«Последний танец» с Майклом Джорданом — потрясающая документалка о триумфе игрока над спортом

19 апреля вышли первые 2 эпизода 10-серийного документального сериала The Last Dance, известного у нас как «Последний танец». Шоу рассказывает о последнем сезоне «Чикаго Буллз» в их королевском составе в конце 97 и начале 98 года — и пользуется огромным успехом как у зрителей, так и у критиков. В частности, на американском ESPN The Last Dance побил все рекорды просмотров, а приложение Netflix рекомендует «Танец» как самый популярный сериал в России. Фильм действительно великолепный — хоть и не совсем по тем причинам, по которым его так нахваливают.
19 апреля вышли первые 2 эпизода 10-серийного документального сериала The Last Dance, известного у нас как «Последний танец». Шоу рассказывает о последнем сезоне «Чикаго Буллз» в их королевском составе в конце 97 и начале 98 года — и пользуется огромным успехом как у зрителей, так и у критиков. В частности, на американском ESPN The Last Dance побил все рекорды просмотров, а приложение Netflix рекомендует «Танец» как самый популярный сериал в России. Фильм действительно великолепный — хоть и не совсем по тем причинам, по которым его так нахваливают.

Сериал должны были начать показывать в июне, во время финалов сезона NBA 2019-2020. Но, поскольку 2 половина сезона отложена на неопределенный срок из-за пандемии COVID-19, его решили выпустить раньше срока — чтобы фанатам баскетбола было что смотреть.

Меня The Last Dance заинтересовал задолго до выхода как пожизненного фаната Майкла Джордана — величайшего баскетболиста, величайшего спортсмена нашей эпохи и, насколько можно судить по дошедшей до нас документации, величайшего спортсмена всех времен.

Участники документалки называют в одном ряду с Джорданом американского бейсболиста Бейба Рута и Мухаммеда Али. Я бы добавил Пеле, Михаэля Шумахера и Уэйна Гретцки. Но все равно, как по индивидуальным достижениям, так и по тому, что Джордан смог достичь в составе команды (временами — вопреки этой команде), рядом с Майклом нельзя поставить никого. В истории, как и на площадке, он необъяснимым, немыслимым образом остается парить в воздухе, когда все остальные уже начали приземляться.

1 серию «Танца» можно рассматривать как очень хорошо написанный и снятый биографический спортивный фильм о Джордане — пусть все кадры там документальные (а в титрах сериала нет сценариста). Помимо подготовки к сезону конца 1997 года нам показывают архивные материалы с молодым Майклом из начала 80-х, только начинавшим карьеру в университетском баскетболе Северной Каролины.

Тот первый решающий мяч, что Джордан забрасывает в игре против команды Джорджтауна, это настоящее кино, без всяких скидок на документальность происходящего. Музыка, ракурс, волшебные руки левитирующего спортсмена, с большой дистанции отправляющие в корзину снаряд… За неимением лучшего определения это хочется назвать рождением супергероя.

Затем Майкл попадает в «Буллз» образца 80-х — лузерскую команду, функционирующую исключительно на кокаине. В этих сценах тоже трудно поверить, что перед нами не сценарий спортивного фильма. То ли в силу воспитания, то ли из-за выдающихся личных качеств, Джордан демонстрирует образцовое поведение и за пределами корта, работая по принципу «грамм от груди — и на баскетбол».

Перебивки на «современность» документалки нагнетают напряжение. К тому времени Майкл уже успел стать троекратным чемпионом, уйти из баскетбола в бейсбол, вернуться, выиграть все, что можно, в NBA, отыграть бессмертную «гриппозную игру» в предыдущем сезоне и стать самым знаменитым человеком на планете. Но из-за конфликта с руководством это последний сезон для тренера «Буллз», легендарного Филипа Джексона, уже заработавшего для команды 4 чемпионства.

