Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
Прошло почти две недели с официального релиза Overwatch и все это время я проводил в ней по 8 часов в день, добираясь до своего текущего 81-го уровня. Предлагаю ненадолго поставить на паузы наши споры о том, должна ли эта игра быть бесплатной, и поговорить о ней самой. О самых запоминающихся моментах, о самых любимых героях. <br />Мы с коллегами по редакции разобрали всех персонажей, так что в этом и будущих материалах вы увидите наши впечатления о четырех фаворитах – по одному штурмовику, защитнику, танку и саппорту от каждого автора. Ясно, что поровну набор из двадцати одного персонажа не поделятся, но мы старались максимально близко к этому подойти.
Прошло почти две недели с официального релиза Overwatch и все это время я проводил в ней по 8 часов в день, добираясь до своего текущего 81-го уровня. Предлагаю ненадолго поставить на паузы наши споры о том, должна ли эта игра быть бесплатной, и поговорить о ней самой. О самых запоминающихся моментах, о самых любимых героях.
Мы с коллегами по редакции разобрали всех персонажей, так что в этом и будущих материалах вы увидите наши впечатления о четырех фаворитах – по одному штурмовику, защитнику, танку и саппорту от каждого автора. Ясно, что поровну набор из двадцати одного персонажа не поделятся, но мы старались максимально близко к этому подойти.
Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 1

Я попал в открытую бету совсем ненадолго, на сутки под закрытие, но этого оказалось достаточно, чтобы меня зацепило. Игра, которая не нравилась мне в плане графики и не цепляла идеей, внезапно вызвала абсолютно наркотическое привыкание. Я играл до самого отключения серверов, а потом, чтобы хоть как-то перебиться до релиза, две недели смотрел записи стримов беты. С тех пор я провел в игре 77 часов и до сих пор стремлюсь проводить в ней каждую свободную минуту.

Впрочем, это не самый упоротый случай в нашей редакции – Сергей Цилюрик, ведущий новости на «Канобу», во время беты успел доиграться до сотого уровня. Он в результате и писал рецензию на игру, он же поставил ей вызвавшую столько споров «десятку», но я с этой оценкой спорить не в силах. В чем обвинять игру, из-за которой я забыл про все фильмы, сериалы и видео на youtube, все свои традиционные развлечения?

Прежде чем перейти к моим героям, оговорюсь, что я не мню себя знатоком игры, уровень и время в игре не так много значат. Это не гайд и не мастер-класс по игре за этих персонажей. Мне просто хочется поделиться эмоциями от игры.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 2

Атака – Фарра

Суровая египтянка Фариха Амари была моим первым персонажем, выбранным исключительно из-за такой знакомой и приятной ракетницы, но быстро стала любимым. Даже попробовав других персонажей я возвращался к ней снова и снова.

Палить по врагам из ракетницы весело везде – что в Doom, что в Quake 3 Arena, что в Team Fortress 2, но здесь из нее можно палить с самой удобной позиции – с воздуха, откуда стрелять под ноги противникам куда легче.

Схема простая – взлетаете, зажимаете пробел, медленно опускаетесь вниз, после трех-четырех секунд на земле у вас откатывается джетпак (10 секунд кулдауна) и вы возвращаетесь в небо. Все это время вы, понятное дело, начисляете врагу по ракете в секунду.

Ульт Фарры выдает продолжительный залп мелких ракет по площади, вы водите мышкой, поливая противников и следите за тем, чтобы вас не подстрелили, так как в этот момент вы наиболее уязвимы, ведь три секунды вы висите в воздухе без движения.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 3

Дуэль двух Фарр – занятие забавное, но выматывающее. Попасть по противнику, пока он в воздухе, очень сложно. Он постоянно меняет высоту и направление своего снижения, а ваши ракеты пока долетят… Гораздо приятнее дождаться, пока другая Фарра приземлится, взлететь и расстрелять врага. Случались и курьезы, когда мы с другой Фаррой убивали друг друга одновременно, находясь в воздухе.

Наибольшее удовольствие от скилл-шота за Фарру – это организация «несчастных случаев». Когда враги стоят на краю обрыва, используете «взрывную волну», вторую способность Фарры, которая не наносит урон, но отбрасывает противников на несколько метров. Помимо скидывания врагов в пропасть она еще здорово приходится к месту, чтобы отбрасывать их от груза – как вашего, так и их собственного.

