии. 3 вещи, которые фильм «Хан Соло. Звездные войны: Истории» делает неправильно

Подробный разбор фильма от главного редактора «Канобу» Максима Иванова

kanobu.ru 18 мая 2018, 22:12
Претензии. 3 вещи, которые фильм «Хан Соло. Звездные войны: Истории» делает неправильно. - Изображение 1
Главный фанат «Звездных войн» в редакции «Канобу» Максим Иванов посетил пресс-показ фильма «Хан Соло. Звездные войны: Истории» и не согласился с восторгами других критиков. Подробнее он рассказывает в своем аналитическом разборе нового спин-оффа знаменитой космической саги.

Видеомнение Максима Иванова

Понятия не имею, как из восторженного фаната «Звездных войн» я превратился в нытика — вроде тех, что до сих пор рыдают над старым каноном (будто бы их любимые истории перестали существовать). Восьмой эпизод вызвал во мне ярость, даже иррациональную злость на Райана Джонсона, но после третьего просмотра и прочтения новеллизации эти эмоции трансформировались в принятие. Я все еще не люблю этот фильм целиком, но я нашел в нем то, чем могу восхищаться: обновленная концепция Силы, игра Адама Драйвера, последние сцены Люка Скайуокера. Это прекрасно!

При этом даже в самый темный час я никогда не разочаровывался в «Звездных войнах» — несмотря на сложные отношения с «Последними джедаями», я продолжал читать комиксы и книги нового канона. И конечно же ждал спин-офф про Хана Соло. Почему? Да потому что концепция космической саги никогда не даст ее «убить». Больше того, «Звездные войны» уже «убивали» — и делал это Джордж Лукас в трилогии приквелов и отвратительной полнометражке по «Войнам клонов». И ничего же, мы пережили гунганов, мидихлорианы и эротические пляски в рождественском спецвыпуске.

Самое страшное, что могут сделать со «Звездными войнами» — не убить их, а обесценить, затереть, замызгать и превратить во что-то нормальное, привычное и абсолютно нефантастичное. К сожалению, «Хан Соло» занят именно этим.

Спустя полгода после медиа-бомбы в виде The Last Jedi мы получили просто нормальный фильм. Который можно смотреть, рекомендовать, но который не вызывает никакого удивления или восхищения.

Да, спустя шесть месяцев я снова ругаю «Звездные войны». Но в этот раз я постараюсь быть полезнее и разберусь в том, что, по моему мнению, помешало «Хану Соло» стать выдающимся и заметным кино.

Впереди легкие спойлеры!

Что у «Хана Соло» получилось

Но давайте сперва о победах. Как я и говорил, фильм — нормальный. Вы найдете десятки причин, чтобы сходить на него в кино и остаться удовлетворенным тем, как провели досуг. Вам точно не стоит беспокоиться насчет Олдена Эренрайка, наследующего за Харрисоном Фордом бластер Хана — Эренрайк более чем убедителен в этой роли. Не феноменален, но убедителен.

К последней трети Олден совсем осваивается и добавляет в свое исполнение свежие, живые маннеризмы и интересную мимику. В его подаче видится молодой, дерзкий Соло, который часто совершает абсолютные глупости — этим фильм напоминает начало третьего «Индианы Джонса» и одноименный сериал о приключениях молодого археолога.

Сейчас, когда я уже увидел Эренрайка на экране, я особенно рад, что Disney не прогнулась под фанатов и не взяла на главную роль Энтони Инграбера. Энтони — талантливый пародист, внешне — точная копия Форда. Но гораздо менее похожий Эренрайк не пародирует, а играет юного Хана — и не факт, что Инграбер по привычке не выдал бы исполнение Хана под копирку из оригинальной трилогии. Это бы точно навредило самостоятельности и восприятию спин-оффа.

Из «Соло» явно будут делать отдельную серию фильмов. Думаю, именно в продолжениях Олден раскроется максимально ярко и уже тогда завоюет сердца не только нового поколения зрителей, но и тех, кто неразрывно ассоциирует Хана с Харрисоном Фордом.

