Канобу — фильмы, сериалы, игры и другие современные развлечения
Комментатор Dota 2 Дария «Eiritel» Морозова — одна из немногих девушек в киберспорте, которая успешно совмещает обучение в престижном ВУЗе с работой комментатора. В интервью «Канобу» она рассказала, как заболела компьютерными играми и стала комментатором.
Комментатор Dota 2 Дария «Eiritel» Морозова — одна из немногих девушек в киберспорте, которая успешно совмещает обучение в престижном ВУЗе с работой комментатора. В интервью «Канобу» она рассказала, как заболела компьютерными играми и стала комментатором.
Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Расскажи, как получается совмещать обучение в университете. И почему МГУ?

— Если говорить конкретно про ВУЗ, то у меня такая мечта — поступить на журфак МГУ — появилась в 8 классе. Я была ребенком, я много читала, и мне казалось, что я хорошо пишу. Просто потому что люди, окружавшие меня, говорили, что я хорошо пишу сочинения, не более того. И я решила, что вырасту и стану писателем. Также еще подумала и осознала, что писательством я могу не заработать, мол, вдруг не придумаю книгу в нужный момент, или придумаю, но она не продастся. И тогда решила, что подрабатывать буду журналистикой и писать книги параллельно. Начала рассчитывать примерную стоимость обучения, если не получится поступить на бюджет. Помню, считала, на сколько семестров мне хватит денег с продажи одной почки. И так особо не задумывалась об этом вплоть до 11 класса. В 11 классе уже документы нужно было в ВУЗ подавать, определиться с конкретными местами, потому что абитуриенты могут подать документы только в 5 университетов. И тогда я уже начала посматривать на другие ВУЗы, но все равно стремилась больше к поступлению в МГУ. При выборе факультета журналистики для меня имело значение, откуда появился этот журфак. Двумя-тремя лучшими журфаками в Москве считаются журфак МГУ, журфак Высшей школы экономики и МГИМО. В МГИМО, ясное дело, журфак связан с международными отношениями, в ВШЭ сам факультет появился, отпочковавшись от факультета политологии, а в МГУ — отделившись от факультета филологии. И мне, как человеку, далекому от любой политики, хотелось больше углубиться в филологию, поэтому я решила, что на журфаке МГУ я остановлюсь. По поводу того, как совмещать, то нормально совмещается. Тут, конечно, приходится периодически бегать и разрываться между двумя разными вещами, но у меня нет ничего такого, что мне не простят в университете в случае того, что я там что-то пропущу или сдам не очень вовремя. Всегда можно договориться и досдать что-то, или пересдать.

— На каком сейчас ты курсе?

— На третьем.

— Обычно на третьем курсе не у всех есть работа. Зачастую кто-то где-то имеет какую-то практику и подрабатывает, но не более того. У тебя в этом плане все отлично. Ты мало того что работаешь, у тебя уже постоянно берут интервью, ты уже в кадре. Ты не просто там где-то пишешь или кофе носишь. Ты уже одно из лиц крупной компании. Как у тебя в этом плане? Голова не кружится? Ты считаешь себя круче своих сокурсников?

— Мои сокурсники тоже работают. А кто не работает, тот как-то стажируется. Тот, кто не хочет иметь какие-то проблемы с учебой, берет дистанционные стажировки. Что-что, а стажировок у нас много. Нам постоянно предлагают какие-то вакансии, места. Всегда можно что-то найти для себя — все на вкус и цвет, и на твои способности. Нам на нашем факультете всегда говорили, что с третьего курса стоит идти работать. А по поводу крупной компании — смысл от того, допустим, что я даю интервью, если его прочитает мало человек? Все зависит от места, где его опубликуют. А про работу… Работа — она и есть работа. Есть люди, которые в мои годы, в моем ВУЗе, на моем же факультете, имеют должность повыше моей, зарплату повыше моей, и хорошо себя чувствуют. Самое главное — комфорт, а все остальное не имеет значения. Тем более, у меня специфическое направление. Не сказать, что я популярна: нужно знать, что такое Dota 2 и смотреть турниры, чтобы знать о моем существовании.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Ты когда шла на журналистику — это был перевалочный пункт, чтобы стать писателем. Но в плане журналистской деятельности, ты кем хотела стать?