Но «взрывную волну» нужно использовать и в обычных перестрелках, просто чтобы сбить противникам прицел, оттащить их от союзников и немного сбить с толку. Хоть Фарра и шутит, что «стрелять ракетами себе под ноги – это безумие», «взрывной волной» она себя отбрасывать не брезгует, когда срочно нужно смываться, а джетпак пуст.

Еще Фаррой приятно разносить турели (разложенного Бастиона я тоже включаю в их число), но это приходится делать с земли, высовываясь из укрытия на долю секунды для выстрела. С воздуха турели, особенно самонаводящиеся дьяволы Торбьорна, снимают Фарру довольно легко. Если Бастион может какое-то время вас не замечать, то они точно про вас не забудут.

Основное веселье – это, конечно, пальба по скоплениям врагов. Большинству персонажей прямое попадание ракеты будет стоить больше половины здоровья (120 урона), поэтому добить их будет гораздо проще. Если вы используете ранец с умом и забираетесь на недоступную другим верхотуру, где есть, за чем спрятаться, залпы Фарры вполне могут вмести сумятицу в ряды паникующего противника. К счастью, радиус поражения у ряда персонажей и вовсе не позволит до вас добраться, поэтому наслаждайтесь. По крайней мере до тех пор, пока кто-то не додумается взять Вдову или другого дальнобойного героя.

Кого я убиваю? Ангел, как и для всех прочих персонажей, самая приоритетная цель. Скопление врагов, раненые противники, враги у груза, либо на краю пропасти, а также щуплые герои (Трейсер, Дзенъятта и т.д.).

Кого я боюсь? Снайперов. Вдову вы скорее всего увидите только в тот момент, когда ваш труп будет падать вниз. Она стреляет быстрее, а пуля достигает вас мгновенно. От ракет она скорее всего просто увернется, так как лететь им далеко и у нее на это будет уйма времени. Если видите Вдову или даже Хандзо с Дзенъяттой, которые явно заинтересовались аппетитной тушкой, заслонившей им солнце, лучше выключайте джетпак и падайте – живее будете. Их лучше убивать, когда они заняты кем-то еще.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 4

Защита – Мэй

Я люблю играть за китайского климатолога Мэйлинь Джоу, потому что она милая. Анимешница вот вроде Дива, но очарование застенчивого нерда почему-то берет больше. Возможно потому, что Мэй – неостановимая машина для убийства и зачастую куда более эффективный танк, чем эта Карина в мехе.

Но милая-то Мэй, конечно, только когда за нее играешь ты. Все эти скромные извинения, стихи и огромные комплексы под теплой шубой. Когда же за нее играет противник… в этом контексте она смотрится совсем иначе – вся эта скромность и доброжелательность выглядят фасадом для злобного тролля, который с милой улыбкой заморозит тебя и влепит сосульку в глаз.

Может бы, если бы мастером холода здесь был некий Мистер Фриз в исполнении Шварценеггера, играть против него не было бы такой нервотрепкой, но когда тебя превращает в беспомощную сосульку, вынужденную наблюдать собственную неторопливую казнь, именно пухлая улыбчивая девочка-задрот, это особенно бьет по нервам.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 5

В общем, я люблю играть за Мэй, потому что она реально способна вывести противника из себя уже самим фактом присутствия в команде. Останавливаешься на секунду собраться с мыслями – из ниоткуда прилетает сосулька в затылок и ты мертв. Никакого грохота выстрела и следа пули, как у Вдовы, тихо и внезапно.

Вбегаешь в коридор – слышишь детское хихиканье, покрываешься холодным потом и пытаешься слинять, но экран уже покрылся изморозью, тело не слушается, и ты понимаешь, что приплыл.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 6

Заморозка требует времени, но начинает замедлять в том числе и прицеливание врага почти сразу, поэтому отстреляться от Мэй, если она до вас добралась, очень сложно. Пиканье ее робота, знаменующее активацию ульты, пугает не многим меньше ехидного «Бип-би-би-бип Би-би-и-ип» Бастиона, раздающееся при его превращении в танк. Вроде из «Вьюги» есть шанс просто выбежать, но каждый шаг дается со всем большим трудом, пока ты не вмерзаешь наглухо.

И это только три атаки Мэй, а ведь есть еще и две способности. То, что можно мгновенно превратиться в ледышку в любой опасный момент, став неуязвимым и вылечив себе больше половины жизни – это, конечно, абилка мечты. На тебя катится Райнхардт? Шифт. Кто-то запустил ульту и уже не сбежать? Шифт. Притянул Турбосвин или оглушил Маккри? Шифт. Осталось 10 хп? Шифт. Враги сгрудились вокруг твоей сосульки и ждут, пока ты разморозишься? Стену себе под ноги – и бежать.