Вообще мне нравится думать о том, что персонажи в «Звездных войнах» бессмертны. Их идеи (об этой своей теории я писал вот здесь) переживают актеров и упаковываются в любой медиум, а значит, мои любимые герои будут радовать гиков и после моей смерти — в новых формах и лицах. Мне всегда приятно смотреть на Дональда Гловера — от скетчей в SNL до стрельбы по мирянам в This is America. Гловер с первых секунд ухватывает обаяние Лэндо. Он игрок, модник, шулер, контрабандист, излучающий уверенность. Скользкий, но не мерзкий — и страшно харизматичный. Гловер с детства восхищался Калриссианом и за время съемок даже записал про него песню.

Его подача — это подача человека, которому дали исполнить мечту. На последних сценах между Лэндо и Ханом, когда Эренрайк уже освоился со своим персонажем и оба актера «заискрили», я и задумался над бессмертием этих историй. Круто, что у нового поколения есть их достойные исполнители.

Но помимо передачи факела «Соло» совершает для фильмов по «Звездным войнам» еще одну очень важную вещь. Disney наконец-то ушла от историй про Империю и повстанцев, оставила за скобками джедаев и ситхов и сфокусировалась на камерных сюжетах и героях, которые не решают судьбы галактики. В новом каноне пока что очень мало незнакомого, все вертится вокруг простейшей истории «небольшая группа людей сопротивляется превосходящей силе». Как итог мы получаем однообразные мультсериалы вроде «Повстанцев» и следующего проекта Дейва Филони о Сопротивлении во времена Первого Ордена, а также фильмы вроде «Изгой-один», которые исследуют ровно ту же динамику конфликта. «Соло» выкручивает зум и рассказывает о конфликтах между контрабандистскими синдикатами, о роли Соло, его девушки Киʼры и других мелких преступников.

Надеюсь, Lucasfilm так медленно уходит от привычных сюжетов, чтобы подготовить зрителя к историям без узнаваемых персонажей, конфликтов и, возможно, целых эпох — если в ближайшее время Кейтлин Кеннеди все-таки возьмется за Старую Республику.

Да и Райан Джонсон в своей новой трилогии будет занят именно этим.

Что не так с «Ханом Соло»

1. Рваный темп

Начну с самого заметного — рваного темпа. Фильму явно навредили проблемы в производстве: увольнение предыдущих режиссеров Фила Лорда и Криса Миллера, назначение им на замену Рона Ховарда, интенсивные пересъемки. Первый акт вызывает много вопросов, хотя начинается он многообещающе — с трущоб Кореллии, родной планеты Хана, которая в новом каноне стала планетой-верфью, где производят лучшие корабли в Галактике (например, YT-1300, легендарный «Сокол Тысячелетия»). Хан и его девушка Киʼра (Эмилия Кларк) вынужденно работают на бандитку мадам Проксиму, подставляя себя под удар в кражах и других преступлениях.

И если преступная молодость Соло в книгах-приквелах за авторством Энн Криспин напоминала «Оливера Твиста», то в «Соло» вместо богатых домов нам показывают ожесточенные бои и жизнь в самом что ни на есть крысятнике. При первой же возможности Хан и Киʼра сбегают, но Киʼру хватают и Хан, чтобы избежать преследования, спешно записывается в имперскую академию, обещая непременно вернуться за девушкой. Это отличная, понятная мотивация.

Более того, это великолепная возможность показать бунтарский дух Хана через имперскую службу, его неумение подчиняться приказам и быть плохим парнем, который должен бездумно отстреливать разумных существ во благо Империи. Но вместо этого нас перебрасывают на три года вперед — в фильме нет ни кадра из военной учебки.

Рон Ховард расправляется с этой сюжетной линией одной неуклюжей формулировкой, звучащей из уст молодого контрабандиста: «Меня выперли из академии за то, что думал своей головой». Но что это значит? Как эти годы армейской жизни повлияли на Хана? Что он узнал об Империи, как изменился? Три года — это серьезный срок, но их вырезают из фильма так небрежно, будто они не имеют никакого значения. А раз так, зачем было выводить Хана из бандитского заточения на Кореллии именно таким способом? В трилогии Энн Криспин Хан также уходит в имперскую академию после того, как его «книжная» девушка бросает его, чтобы он мог исполнить мечту и стать элитным имперским пилотом, оставить воровство и окончательно забыть о юности в стиле «Оливера Твиста».