— Я плохо представляла себе, что такое журналистика. Во многом мои надежды обрушились: как оказалось, что вне политики, вне общественно-политических СМИ рабочих мест почти нет. Но я тогда очень серьезно думала о связывании себя с гейм-индустрией и комментаторство было одним из вариантов. Это внезапно пришло. Никогда не думала, что это станет моей работой. Это получилось случайно.

— А ты где-то до этого уже практиковалась в других СМИ?

— Да, конечно. Я стажировалась на РБК, я работала в «Аргументах и Фактах». Я помню, что одна моя статья оказалась в топ-3 по просмотрам редакции за месяц. За это мне полагалась премия, но премию мне не выплатили.

— Про что статья?

— Я уже не помню. Она была про то, как выбить наследство из умирающего родственника. Что-то в этом роде (смеется).

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Понятно, что интересует наше население.

— Да, популярность статей зависит зачастую не от того, насколько хороший ты автор, так как авторов большое количество, а безумно популярных — единицы, особенно в писательской деятельности. Поэтому многое зависит от темы материала.

— Чем тебе больше всего нравилось заниматься? Что ты делаешь сейчас?

— После того, как сдала ЕГЭ, то поняла, что больше ни одного сочинения в своей жизни не напишу, а статьи писать тем более не хочу. Собирать какую-то информацию — хорошо, делать какие-то фотографии и инфографики — тоже хорошо, говорить, сниматься — прекрасно, а писать — нет, спасибо, увольте.

— Чтобы прийти в киберспорт, надо любить игры. Как у тебя пришла любовь к играм?

— Как и у многих. Человек либо с детства играет, либо не интересуется этим совсем. Мы со старшим братом постоянно играли вместе. Помню, он уговаривал моих родителей, чтобы нам всем вместе сделали совместный подарок — PlayStation 2. Мы играли, нам нравилось. До этого я тоже играла, только все мои приставки были у соседки, с которой я и водилась. И SEGA, и Dendy у нее были, и PlayStation 1. Как раз PS 2 была моей первой собственной приставкой. С тех пор именно по консольному пути мое развитие любви к играм и шло. Компьютер у меня был доисторический, это тоже поспособствовало. На нем не тянулось ничего, кроме какого-нибудь доисторического Counter-Strike. Там и в варкрафт третий поигрывали, и дедушка у меня был задрот в этом отношении. Он и в WarCraft III играл, и в World of Warcraft после этого начал играть, и до сих пор продолжает, но не так сильно.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Как в этой истории возникла Dota?

— Друзья звали — очень долго звали. Рассказали, что это такое. Мол, как можно не играть сейчас в эту игру. Но я долго отнекивалась, потому что я азартный человек, и с какой игрой бы я не связывалась, проводила за ней столько времени, сколько нужно для полного ее прохождения. Допустим, в игре геймплея на 36 часов. Я могла эти 36 часов практически без перерыва сидеть, пройти игру и успокоиться, пойти заниматься своими делами. И это касалось любой игры, которая меня затягивала. А меня очень многие игры из тех, в которые я играла, затягивали. Dota же бесконечная. Я прекрасно в этом отдавала себе отчет, поэтому и с WoW старалась не связываться всерьез.

У дедушки был нормальный комп, а у меня был такой ноутбук, который тянул WoW на 1 FPS . Я пыталась начать, но у меня даже персонажа не получалось создать, окно с персонажем провисало (смеется). Поэтому с этой игрой не сложилось, а с «дотой», как ни странно, таким проблем не наблюдалось.