В самом начале нам напоминают, что вместе с Джексоном уйдет и Джордан, отказавшийся играть с другим тренером. Причем не в другую команду, а из баскетбола вообще (ну, до 2001 года). Остальные звезды — Пиппен, Родман, Керр — либо уйдут сами, либо окажутся «распроданы по одиночке». Это последние месяцы жизни великой команды, которая так никогда уже и не вернется к былой славе. Творческое и коммерческое самоубийство, которым руководство занимается из-за своих, специфических представлений о правильном современном баскетболе.

«Последний танец» с Майклом Джорданом — потрясающая документалка о триумфе игрока над спортом

Если сцены с молодым Джорданом — это чистый оптимизм и путь к успеху через превозмогание трудностей в стиле баскетбольных аниме, то сценам из осени 97 года трудно подобрать аналог. С одной стороны, Майкл продолжает творить фантастические, супергеройские вещи — хоть с дистанции, хоть из-под кольца, хоть в падении…

С другой — из-за решений менеджмента ему приходится выходить против вражеской команды чуть ли не в одиночку, зарабатывать по 49 очков только для того, чтобы уступить в общем счете грамотно подобранной тактике соперника.

Любого другого человека это бы остановило — но не Майкла Джордана. Он просто начинает играть еще лучше, разгонять команду на тренировках, а на площадке вместо просто фантастических вещей вытворять невозможные.

Он выигрывает на очко-другое после огромных отставаний, собственными зубами протаскивая «Буллз» в плей-офф. Но ради чего? Еще одного чемпионского титула? У него уже есть 5. Ради денег? Он давным-давно стал первым баскетболистом-миллиардером. Ради славы? Думаю, на Земле уже никогда не будет настолько популярного человека, как Джордан в 96-97 годах. Ради карьеры? Ее больше нет, это последний сезон.

Остается желание красиво уйти — и какие-то личные принципы, которые настолько ясно не формулировали ни в одной спортивной драме. Майкл просто хочет удивить своей игрой тех зрителей, которые видят его впервые. И да, он верит, что в 97 году такие люди еще остались.

«Последний танец» с Майклом Джорданом — потрясающая документалка о триумфе игрока над спортом

Поверх всего этого наложены интервью из нашей с вами современности — с забронзовевшими в живых богов Джорданом и другими героями документалки. Тут cпокойно рассказывающему о мельчайших деталях сыгранных 30 (или 40) лет назад матчей Майклу тоже нет равных — хотя среди интервьируемых фанатов появляются такие личности, как Барак Обама и Билл Клинтон.

По началу второй серии можно предположить, что сериал свернет в традиционную документалистику и начнет одного за другим представлять партнеров Майкла по команде, начав со Скотти Пиппена. Это удручает — каким бы талантливым баскетболистом ни был Пиппен, и какую бы неоценимую помощь он ни оказывал Джордану, фильм сразу теряет несколько градаций яркости, не говоря уж о харизме главного героя. Но Пиппен тоже ссорится с руководством — из-за денег, — и Майклу приходится и дальше тащить команду в никуда на своих плечах.

Учитывая, что Джордан будет творить в плей-оффах и финалах, вряд ли у режиссеров получится сместить с него фокус в оставшихся 8 сериях. Несмотря на скромность Джордана в интервью и попытки документалистов раскрыть другие сильные стороны команды, фильм получился не о баскетболе. Не о «Чикаго Буллз». Не о 90-х… Он именно о Джордане как об уникальном (сверх)человеке, для которого в буквальном смысле слова не было ничего невозможного.

И даже по первым двум сериям это выдающееся художественное произведение — по подаче материала из документальных фильмов рядом можно поставить разве что Five Came Back 2014 года от того же Netflix. Это новый этап по музыке, монтажу, размаху, богатству материала и общему бюджету. Уровень доступа, количество и качество интервью, сам уровень съемки и работы с архивами также выделяют «Последний танец» из ряда бесконечных спортивных реалити-шоу на платформе, как Джордан выделяется на фоне самых ярких суперзвезд NBA.

Отложить
Хотите скрыть партнерские блоки?Войдите или Зарегистрируйтесь