Книги Криспин также не исследуют этот период (его освещали в комиксах), но Хан постоянно упоминает Академию, рассказывает об опыте работы на Империю, упоминает, как и почему его выгнали.

В фильме нам не дают возможности заглянуть в голову Хана, для зрителя Академия оказывается всего лишь предлогом для скачка во времени, биографическим фактом, который никак не повлияет на события фильма и становление персонажа.

Однако и это еще не все. Спустя тридцать минут «Соло» обесценивает собственный первый акт. Рон Ховард и сценаристы Лоуренс Кэздан и его сын Джонатан Кэздан не только выкидывают из фильма сюжетную линию с Академией, но и быстро лишают Хана главной его мотивации, того, из-за чего он ввязывался в передряги — Киʼры, за которой он хотел вернуться на Кореллию. В начале второго акта Хан просто сталкивается с Киʼрой на вечеринке у персонажа Пола Беттани, он здесь играет лидера преступного синдиката.

Это выглядит глупо — Хан как дурак ввязывается в неприятности ради Киʼры, чтобы случайно встретить ее на задворках галактики. То есть по-настоящему фильм начинается только на полпути к финалу, все, что происходило до этого, не имеет почти никакого смысла.

Это выглядит склейкой двух разных фильмов, будто Ховард не успел переснять все, что хотел, и ему пришлось использовать оставшийся от Лорда и Миллера материал и спешно пришивать к свой версии событий. И не то чтобы я жалею, что увидел то, что происходило в первом акте, но зачем расходовать время зрителей на необязательные вещи? И ведь эти сцены не проходят даже под категорию «даем фильму подышать».

Что характерно, с середины «Соло» смотрится гораздо бодрее, ближе к финалу он фокусируется и выкидывает один твист за другим — это круто.

Возможно, последняя треть — это как раз то, каким Ховард видел спин-офф про Хана, все остальное — единственный способ совместить старый и пересъемочный материал.

2. У фильма нет сюжета и конечной цели

Вторая проблема вытекает из предыдущей — в фильме нет сюжета и понятной конечной цели, достижение (или недостижение) которой обеспечило бы третьему акту удовлетворительную развязку.

Главные герои заменяют глобальную цель более мелкими, простыми, постоянно меняющимися — как в квестах MMORPG. Персонажи идут от события А к событию B, между ними происходят сцены, которые приводят к событию C. Я не претендую на звание Ларри Брукса, не пишу книги про story engineering и уверен, что не все авторы сценариев и режиссеры должны следовать трехактной структуре — иначе мы, допустим, никогда не увидели бы «Криминального чтива». Но и изменение классической структуры должно работать на сценарий, а не против него.

Конечно, все эти мелкие цели отвечают за мотивацию героев, но у «Соло» не получается компенсировать отсутствие глобальной задачи. Фильм смотрится как череда событий с интересным финальным актом, до которого его наполняют случайной «болтанкой».

Хан хочет спасти Киʼру, но поздно, он случайно с ней сталкивается — мини-цель выполнена. Хан хотел заработать денег на вызволение Киʼры — но и это бессмысленно, она не в рабстве, ограбления просто вогнали в долги, то есть обеспечили еще одну мини-цель. Это хаос.

Проблему можно было решить проще — дать Хану и его команде четкую, финализированная мотивация. Например, спасение Киʼры. Или ограбление — как в книге Тимоти Зана «Негодяи», которая также рассказывает про Хана, Лэндо и остальных друзей Оушена. Вместо этого героев и зрителей постоянно переключают с одной мотивации на другую, что размывает фокус и усложняет восприятие. То же касается и злодеев — их у фильма целых два, но ни один из них не тянет на четко сформулированного противника, которого можно было бы противопоставить Соло и его команде. Опять же, мне остается только предполагать, с чем это может быть связано. Моя ставка та же — пересъемки.

Злодей в исполнении Пола Беттани был добавлен в фильм уже после прихода Рона Ховарда. Понятия не имею, кто противостоял Соло в версии Лорда и Миллера, но Беттани в костюме подравшегося с факс-машиной клерка на роль главного плохого парня явно не тянет.