Ах, да – ледяная стена. Она нужна не просто для того, чтобы на 5 секунд запереть противников на респе в начале матча и сбить их с ритма (на самом деле, эффективнее выпустить парочку и тогда перекрыть проход, чтобы отрезать их от команды и хила, после чего перебить). Помимо того, что стену можно бросать за собой при отступлении, как Иван из сказки швырял за спину свои магические расчески и зеркальца (они превращались в леса и озера), стеной можно закрывать вражеские турели, чтобы успеть до них добежать, прикрывать союзников от огня, подсаживать себя или друга-бастиона до балкончиков, куда вам иначе не добраться, а также поднимать врагов, сбивая им прицел и открывая их для огня союзников.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 7

Надо ли говорить, что обе способности Мэй бесят противников нереально, потому что постоянно их обламывают и дезориентируют. Вроде почти убили, один выстрел остался – заморозилась. Вроде почти догнали – отгородилась. В общем, сочная китаянка (сочная потому что образы у нее называются то «Хурма», то «Слива на снегу») – это то еще трололо. И все ее застенчивые извинения только усиливают, а не сглаживают этот эффект. Любители потрепать чужие нервы оценят. Только будьте осторожнее – неудачно поставленная стена или ледышка может стоить жизни и вашим союзникам, выведете из себя собственную команду – будет конфуз.

Кого я убиваю, а кого боюсь? В ближнем бою Мэй не боится почти никого, так как заморозка не дает врагу нормально целиться – главное не забывать плясать вокруг врага. Самые опасные противники здесь: Уинстон, так как ему целиться не нужно, Райнхардт, так как у молота огромная зона поражения, и да – другая Мэй. Тут уж кто кого переморозит.

Маккри может убить Мэй, но скорее она успеет уйти до этого в ледышку, а затем убить его, так как замедленный и без гранаты он мало что сможет. Крысавчик опасен, особенно в тесном помещении, так как его гранаты отскакивают от стен и подобраться к нему сложно. Но если он вовремя вас не заметил – ему хана. С дальним боем все сложнее, результат зависит от противника. В Фарру в воздухе попасть сложно, но можно дождаться ее на земле – в той же ледышке. Я умудрялся убивать Хандзо и Вдов сосульками в снайперской перестрелке, но с профессионалами это не пройдет. Если Вдова вас видит – вы мертвы.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 8

Танк – Райнхардт

Я люблю играть за Райнхардта, потому что с ним всегда чувствуешь себя нужным, вне зависимости от карты и состава команды. Его щитом можно прикрывать команду в наступлении, можно страховать ваши турели, давать шанс дохлому, но мощному Дзенъятте расстрелять кучу народу. Махать молотом по-настоящему весело, есть в этом нечто удальское, особенно когда удается загнать в угол симпатичного Ангела или в прыжке сбить парящую Фарру.

Да, зачастую игра за старичка-рыцаря не отличается динамикой и разнообразием. Стоим на танке, держим щит, медленно едем, получаем медальку за выполнение задач, но когда враги подбираются слишком близко и выдается шанс полететь вперед и размазать кого-то по стене, тут же замахиваясь молотом на остальных – это дорогого стоит.

Ульта Райнхардта не самая сильная в игре, но заполняется довольно быстро и позволяет вывести из строя сразу половину вражеской команды, если вовремя их подловить. Главное, чтобы упавших врагов успели добить. «Огненный удар» – единственное дальнобойное оружие Райнхардта, да и летит он медленно, поэтому сносить им лучше всего турели или неподвижных снайперов, сойдет он и для того, чтобы добить убегающего врага.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 9

«Огненный удар» проходит сквозь щиты и противников, причиняя урон всем: тебе сотню урона, и тебе сотню урона, всем по сотне урона. Штука сильная, бросаться им лучше прямо по кулдауну, но с пониманием, что в большинстве случаев враги увернутся.

Кого я убиваю? Всех, кто подходит близко, не может вовремя отпрыгнуть, улететь или заморозиться и не имеет кучу здоровья, чтобы пережить это приключение.