Когда сыграла первую игру в Dota, то не понимала, что происходит. Давалось мне это нелегко. После первой игры забросила. Потом уже спустя несколько месяцев решила начать серьезно играть, чтобы понять и разобраться, что там в конце концов происходит. Обучение проходила, играла дальше сама и разбиралась в этом и лично, и с помощью друзей. В итоге меня затянуло, и я начала играть без перерыва, забила на учебу, и только к 11 классу где-то очнулась. То есть, где-то года два я играла без перерыва. При этом рейтинг я не играла, с друзьями тоже далеко не всегда играла. Меня интересовала не competitive-часть, а сама игра.

— В какой момент решила перевести «Доту» в профессиональную сферу деятельности?

— В 11 классе у меня был парень, который учился в медицинском, потом спустя год он оттуда отчислился и сказал, что хочет быть не врачом, а комментатором «Доты». К сожалению, через пару месяцев его забрали в армию. До армии он комментировал amatour-турниры на «Старладдере», которых на платформе бесконечно много. Садись и комментируй в любое удобное для себя время. Глядя на него, я захотела тоже попробовать. Когда он ушел, то отдал мне свой микрофон, я села и начала комментировать. Начинала с тех же amatour-турниров и даже не думала, что из этого может что-то выйти. Просто мне было интересно попробовать.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Как ты готовишься к матчам?

— Здесь все зависит от матча и от количества времени, которым я располагаю. Первым делом узнаю о самом турнире — где проходит, когда проходит, какой призовой. Самое главное почитать актуальные патчи. Также имеет большое значение история игроков. Если ты видишь незнакомого для себя игрока (например, микс собрался, четыре игрока всем известны, а одного ты не знаешь), ты должен выяснить, где он играл и какие достижения имеет. Что касается физической подготовки, то я лично для себя нашла отличный способ для разогрева — чтение текстов с пробкой во рту, зажатой между зубов.

— Ты ходила на какие-то курсы или посмотрела это в интернете?

— Когда я только пришла в студию, здесь был репетитор. Со мной занимался этот репетитор, и все методы, которыми я пользуюсь на данный момент, взяты от этого репетитора, потому что они самые эффективные из всех, что мне приходилось использовать. Но на данный момент у меня большая часть подготовки скорее университетская, потому что у меня там спецкурсы, выборные занятия, я их всех именно на речь себе выбрала.

— В Dota 2 не самое простое комьюнити. И новых, и старых комментаторов хейтят, но ты обратный пример. Как тебе удалось влюбить в себя большую часть комьюнити?

— Это субъективно. Я, например, не считаю, что меня быстро и крепко полюбили (смеется).

— По крайней мере, в сравнении с другими девушками-комментаторами.

— В принципе, внезапно появившихся новых людей, на удивление, начали хорошо встречать. Допустим, яркий пример — это Olsior. Он появился, появился качественно, и его люди любят. Сейчас он пока на волне, когда его все любят. Я не видела негатива в его сторону в стиле «умри, пожалуйста, и никогда не появляйся в “Доте”». Есть какие-то консерваторы, которые говорят, что «лолерам» в «Доте» не место, но ясное дело, что это не аргумент и не позиция, это черт-те что. У меня такого не было. Все равно противоречивые вещи были, все равно кому-то голос мой не нравился, кому-то внешность. Так оно и продолжается. Сейчас я нигде особо не выступаю крупно, поэтому обо мне и не говорят.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— То есть, ты не считаешь, что тебя встретили чуть лучше, чем других?

— Может чуть лучше, но не так прям сильно, чтобы выделяться. Может я просто много плохого замечаю.

— И много плохого?

— Когда мне что-то хорошее пишут, то я, как правило, не то, что мимо ушей пропускаю, но могу не обратить на это большого внимания. А вот когда что-то плохое пишут, то я сильно расстраиваюсь. Начинаю думать, как это исправить. Если по пропорции смотреть, то плохого лично почти не пишут.