3. Хан не развивается в течение фильма

В приуроченной к выходу «Соло» книге Last Shot автор удачно описывал Хана спустя три года после Эндора и свержения Империи. Хан переживает из-за своих спонтанных решений: в конце концов, он импульсивно женился на Лее, вероятно, столь же импульсивно завел с ней ребенка и вынужденно бросил разбойную жизнь контрабандиста.

Он пытается справляться с собой, но все равно бросает Лею и сына при малейшем зове приключений, он понятия не имеет, что делать с ребенком, как его воспитывать и как справиться с тем, что он больше не беззаконник, а остепенившийся отец, на котором лежит ответственность совсем иного рода.

Хан из Last Shot полон сожалений и размышлений, они делают его гораздо человечнее, чем Хан из книг старого канона, где вся главная троица годами оставалась неаккуратными слепками с самих себя из оригинальной трилогии. В Last Shot Хан меняется — и это видно в его отношении к семье и своим обязанностям. Это — развитие персонажа, очень живое, естественное, логичное.

Конечно, арка Хана в 4, 5 и 6 эпизодах гораздо более значительна. Там Соло проходил путь искупления — от кажущегося жестокосердным контрабандиста до героя Сопротивления. Он учился помогать остальным, привязываться к людям и в меру своих возможностей выстраивать попытки нормальных отношений.

В конечном итоге он пересиливает собственный эгоизм и становится лучшим человеком.

В «Соло» с личностью Хана ничего не происходит. Да, Эренрайк играет другую версию персонажа, не того самоуверенного наглеца, сидящего (как спели бы в космической блатной песне) «в одной кантине на Татуине». Но Хан Эренрайка не извлекает ни одного урока — события фильма не испытывают его эмоционально, не заставляют совершать трудный выбор и не оставляют в нем вех, которые превратят его в «Хана из кантины». Мы встречаем молодого Соло дерзким и решительным, спустя три года в Академии он остается таким же — и в титры этот Соло уходит неизменным, будто с ним не произошло ничего важного, просто он обзавелся бластером и фамилией, а также встретил Чуи и Лэндо.

Мы не узнаем, что и как выковало характер Хана, не увидим роста — или даже попыток превратить себя в героя без сердца, потому что доверять нельзя никому.

Возможно, Lucasfilm приберегла развитие для следующих фильмов, но герой не может оставаться в стазисе. Потому что если персонаж на экране не извлек урока, то и зритель не извлечет — и так же уйдет из зала ни с чем.

В финале первой книги Энн Криспин из трилогии о молодом контрабандисте Хан сидел на кровати и плакал над письмом любимой девушки. Мы познакомились с ним мелким самоуверенным воришкой, наблюдали за тем, как он растет над собой, переживали за его первую любовь и принимали его решение стать пилотом Имперской Академии — потому что больше ему ничего не оставалось, он разбит и одинок.

Приобретенное жестокосердие — естественная защитная реакция такого безрассудного персонажа, как Хан. Это решение — высшая эмоциональная точка книги.

Я не хочу, чтобы новый канон повторял «Легенды», но не могу не приводить примеры работавших приемов. В конце книги Криспин я сочувствовал Хану, в его сольном фильме я просто вышел из зала, не испытав вообще ничего. Хотя финал можно было слегка изменить в акцентах и тем самым выкрутить эмоциональную глубину — повторюсь, герои фильма мне симпатичны и многие вещи «Соло» делает правильно.

Стагнация главного героя особенно странно выглядит на фоне Киʼры. В отличие от Хана она получила полноценную сюжетную арку с началом, серединой и мощным финалом, который переворачивает ваши представления о ней. Что мешало придумать такую линию для титульного героя?

Эпилог

Я обязательно пойду в кино еще раз — как и на все «Звездные войны». Мне не слишком понравился этот опыт, но, возможно, как и в случае с «Последними джедаями» при повторных просмотрах я примирюсь с этим кино и найду другие элементы, которые смогу полюбить. В конце концов, это не провал, не шок уровня 8 эпизода. Это просто нейтрально нормальное кино — про моего самого любимого героя из всей оригинальной трилогии. И это тоже обидно.

Больше о «Звездных войнах»


55 комментариев