Кого я боюсь? Молот другого Райнхардта, как и другие ближние атаки, пройдет сквозь щит, также щит не помеха и для обеих атак Симметры. Крысавчик способен знатно задолбать минами и капканами, так как танк с его предсказуемостью и низкой скоростью легко в них вписать. Его гранаты быстро выедают щит и Райнхарт превращается в груду беспомощного старого мяса. Дзенъятта, бьющий с фланга тоже очень быстро разбирает рыцаря, как и Фарра, атакуя прямо сверху. Бастион разносит щит за секунды, поэтому с ним нужно разбираться как можно быстрее.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 10

Поддержка – Ангел

Новички чаще всего сразу хватаются за крутых убивательных героев: Маккри, Солдат, Жнец, ну или Бастион, если глубоко в душе вы – тумбочка, которая хочет просто стоять в углу. Ангел вызывает у них неприязнь – не пострелять, пистолетик совсем хилый, надо летать и спасать каких-то рандомов, которые люто сосут. Это не для мачо. Да и скучно.

Так вот, нескучно. Доктор Анджела Циглер (Ну, или Ангела, раз уж она немка) – главный хилер Overwatch уже хотя бы потому, что больше она ни на что не способна. Только лечить, баффать и воскрешать союзников своим кадуцеем. Пистолет и впрямь годен лишь на то, чтобы стрелять по пузырькам с валерьянкой да сбивать турели Симметры. Как человек, несколько раз умиравший от этого пистолета, признаю, что это самая позорная смерть в игре. Позорнее, чем сослепу спрыгнуть в пропасть. Почему бластер такой никчемный тоже понятно – чтобы не было соблазна его использовать, и игроки сосредоточились на лечении, а не на пальбе.

Вообще, немощный бластер Ангела стал расхожим поводом для шуток, но в реальности он вообще-то наносит 100 единиц урона в секунду, это 200 в голову. Расхваленный пистолет Дивы наносит чуть меньше, Дзенъятта, считающийся сильным ДД, для сравнения, наносит 113 в секунду, 170 в противника под своим дебаффом.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 11

Никто не может понять почему собственно пистолет Ангела воспринимается как слишком слабый, а Дивы – как отличный. Не то это субъективное, не то цифры урона в игре пару раз менялись.

Игра за Ангела выделяется на фоне игры за других персонажей больше всего. Это почти игра внутри игры, так как мозг приходится перестраивать. За врагами вы теперь следите постольку-поскольку, а все внимание переключается на союзников – где они, сколько у них здоровья, куда придется следующая атака противников и кого нужно будет лечить в следующую секунду.

Держаться за Райнхардта все время особого толку нет – за щитом он не получает урона, а баффать его урон бесполезно – он атакует редко. Зато когда он решит полететь вперед в толпу врагов, тут-то вроде и нужно его лечить и баффать (+30% к урону как-никак), но, отрываясь вместе с ним от союзников, вы умираете первым.

Ангел – персонаж непростой, и я не стану делать вид, что научился хоть сколько-нибудь вменяемо за нее играть. Держать в поле зрения всех союзников, выбирать позицию так, чтобы успеть до всех дотянуться и улететь к кому-то в случае атаки на вас – все это порядком загружает мозг. Ульта доктора Циглер накапливается достаточно быстро, но правильно прочитать ситуацию и решить, когда ее лучше применить, не так просто. В каких-то ситуациях оправданно воскрешать союзников по одному, в каких-то нужно ждать критического момента.

Играя за Ангела, вы становитесь мишенью номер один. Все хотят вас убить. Даже я уже немного хочу вас убить, представляя, как вы болтаетесь в задних рядах врага, соблазнительно дрыгая крылышками.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 12

Это огромное удовольствие – убивать Ангелов, особенно до того, как грянет проклятое «Хельденштербеннихт». Именно поэтому нужно держать союзников в поле зрения еще и для того, чтобы перелететь подальше, если вас начнут атаковать.

Кого я убиваю? Пузырьки валерьянки, турели Симметры, лучшие годы жизни.

Кого я боюсь? В общем-то, всех. Особенно – снайперов, Фарры, врывающегося Райнхардта, вырвавшегося вперед Крысавчика (он не обязательно метит в вас, но взрывами вокруг быстро добьет и арийскую блондиночку, если она вовремя крылышками не бяк-бяк-бяк-бяк).

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 13

Бонус – Уинстон

Как видно по моей статистике, Уинстон у меня – не самый наигранный персонаж, но я все еще таю надежду научиться за него по-настоящему тащить. Его прыжок позволяет врываться в толпу противников или добираться до турели, ставить купол и сносить все вокруг. Несмотря на свои 500 хп, генетически улучшенная горилла тает под вражеским огнем довольно быстро, даже со своим куполом. Основная причина – невысокий урон пушки Тесла. Да, она бьет всех врагов вблизи в зоне видимости, но наносит всего 65 единиц урона в секунду.

