Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
18 марта на российские экраны выйдет «Никто» (Nobody) Ильи Найшуллера. В связи с этим нам удалось пообщаться с продюсером фильма Келли Маккормик — продакшн-менеджером Дэвида Литча, помимо «Никто» работавшей над «Дэдпулом 2», «Взрывной блондинкой» и «Хоббсом и Шоу». Поговорили про то, как у фильма появился российский режиссер и какой вклад Илья внес в отображение русской мафии — а также о том, увидим ли мы когда-нибудь кроссовер Джона Уика с Блондинкой.
18 марта на российские экраны выйдет «Никто» (Nobody) Ильи Найшуллера. В связи с этим нам удалось пообщаться с продюсером фильма Келли Маккормик — продакшн-менеджером Дэвида Литча, помимо «Никто» работавшей над «Дэдпулом 2», «Взрывной блондинкой» и «Хоббсом и Шоу». Поговорили про то, как у фильма появился российский режиссер и какой вклад Илья внес в отображение русской мафии — а также о том, увидим ли мы когда-нибудь кроссовер Джона Уика с Блондинкой.

О приходе Ильи Найшуллера

— Когда я летом общался с Ильей Найшуллером, он называл три критерия, по которым его устроил сценарий «Никто». Это должен был быть экшен-фильм, с комедийным актером в главной роли и чтобы боевые сцены делала группа 87Eleven. Как это выглядело с вашей стороны? Как у «Никто» появился русский режиссер?

— Наша продюсерская компания, 87North (бывш. 87Eleven — ред.), — это экшен-брэнд. Так что мы всегда ищем проекты с сильной экшен-составляющей. Но у фильма также должен быть сильный персонаж, обеспечивающий ему драйв. Таким образом и экшен получается лучше, и общие переживания у зрителя более сильные.

Так что когда Боб Оденкерк пришел к нам с этой идеей, нас сразу заинтересовало то, что он — комедиант, у него нет настоящих ролей в боевиках, хотя в некоторых его сериалах экшен есть. Мы увидели возможность создать новый тип героя, которого не было в наших прошлых фильмах.

Что касается Ильи, то мы его большие фанаты еще по Biting Elbows. Он делает очень смелые вещи в разных медиа, в основном, конечно, в России. Так что мы подумали, что для нас это будет интересный выбор.

— Были ли сомнения по поводу того, что до «Никто» Илья не снимал кино от третьего лица — только от первого?

— Да, «Хардкор» был снят от первого, но это такой смелый выбор… Это, наверное, и привело к тому, что мы взяли его на эту работу. Сама идея, что он решил сделать свой первый нарративный проект от первого лица. Это то, что нам было нужно в режиссере — и то, что искал в режиссере Боб.

Ну, а когда Илья пришел к нам со своими идеями, которые улучшили все те идеи, что у нас уже были — тут уж нельзя было отрицать, что лучше никто с этим делом не справится. Было забавно показать ему разницу между российским и американским студийным кинопроизводством, с которым он раньше не был знаком.

«Когда пришел Илья, мы поняли, что снимать надо про русских». Интервью с продюсером «Никто» - фото 1

Илья Найшуллер с Келли Маккормик на съемках «Никто».

О сценарии

— Сценарий писался специально под Боба Оденкерка?

— Да, это была его идея. Она основана на кое-каких событиях его собственной жизни. Он хотел, чтобы сценарий написал именно Дерек Колстад, мы позаботились о том, чтобы так все и было. Мы ему показали драфт сценария, который нас полностью устраивал, и потом уже мы привели в проект Илью.

— Какие детали Илья сам включил в сценарий? Меня очень впечатлило то, как в «Никто» изображены русские бандиты…

— Мы хотели поменять плохих парней на что-нибудь другое вместо русской мафии. Они же общее место в американских боевиках. Мы думали, что злодеи другой национальности помогут проекту выделиться. В самой истории Боба этническое происхождение негодяев вообще не имело значения.

Но когда Илья подписал с нами контракт, мы поняли, что снимать надо именно про русских. И их надо показать так аутентично, насколько это вообще возможно. Это и для Ильи было важно.

Это была для него большая ответственность — показать русских бандитов максимально реалистично, но в то же время не нарушить ожидания американских зрителей. Их играют ваши соотечественники, конечно, но помогают и все те режиссерские решения, которые Илья принял для их отображения.

Алексей Серебряков тоже был прекрасен — мы решили сделать главаря артистичным, и тут уже Алексей постарался с танцами и песней. Феноменальная находка для фильма.

— В сюжете фильме есть определенные несуразности — cкажем, решение главного злодея захватить мистера Никто живым после того, как он узнал о его прошлом в спецслужбах. Вы считаете подобное сюжетными дырами или просто частью жанра «экшен»?

— Сюжетные дыры есть в любом фильме, так что задача кинематографистов — сделать картину настолько развлекательной, чтобы на них не обращали внимания. Лично я считаю, что Илья с этой задачей справился блестяще. В фильме даже месседж имеется — что надо отдавать себя семье, но при этом не терять сущности того, кто ты есть.

«Когда пришел Илья, мы поняли, что снимать надо про русских». Интервью с продюсером «Никто» - фото 2

Илья Найшуллер с Бобом Оденкерком на съемках главной боевой сцены.

Об экшене

— Вас впечатлило то, как Илья ставит экшен-сцены — до того, как вы увидели конечный результат на экране?

— 87North cобрала команду каскадеров — в наших картинах всегда работают наши доморощенные команды. Они поработали с Ильей над тем, что экшен был уникален именно для этой картины. При этом они старались подчеркнуть сильные качества Боба как бойца-рукопашника — в каждой сцене.

— Какая боевая сцена в фильме вам нравится больше всего?

— Конечно же, сцена в автобусе! Но и остальные драки и перестрелки меня впечатлили — особенно для такого бюджетного фильма.

— Вы сами поклонница экшен-фильмов?

— Да, в том смысле, что я — менеджер Дэвида Литча и Чада Стахелски вот уже почти 20 лет, да и моя компания специализируется на экшене. Но и помимо этого я считаю, что экшен позволяет серьезной разговаривать о вещах, которые без него были бы мелодрамой. Он выделяет сильные стороны и слабости героев, создает дополнительный уровень напряжения и отдушину, в которую физически выплескиваются эмоциональные переживания персонажей. Также я считаю, что экшен — это международный язык в отличие от комедии и драмы, которые очень сильно привязаны к своим культурам.

Взять первую боевую сцену с Кристофером Ллойдом в нашем фильме — там вообще ни слова не говорится, а все понятно через действия героев.

— Как Ллойд заинтересовался сценарием фильма, и было ли переписана эта роль под этого актера?

— Мы взяли актеров уже почти на все роли, когда возник вопрос, кто будет играть отца Боба. Идея пригласить Кристофера появилась у Боба, и мы все такие: «О, он так давно ни в чем не снимался!» И через неделю он уже был на борту.

Роль под Кристофера мы не расширяли, но мы постарались дать ему как можно больше бэкграунда. Что это персонаж, похожий на героя Боба, что он в похожей ситуации — тоже скрывает то, кто он есть на самом деле.

О «Джоне Уике» и сиквеле «Взрывной блондинки»

— Увидим ли мы когда-нибудь кроссовер «Джона Уика» и «Взрывной блондинки»?

— Наверное, нет. Но Джон Уик продолжает драть задницы на экранах — четвертую часть будут снимать в этом году. А что касается «Блондинки», то мы работаем над сценарием Atomic Blonde 2.

Оба героя живы, так что надежда есть.

Читай нас