Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Читай нас
Легендарные моменты истории зомби-муви, сильные экшн-сцены и культовые образы — только часть того, за что мы любим творчество Пола У. С. Андерсона. Вместе с Миллой Йовович режиссер воплотил на экране Resident Evil — одну из самых популярных франшиз по видеоиграм. «Канобу» побывал на круглом столе с творческим дуэтом накануне выхода их нового фильма «Охотник на монстров»  (Monster Hunter). И узнал о том, что вдохновило Андерсона в популярной японской игре, как в фильм попала нерскилла и почему Артемис — это полная противоположность Элис.
Легендарные моменты истории зомби-муви, сильные экшн-сцены и культовые образы — только часть того, за что мы любим творчество Пола У. С. Андерсона. Вместе с Миллой Йовович режиссер воплотил на экране Resident Evil — одну из самых популярных франшиз по видеоиграм. «Канобу» побывал на круглом столе с творческим дуэтом накануне выхода их нового фильма «Охотник на монстров» (Monster Hunter). И узнал о том, что вдохновило Андерсона в популярной японской игре, как в фильм попала нерскилла и почему Артемис — это полная противоположность Элис.

— Пол, почему вы решили адаптировать именно эту игру, что вас в ней привлекло?

Пол У.С. Андерсон: Я впервые сыграл в Monster Hunter 12 лет назад в Японии, тогда это был исключительно японский феномен. С того времени игра стала намного более известной. Меня поразил этот фантастический мир, эпичные ландшафты и потрясающий дизайн существ, они с самого начала показались мне очень кинематографичными. А я большой фанат произведений, построенных вокруг существ – «Кинг-Конга», «Годзиллы», «Мира» и «Парка юрского периода». Как выглядит Кинг-Конг, зрители уже знают, но здесь был целый ряд потрясающих, совершенно новых созданий.

В этой игре меня больше всего привлек визуальный стиль и проработанность мира. Я захотел раствориться в нем и подумал, что зрители захотят тоже – сбежать из реальности и открыть для себя новую.

В каждой из трех игр, которые я адаптировал, я искал разное. С Mortal Kombat я хотел создать большой «боевой» фильм. К «Обители зла» меня подтолкнула любовь к стилю фильмов, на которые похожа игра: в них заметно влияние творчества Карпентера и Ромеро. А в «Охотнике на монстров» меня привлекли именно потрясающие существа.

— Как фильм сможет угодить и самым требовательным фанатам игры, и широкому зрителю, видящему этот мир впервые?

П. А.: Monster Hunter интересна тем, что вы играете не каким-то сложившимся героем; вы создаете своего персонажа и каждый раз играете новым. Так мы и сделали – создали нового персонажа, героиню Миллы, которая попадает в мир [игры], равно как с вами случается в игре. И она становится неким аватаром для аудитории, кем-то, кому можно сочувствовать.

Если вы ничего не знаете о Monster Hunter – это нормально, главная героиня не знает тоже. Она видит все впервые и чувствует такое же удивление по поводу мира, который исследует.

В то же время мир фильма – на 100% мир из игры. Я плотно работал с создателями игры, руководителем проекта Канамэ Фудзиокой и продюсером Редзо Цудзимото, чтобы повторить все в точности, воспроизвести дизайн монстров вплоть до когтей на лапах, их звуков, движений. Ну, а если вы не в теме – фильм просто выглядит чертовски круто.

Интервью с Полом Андерсоном и Миллой Йовович об «Охотнике на монстров» - фото 1

— Как вы подошли к «Охотнику на монстров» с точки зрения сюжета, истории? Ведь в основе игры лежат не сюжетные события, а именно механика охоты на существ.

П. А.: Многих второстепенных героев мы взяли из последней части игры, Monster Hunter: World, в том числе персонажа Тони Джа («Охотника»). Кроме того, я взял из нее много тем и мифологии. Игра имеет несколько основных идей, наподобие «чтобы убить монстра, понадобится монстр» — фраза, которая звучит в самом фильме. В ней нужно убить одно существо, чтобы смастерить новое оружие и броню и побороть следующее.

Я создавал историю с точки зрения человека, который впервые играет в Monster Hunter, только знакомится с миром. Я хотел, чтобы фильм отражал шок, удивление и восхищение от игры. Этот процесс занял много времени, поэтому я так долго работал над картиной.

