Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Первый сезон сериала «Террор» (The Terror) оказался одним из главных провалов 2018 года по версии «Канобу». Даже шикарный первоисточник от Дэна Симмонса не смог вытянуть убогую постановку, неадекватный сценарий и перевирание канона. Тем удивительнее, что канал AMC одобрил второй сезон — «Террор: Бесчестье» (The Terror: Infamy). С работами писателя он никак не связан. А судя по первому эпизоду, и к хорошим шоу его пока отнести нельзя.
Первый сезон сериала «Террор» (The Terror) оказался одним из главных провалов 2018 года по версии «Канобу». Даже шикарный первоисточник от Дэна Симмонса не смог вытянуть убогую постановку, неадекватный сценарий и перевирание канона. Тем удивительнее, что канал AMC одобрил второй сезон — «Террор: Бесчестье» (The Terror: Infamy). С работами писателя он никак не связан. А судя по первому эпизоду, и к хорошим шоу его пока отнести нельзя.

Подробнее об ошибках «Террора» вы можете прочитать в статье Александра Башкирова. Но пусть вас не обманывает словосочетание «первые впечатления от сериала», ведь в первую очередь тот текст — это признание гения Симмонса. После ознакомления обязательно попробуйте прочитать оригинальный роман (или какой-нибудь «Гиперион»), про существование сериала лучше забыть.

А вот у AMC память довольно хорошая, так что уже 12 августа вышла первая серия второго сезона. Его шоураннерами стали Макс Боренштейн («Конг: Остров черепа») и Александр Ву («Настоящая кровь»). Сеттинг сменили с ледяных просторов XIX века на лагерь для японцев в США времен Второй мировой войны. Единственное, что роднит сезоны — подход, где паранормальные элементы оттеняются межличностными драмами.

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Сюжет начинается с самоубийства женщины в японской общине на острове Терминал, что в Лос-Анджелесе. Способ она выбрала необычный — проткнула мозг через ушной канал при помощи кандзаси (традиционное японское украшение для волос). Из-за этого пошли слухи, что в лагере завелся бакэмоно — мстительный дух, изменяющий форму. С его убийственным нравом предстоит познакомиться семейству Накаяма и главному герою Честеру.

Если вы ожидаете от второго сезона достойную хоррор-составляющую, то лучше пересмотрите еще раз «Призраков дома на холме». Мстительный дух в сериале — до невозможности банальный и невыразительный сценарный элемент, служащий лишь катализатором некоторых событий.

Вдвойне обидно, что японский фольклор полнится самыми разными существами, а второму сезону «Террора» досталось одно из самых обычных. Бюджет на спецэффекты так и не нашли, потому некоторые действия бакэмоно выглядят максимально дешево. Благо, в первой серии дух появляется не так часто, чтобы начать раздражать, но в будущем готовьтесь именно к этому.

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

А пока сериал пытается развлекать проблемами жизни молодого японца, который хочет покорить Америку, но общественные настроения ему все время препятствуют. Все-таки на дворе Вторая мировая, а Япония — главный враг США. Достаточно лишь небольшой искры, чтобы проблема расизма перешагнула за критическую отметку, но вместо нее загорается Перл-Харбор, последствия которого всем хорошо известны.

Стоит признать, что все составляющие для отличного сериала у сеттинга есть. Яркий и броский вид Америки 50-х контрастирует с серостью и унынием жизни иммигрантов. Да еще и про японскую эстетику не забыли. Даже чисто визуально второй сезон «Террора» мог бы несказанно привлекать. Мог бы, но почему-то этого не делает.

Создается впечатление, что все усилия сценаристов и постановщиков ушли на репрезентацию японцев и усиление акцентов на «белом грехе». В ответ на спасение жизни начальник отца главного героя забирает у семьи дорогой автомобиль, а девушка Честера отказывается сбежать с ним из скучной жизни и не уверена в их совместном будущем. Зато японцы изображены максимально культурными и вежливыми. Даже местный алкоголик внешне похож на интеллигентного поэта или публициста.