Самая приятная способность обезьянки – это ее прыжок. Можно покрывать огромные расстояния за раз, а перезаряжается он всего 6 секунд. После внезапной атаки на позиции противника можно устроить там кипеш и упрыгать обратно, пока ваше здоровье не растаяло. Либо включить ульт, когда здоровье почти на нуле и немного поразвлечься. Только нужно учитывать, что оплеухи нашего любителя бананов и арахисового масле тоже наносят мало урона (по 40 урона), и предназначаются скорее для разбрасывания врагов, чем для убийства.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 14

Выкиньте их в пропасть, отбросьте с объекта, сбейте с толку – дайте союзникам время добраться до вас и закончить дело. Прыжок за 10 секунд действия ульты перезаряжается быстрее, его можно успеть использовать целых 5 раз, чем и стоит пользоваться, чтобы подольше прожить и нанести максимум урона, ведь приземление волосатой туши само по себе наносит до 50 урона тем, на кого вы свалились.

В Уинстоне мне больше всего нравится его мобильность и внезапность. Да, он не так смертоносен, как остальные танки, но может развлекать противников достаточно долго, чтобы союзники успели подтянуться. Влететь прямо кучку врагов и начать жарить всех током – это приятно. Допрыгнуть до Вдовы, напугать ее до мокрых леггинсов и гонять по крыше – еще приятнее. Запрыгнуть на точку и начать захватывать ее, пока враги все еще перекрывают вам выход с респа, не подозревая, что кто-то уже успел проскочить – бесценно.

Ну и да, вы не Трейсер, которая разваливается даже если в ее сторону слишком громко сказать «Шикарная задница!», вы можете продержаться на точке подольше.

Кого я убиваю? Снайперов и туррели (поставив купол перед ними и долго выжаривая их пушкой либо поставив его на туррель, чтобы выключить ее на время, пока вы убиваете ее хозяина вне купола). Саппортов, сваливаясь в задние ряды противника и гоняя хилых персонажей по карте. Всех, кто не успевает убежать, когда включаешь ульту. Трейсер и Гэнджи, которые полагаются больше на мобильность, чем на объем здоровья, Тесле не нужно прицеливаться, а догнать их горилла может своим прыжком.

Кого я боюсь? Всех хороших дамагеров (Маккри, Фарра, Жнец), а также Райнхардта, так как все его атаки игнорируют защитные купола. Впрочем, пушка Тесла тоже игнорирует щит Райнхардта, но урон у рыцаря все равно выше – 75 за удар, по замаху в секунду.

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 15

Overwatch ценен тем, что за каждого героя (даже героев одного класса, а особенно – саппортов) здесь играется по-разному. «Мейнить» одного персонажа здесь нет никакого толка, если он не подходит под текущий состав команд и задачу, вы окажете всем медвежью услугу. Героев нужно осваивать всех хотя бы понемногу, в том числе и для того, чтоб лучше против них играть, получив представление о том, как работают их способности

Во-вторых, даже любимые герои со временем надоедают, но всегда есть другие, которых вы еще не пробовали или готовы открывать с новой стороны. Поначалу я, где это позволял состав команды и карта, всегда брал Фарру, затем перешел на Мэй, затем – на Крысавчика и теперь вот обмазываюсь Дзенъяттой. Когда того требует ситуация, переключаясь, естественно, на Райнхрдта, Лусио, Симметру или Гэндзи. И я спокоен, потому что знаю – когда мне надоест и буддистский омник, я всегда смогу взяться за изучение Зари и Трейсер, попытаться научиться нормально играть за Гэндзи и Хандзо или попробовать, наконец, Вдову, Солдата, Жнеца или Маккри (пока я ими брезгую, как и Бастионом с Торбьорном).

Почему я люблю Фарру, Мэй, Райнхардта, Уинстона и Ангела - фото 16

Несмотря на все задротство 80-го уровня (всю мою текущую статистику по персонажу можно смотреть здесь) никаким убер-нагибателем это меня не сделало. Возраст и севшие рефлексы, привычка ломиться вперед – все это держит мой винрейт едва над водой пятидесяти процентов. Прелесть Overwatch в том, что это, хоть и злит, не отвращает от игры. Даже осознавая собственную убогость, ты можешь играть и побеждать, играть и получать огромное удовольствие. Именно поэтому на этом сайте у творения Blizzard 10 баллов. Потому что это воронка, которая затягивает с головой.

Читай нас