— А много ли тебе пишут в социальных сетях? Допустим, во время матча?

— Это все зависит от матча. Если какие-нибудь хорошие матчи, например, СНГ-квалификаций, то мне пишут до сотни комментариев за рабочий день. Если матч каких-нибудь китайских квалификаций, которые проходят утром, то могут с десяток сообщений написать. Во время дня рождения мне написали около тысячи сообщений, потом я их очень долго разгребала. В инстаграме мне пишут постоянно.

— А если не брать матчи, то как часто тебе пишут — типа, го в Dota 2 или познакомимся?

— На данный момент могу даже пересчитать такие. Из 20 сообщений мне написали 5 таких сообщений. Тут все зависит от того, что произошло. Если матч был, то люди скорее пишут про матч, и как я на нем отработала. Если ничего не происходит, то могут написать что угодно.

— Как ты к этому относишься?

— На такие сообщения я просто не отвечаю. Если человек продолжает еще что-то написывать, то я его просто в бан кидаю. В 16 лет я бы написала — извини, занята. В 14 лет так и вовсе бы, наверное, пообщалась с таким человеком, прежде чем все это дело забросить. А здесь меня вообще это не интересует. Я явно афиширую, что отношения у меня есть, и что общение с такими личностями мне не нужно.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Чем занимаешься помимо «Доты»?

— Знаете, почему-то в каждом интервью у меня спрашивают вопрос на мотив, как ты успеваешь, как ты совмещаешь… Боже мой, как у тебя это получается, а дальше, чем ты занимаешься помимо «Доты».

— Ладно, помимо учебы?

— Да ничем особо не занимаюсь. Учеба у меня все время занимает. У меня безумно много литературы. Я стараюсь побольше читать. Чаще всего, когда я нигде не гуляю, когда я не работаю и не нахожусь на учебе, то я сижу дома и читаю.

— Последние три книги, которые теперь прям сильно зашли?

— Думаю, что Гюго «Отверженные» — последнее, что мне понравилось. Еще мне понравились «Братья Карамазовы» и «Хроники Амбера».

— Не можем не спросить про сексизм и киберспорт. Каково быть девушкой в преимущественно мужской среде?

— Нормально. Вполне (смеется).

— То есть, в профессиональном плане это никак не сказывается?

— Никак. Абсолютно. Вообще ничего не меняется.

Меня ставят на те же дерьмо-матчи, если много дерьмо-матчей, и меня ставят на те же хорошие матчи, если много хороших матчей. Все разделяется абсолютно поровну и абсолютно справедливо, и во многом связано с моей квалификацией, а не с тем, кем я являюсь, потому что есть комментаторы моего уровня, есть комментаторы Tier-1 уровня и, соответственно, наши приоритеты по постановке на матчи отличаются.

То есть, на гранд-финал поставят не меня, а поставят, допустим, Maelstorm, и это будет вполне справедливо, все поймут и будет все нормально. И здесь никакого сексизма в этом нет. В последнее время периодически вижу какие-то доводы от медийных лиц и от людей, которые послушали этих медийных лиц — мол, научно доказано, что женщин неприятно слушать. На самом деле это одно очень сильно передернутое научно-популярное исследование, поэтому оно так и обсуждалось. Оно заключалось вообще не в этом. Оно о том, что девушка лучше воспринимает высокие частоты (в плане, что лучше их слышит, а не что они ей больше нравятся, чем мужчинам) и это связано именно с природной необходимостью услышать плач ребенка, даже если он где-то далеко. Это все, что доказывает это исследование.

— И как это выведено?