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Первый сезон «Террора» хотя бы конфликт умудрился построить с первой же серии, второй проваливается и в этом. Когда нам ясно очерчивают, кто здесь хороший, а кто — плохой, особых переживаний внутри не возникает.

Жизнь семейства Накаяма якобы полна невзгод и проблем, но нам их особо не изображают. Дом у них ухоженный, все члены семьи выглядят прилично, даже респектабельно. А сам Честер развлекается с друзьями в явно дорогом борделе. Вероятно, так нам должны подчеркнуть лишения в будущем, однако тон с самого начала задается на совсем верный для подобной истории.

Но страшнее, что сериал будто сам не знает, чем завлекать зрителя. Сеттингом? Он пока существует лишь на словах. Драмой? Она банальная и вымученная. Сверхъестественными элементами? О да, именно поэтому их от силы минут пять на часовой эпизод. Пока ближайшие ориентиры — это история восстания против мнения общества и поиска своей судьбы. Фабула, честно признаем, далеко не новая, да и обыгранная во многих произведениях на недосягаемом уровне качества.

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Возможно, «Террор: Бесчестье» пострадал от болезни «первой серии». Замахнувшись на слишком большое количество сюжетных линий, авторы не сумели с самого начала представить их должным образом. Не исключено, что в будущем ситуация изменится. Верится слабо, но все же.

Можно даже выделить два элемента, в которых проглядывается потенциал сериал. Первый — это, как ни странно, хоррор-часть. Пара моментов в первой серии выглядела если не жутко, то точно неприятно и отталкивающе. А тот факт, что главный герой — фотограф, позволяет реализовать один из самых удачных приемов фильмов ужасов — жуткие искажения на снимках, которые одновременно притягивают и пугают.

А второй — тот самый японский колорит, причем находящийся под постоянным давлением западной культуры. Ведь японцы — народ до крайностей консервативный, что проскакивает и в сериале. Из конфронтации идей, мотивов и взглядов на жизнь Запада и Востока вполне способно родиться захватывающее действо с шансом превзойти даже накал страстей на корабле в ледниках из оригинального «Террора».

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Но это все лишь догадки, которые «Террор: Бесчестье» пока подбрасывает слишком неохотно. Первый эпизод выглядит набором бессвязных фрагментов, из которых никак не вяжется зачин увлекательного сюжета.

Учитывая, что события остальных серий развернутся в «военных центрах перемещения» после интернирования японцев в США, то есть в исключительно американских декорациях, чудес ждать не стоит. Вопросы расизма снова затмят все остальное.

Даже чисто эстетически второй сезон проваливается (и проигрывает первому с его вполне аутентичными костюмами и декорациями). Вот японцы, вот их домики — наслаждайтесь. Этого мало? Ну, держите урезанную версию чайной церемонии и традиционные маски театра Но. Да, красиво, но как-то бессмысленно.

Даже хуже оригинала! Японский фотограф против нестрашного призрака в 1 серии «Террора: Бесчестье»

Ведь любой стилистический элемент должен работать в непосредственной связи с историей, чтобы привлекать по-настоящему. А во втором сезоне «Террора» даже того самого бакэмоно вставили, кажется, лишь ради красивого слова. Замените его на «мстительного духа» — и ничего не потеряете. Если японская культура так и продолжит оставаться всего лишь бесцельным реквизитом, то толку от нее будет не много.

И пока кажется, что такая судьба ждет и «Террор: Бесчестье» целиком. У второго сезона нет ни одной достойной причины для существования, а первая серия их не подбрасывает. Хотелось бы верить, что это просто такой медленный старт, но что-то подсказывает, что из провала 2018 года шоу плавно перетечет в провал 2019-го. И никакое распитие сакэ со всемогущими ками авторам сериала не поможет.