— Как вы выбирали, какие именно монстры попадут в фильм?

П. А.: Во-первых, я выбирал из абсолютных «любимчиков» аудитории. Например, раффало появлялись на каждой обложке игры, были чем-то вроде рок-звезд. И, конечно, я спрашивал у сотрудников Capcom и создателей игры, кто им нравился больше всего.

Кроме того, я выбирал из своих любимых существ. Так в кино попала нерскилла из первых игр – мне она показалась настолько жуткой, что прекрасно сыграла в фильме. С остальными я ориентировался на то, какое существо поможет разнообразить экшн. Боевые сцены не могут быть абсолютно одинаковыми, они должны наращивать напряжение к финальной битве.

— Сложно ли справиться с таким разнообразием монстров, с учетом того, что все они созданы с помощью CGI?

Милла Йовович: Мне повезло, что за плечами было много опыта подобной работы. Это началось еще с «Пятого элемента». Я научилась визуализировать существ, которых нет на самом деле.

Но в съемках с Полом прекрасно то, в каких огромных, красивых, инопланетно выглядящих локациях они проходили. Мы столкнулись со множеством препятствий, в которых надо было выживать — в том числе с погодными условиями, с песчаными бурями.

Кроме того, Пол использовал специальные песчаные пушки. Действие фильма по большей части происходит в пустыне, и когда на нас «нападали» диаблос, съемочная команда засыпала нас тоннами песка, сбивала с ног. Было реальное ощущение, что монстр пробегает мимо и вот-вот на тебя наступит.

— Долго ли пришлось уговаривать Миллу на участие в фильме, и были ли какие-то альтернативные кандидаты на роль Артемис?

П.А.: Я много лет работал над сценарием и написал несколько версий. Милла всегда в нем присутствовала, но поначалу не была главной героиней. Но ее персонаж становился все больше и важнее, пока в итоге не вышел на первый план.

Интервью с Полом Андерсоном и Миллой Йовович об «Охотнике на монстров» - фото 2

М.Й.: Знаете, для меня этот фильм стал особенным – мне довелось сыграть рейнджера армии США. Я очень серьезно к этому отнеслась, поскольку у меня в роду много военных, и со стороны матери, и со стороны отца. Мне удалось поговорить с реальной женщиной-рейнджером, хорошенько ее расспросить.

Я начала тренироваться за семь месяцев до начала съемок. Хотела сама почувствовать себя солдатом – рано вставала, занималась каждый день. Я решила бросить себе вызов, чтобы прочувствовать хотя бы часть того, что чувствовала эта женщина.

В чем основная разница между Артемис и Элис («Обитель Зла»)? Героиня из «Охотника на монстров» выглядит гораздо более человечной, у нее много интересных деталей – например, татуировки.

М.Й.: Артемис – реальный человек, я придумывала ее во многом похожей на ту самую женщину-рейнджера. Я подружилась с ней и много слушала о том, что помогло ей пережить суровые тренировки и оказаться там, где она оказалась сейчас.

Даже татуировки были реальными татуировками, которые делают себе военные этого подразделения. В частности, моя хорошая подруга, художница Мишель Чейн, создала для меня специальный эскиз с девушкой в космосе, с мечом.

Для меня Артемис — тоже своего рода космическая путешественница, передвигающаяся между мирами. Она тоже опускает свой пистолет и берет в руки меч.

Интервью с Полом Андерсоном и Миллой Йовович об «Охотнике на монстров» - фото 3

Фото со съемок «Охотника на монстров». Артемис и ее отряд

В целом, женщины-рейнджеры похожи на супергероев в реальной жизни. Но также это люди, которых вы знаете, они понятны и близки. В то время как Элис была культовым персонажем, но, скорее, антигероем. Она определенно была менее человечной. А Артемис — потрясающая, но все-таки обычная женщина.

— Милла, оглядываясь на свою карьеру, какому фильму вы хотели бы дать шанс на продолжение?

М.Й.: Мне всегда казалось, что «Пятый элемент» заслуживает сиквела. Это был такой веселый и революционный фильм для того времени, и мне жаль, что мы не увидели больше приключений Лилу.

Читай нас