— Не знаю, как это выведено. Если бы это было не научно доказано, то не было бы ни одной женщины-диджея. Хотя есть безумно много популярных примеров и за рубежом, и в России. Можно привести в качестве примера ту же Тутту Ларсен из Радио Маяк. Она работает уже долгие годы и прекрасно себя чувствует. А комментирование? В комментировании, к сожалению, исторически не сложилось. Это в большом спорте. А киберспорт более молодой, здесь можно ворваться кому угодно и когда угодно. В футбол так просто комментатором не ворвешься, а здесь, по сути, ты можешь сам на себя работать, на своем твич-канале, и за счет этого стать известным. Немало комментаторов начинали свой путь с пиратства турниров, или просто были раньше стримерами. Таких немало примеров. То есть, ты сам себе имя создаешь, а после этого имя уже работает на тебя. Или наоборот — сегодня ты никто, а вчера ты был популярным комментатором и комментировал крупные турниры.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— Почему в Dota 2 так мало девушек, играющих на высоком уровне?

— Я могу сказать только за себя. Когда я играла сутками напролет, я не могу понять, зачем я играла. Я катала пабы и ни одного рейтингового матча за два года не сыграла. Я сидела одна и играла эти бессмысленные пабы. Мне нравился геймплей, мне нравилась сама игра. И у меня никогда не было мысли пойти в киберспорт. Меня он просто не интересовал в то время под таким углом.

— Ты психуешь, когда играешь?

— Нет. Я не понимаю тех своих друзей, которые психуют. Они далеки от звания киберспортсменов, не пытаются к ним прорваться, но все равно дико нервные в игре. И именно такой психоз, мужской, мне встречался часто, но и женский психоз мне встречался не реже.

— Если бы тебе предложили выбрать, идти на интервью к Познеру или Дудю, то кого бы ты выбрала?

— Наверное, Познера. Я не хочу, чтобы меня спрашивали про предпочитаемую длину членов и мою зарплату.

— А вообще твой любимый журналист это кто?

— Андрей Колесников. Автор из Коммерсанта. Он мне безумно нравится. Он один из пишущих журналистов, которого знают все. Это тот человек, который сделал себе имя не на пустом месте, и тот человек, у которого есть стиль. Колесников — репортер от бога. Он пишет то, что видит и никакой своей политической оценки, своего мнения не вкладывает. За это я его и ценю как журналиста.

Eiritel: «Когда мне пишут что-то плохое, то я сильно расстраиваюсь»

— А любимый комментатор, на которого ты равняешься?

— Думаю, что TobiWan. И по эмоциональности, и по уровню его подготовки, потому что он много рассказывал, как он готовится к матчам, давал советы другим. Например, он однажды дал совет: чтобы разогреться перед матчем, не заниматься артикуляцией, а просматривать реплеи в ускоренном режиме. И я поняла потом, что это очень важный совет, потому что ты страдаешь не от того, что у тебя оговорки какие-то в начале, а от того, что ты тормозишь на этих начальных моментах и тебе нужно хотя бы минут двадцать от первой игры, чтобы разогреться и дальше нормально на эти события реагировать. И я от него немало полезных советов узнала, я очень слежу за тем, что он сейчас делает и наслаждаюсь его комментированием.

— Игра, которую бы ты никогда не стала комментировать?

— Rainbow Six. Она мне просто не нравится.

— Что сложнее — выучить английский язык в совершенстве или понять язык «Доты»?

— Наверное, одинаково. Зависит от того, насколько совершенно. Если совсем совершенно, то скорее выучить английский язык. И то, и другое вполне реально сделать за год плотной работы. Говорю по себе, как человек, который не знал английский и за год его выучил. Настолько, чтобы сдать ЕГЭ на 94 балла. Но дело не в баллах, а в том, что после этого сдавала квалификационный экзамен и сдала его почти на С1. С1 — это, по сути, совершенный уровень, так как С2 — это совершенный и профессиональный уровень. В «Доту» училась играть гораздо меньше, хотя в ней, как и в английском, предела совершенству при изучении нет.

Eiritel в программе «Изи Катка»